Пожар 1666 года в лондоне: Великий лондонский пожар — Википедия

Великий лондонский пожар – Статьи

В 60-х годах XVII века лондонцы натерпелись порядочно невзгод: сначала эпидемия бубонной чумы 1665 года, выкосившая примерно четверть населения столицы, а затем — Великий пожар, число жертв которого до сих пор не известно. Многие источники, особенно свидетельства современников, утверждают, что погибших в пожаре можно было пересчитать по пальцам одной руки, максимум — двух. Однако позднейшие исследования ставят эту цифру под сомнение: на самом деле, жертв могло быть гораздо больше, то есть речь идет о десятках сотнях и тысячах. В своих домах сгорели те, кто не смог выбраться наружу и не получил помощи — в основном, немощные больные и старики. В то же время, мы точно знаем, сколько именно строений пострадало в ходе пожара: 13 тысяч домов, 87 церквей, в числе которых и Собор Святого Павла, 44 представительства лондонских торговых ассоциаций и три пары городских ворот.

Официально считается, что пожар продолжался на протяжении 4-х дней, однако по факту с его отголосками пришлось бороться еще несколько месяцев — подвалы отдельных зданий полыхали аж до ноября 1666 года. Бедствие началось ночью 2 сентября с пекарни Томаса Фарринера, которая располагалась на Паддинг-лейн (территория Сити), недалеко от Лондонского моста. Сити считался районом торговцев и ремесленников, это был весьма густонаселенный участок, от которого аристократия старалась держаться подальше. Деловой район, сердце городской торговли, был окружен трущобами, где проживали бедняки и представители низших слоев населения. Большинство домов на этом участке земли были деревянными, а при строительстве использовались дешевые горючие материалы вроде соломы, дегтя, смолы, пеньки и льна. Правительство не раз пыталось запретить строить жилища с применением легко возгораемых субстанций, но указ особого успеха и не возымел.

Пожары в Сити случались и раньше, однако же масштаб был куда менее разрушительным. Причинами столь быстрого распространения огня стали ветер и устройство улочек Сити, спроектированных по средневековому образцу. Расстояние между противоположными домами на одной улице было настолько мало, что там порой не могли разойтись и две телеги. «Пробки» были частым явлением в Сити, порой они образовывались в результате напряженного людского трафика, не говоря уже о транспорте. Огонь перекидывался от здания к зданию — учитывая тесноту постройки и силу ветра, пожар распространялся с невиданной скоростью. Казалось бы, близость Темзы должны была спасти положение, однако пробраться к берегу было не так-то просто из-за очень плотного потока людей и телег, в которых жители Сити везли пожитки, спасаясь от бедствия. Положение усугублялось еще и благодаря наличию большого числа мастерских кузнецов и металлолитейщиков — искры из цехов только помогали пожару разгораться.

п1.jpg

Территория, охваченная пожаром. (thames.me.uk)

Лорд-мэр Лондона Томас Бладворт, разбуженный в ночь начала пожара, не сразу оценил масштаб катастрофы. Говорят, его первыми словами было: «Тьфу! Даже баба сможет потушить этот огонь помочившись». Дальнейшие попытки бороться с бедствием показали несостоятельность не только самого мэра, но и устройства противопожарной безопасности города (которая находилась практически на нуле). Против пожарных сыграло также и очень сухое лето 1666 года.

От Паддинг-лейн огонь начал распространяться на запад, и вскоре вышел из-под контроля. Стало понятно, что потушить пламя ведрами не удастся. Одним из самых эффективных методов борьбы с огнем в то время было намеренное разрушение зданий на пути пожара, однако Бладворт решил не отдавать указ о сносе домов. Лорд-мэр либо не смог оценить размах происшествия, либо же руководствовался мотивами политической безопасности: еще со времен Гражданской войны Сити считался беспокойным районом, пристанищем республиканцев, воюющих против Карла I. Теперь же на троне сидел его сын, Карл II, однако уроки казненного отца еще были свежи в памяти монарха и его подчиненных. Тем не менее, когда стало совершенно очевидно, что радикальные меры просто необходимы, в дело вмешался сам король: Карл отдал приказ сносить здания на пути огня.

п2.jpg

Гравюра XVII века. (specialcollections-blog.lib.cam.ac.uk)

Днем в воскресенье, 2 сентября, свидетели катастрофы, наблюдавшие за развитием событий с безопасного расстояния, увидели то, что один из мемуаристов описал как огненный смерч. Пламя образовало нечто вроде огромной дуги шириной с милю, и огонь поглотил сотни домов в мгновение. В городе царил хаос: с одной стороны, обезумевшая толпа, пытающаяся спасти себя и хоть какое-то имущество, пробирающаяся из Сити на Север и на Восток через узкие улицы или же на лодках по Темзе, с другой — растерянные власти, в числе которых лорд-мэр и сам король, беспомощно наблюдающие за буйством стихии. Движение людских масс также осложнялось из-за многочисленных зевак, специально прибывших в Лондон поглядеть на зрелище. Образовывались стихийные лагеря для тех, кто остался без крова: люди строили простейшие укрытия на открытых площадях, в полях и парках. Не удалось избежать и спекуляций — цена хлеба в окрестных с бедствием районах подскочила вдвое, а извозчики брали совершенно непомерную плату за свои услуги (около 4 тысяч фунтов на современные деньги).

К 4 сентября полыхала примерно половина Лондона. Король присоединился к пожарным отрядам и лично раздавал указы на месте и даже помогал таскать ведра с водой. Опасались, что пламя дойдет до пороховых подвалов Тауэра, и тогда город просто взлетит на воздух. Беженцы из Сити располагались с пожитками в церквях, однако позже оказалось, что и каменные здания не были безопасным убежищем. Горел гигантский собор Святого Павла, пламя, в итоге, уничтожило постройку. В народе пошли слухи, что виновниками пожара были иностранцы, французы или голландцы, с которыми Англия на тот момент вела войну, или же паписты. Некоторые очевидцы описывают нападения на ни в чем не повинных иностранцев, которых отлавливали на улице и избивали.

п3.jpg

Хайгетские поля во время Великого пожара. (images.fineartamerica.com)

Остановить пламя удалось только 5 сентября. Сработала схема подрыва и уничтожения зданий, да и ветер значительно ослаб. Тем не менее, в отдельных точках огонь все еще бушевал, а с его отголосками жителям Лондона пришлось бороться не один месяц. Ущерб от пожара в денежном эквиваленте составил от 5 до 7 миллионов фунтов.

Поиск виновников катастрофы не увенчался успехом — по делу о поджоге казнили слабоумного часовщика-француза по имени Юбер, который сознался в содеянном. Уже позже следствие выяснило, что Юбер прибыл в Лондон через 2 дня после начала пожара. Народная молва, тем не менее, обвиняла в произошедшем врагов государства в лице сторонников папской власти и, соответственно, союзников короля Карла II, а также вредителей из-за рубежа.

п4.jpg

Собор святого Павла в огне. (specialcollections-blog.lib.cam.ac.uk)

Пожар уничтожил практически весь город, и потому его пришлось отстраивать заново, однако дерево и горючие материалы больше не использовали, на смену им пришли камень и кирпич (при нарушении этой нормы здание просто сносили). Улицы стали шире, освободились подступы к Темзе на случай новых возгораний, было запрещено надстраивать верхние этажи таким образом, чтобы они нависали над нижними. Кроме того, Лондон стал одной из первых европейский столиц, где установили уличные пожарные гидранты.

Еще одним новшеством, появившимся после Великого пожара, стала страховка от огня. Николас Барбон в 1667 году учредил первую в Англии страховую компанию, которая специализировалась именно на защите от возгорания — всего через десять лет в Лондоне был застрахован каждый десятый дом. Некоторые исследователи полагают, что пожар стал в своем роде «очистительным» для английской столицы, так как уничтожил возможные остатки очагов заболевания чумы. Эпидемия действительно так никогда и не вернулась в город, однако неизвестно, заслуга ли это пожара, или же просто чума 1665 года была для Лондона последней массовой вспышкой.

Великий пожар в Лондоне 1666 года

На фото: Лондонский пожар 2—5 сентября 1666 года на картине неизвестного мастера.

Великий лондонский пожар 1666 года

Большой (Великий)

пожар в Лондоне (англ. Great Fire of London) — именование пожара, охватившего центральные районы Лондона с воскресенья, 2 сентября, по среду, 5 сентября, 1666 года.

Крупные пожары не были редкостью для истории Лондона XVII века, так же как и для других городов мира. Так, во время одного из таких бедствий в Москве сгорела деревянная церковь, стоявшая на месте современного храма Троицы в Никитниках. Бушевал огонь не только в «деревянной» России, но и в Европе. На западе Франции он уничтожил одну из главных жемчужин Бретани — замок Витре.

Самой знаменитой огненной катастрофой того времени считается Великий пожар в Лондоне, не унимавшийся на протяжении четырех дней: с 2 по 5 сентября 1666 года.

Какова причина Великого пожара в Лондоне 1666 года?

Начался Великий пожар в одной из пекарен Лондона, как говорят, из-за невнимательности служанки королевской пекарни на Паддинг-стрит.

Ходили слухи, что виной всему был поджог, устроенный кем-то из врагов Англии — французами или голландцами, — но доказательств в пользу такого предположения нет.

Великий пожар в Лондоне поначалу не слишком обеспокоил городские власти. К тому моменту как лорд-мэр Томас Бладворт распорядился принять меры к тушению пожара, было уже поздно.

Вопреки тогдашним правилам, окрестные с очагом возгорания постройки не разрушили. В результате огонь великого пожара с огромной скоростью распространялся по городу благодаря ветру. Лондон лишился 80 процентов жилого фонда, без крова остались 70 из 80 тысяч горожан. В огне пожара погибли 87 церквей, в том числе и кафедральный собор святого Павла. Распространение пламени удалось остановить лишь на подступах к Вестминстеру и Тауэру.

В итоге к 5 сентября, когда ветер несколько утих и пожар удалось потушить, Лондон представлял собой гигантское пепелище.

Хотя официальное число жертв пожара поразительно невелико — шесть человек, — однако никто не учитывал косвенных потерь: за последующие несколько недель множество людей, оставшихся без крова, заболели и умерли.

Нет, впрочем, худа без добра. Страшный пожар положил предел эпидемии чумы, которая, начавшись в январе 1665 года и достигнув пика к сентябрю, в 1666 году все еще вспыхивала в районах, населенных беднотой. Огонь уничтожил блох, являвшихся переносчиками чумы, и мор совершенно прекратился.

Колонна в память о Великом Лондонском пожаре работы архитектора К. Рена

Колонна в память о Великом Лондонском пожаре 1666 года

В память о Великом Лондонском пожаре по проекту архитектора К. Рена был построен памятник – колоссальная колонна высотой 202 фута, внутри которой лестница из белого мрамора, а сверху открывается восхитительный вид на весь Лондон. На пьедестале колонны помещены описание пожара со всеми подробностями и различные аллегорические фигуры.

Лондонский пожар 1666 года | Удивительный Лондон

Большие пожары случались в Лондоне не раз и до и после 1666 года. С десяток раз горел Лондонский мост, пока не был отстроен в камне. Та же участь постигла и два первых собора святого Павла. Сам город с деревянными домами и крытыми соломой крышами, практически смыкавшимися на уровне верхних этажей и образовывавших улицы-тоннели с хорошей тягой, словно только и ждал малейшей искры.

Уже Вильгельм Завоеватель в конце XI века пытался принять противопожарные меры и спасти тем самым город от новых бедствий. Так, он издал суровый закон, получивший название couvrefeu («потуши огонь» по-французски, которое позднее превратилось в современное curfew– одновременно и «комендантский час», и «колпачок для тушения огня»). Согласно этому закону, все огни и очаги в городе должны были гаситься с боем колокола в восемь часов вечера. Кроме того, горожане снабжались кое-какими противопожарными средствами вроде ведер с водой и багров для стаскивания с крыш горящей соломы.

Но то ли лондонцам было влом каждое утро просыпаться в холодном доме и разводить огонь по-новому, то ли они так выражали свое фи в адрес норманнских завоевателей, но закон этот особо не соблюдался, доказательством чему служат пожары, следовавшие буквально один за другим – 1077, 1087, 1093, 1132, 1135…

Горящий город

В 1189-м неубедительную попытку повлиять на ситуацию предпринял тогдашний мэр Лондона Генри Фитцайлуин. Он настаивал на том, чтобы дома строились только из камня, а крыши не крылись соломой. Его благие пожелания остались втуне, что в итоге привело к Большому Лондонскому пожару. Большому Лондонскому пожару 1212 года (некоторые историки называют 1213). Тогда лондонцы даже представить себе не могли, что ждет их спустя 454 года.

А между тем, пожары продолжали оставаться досадной неприятностью, несколько омрачавшей жизнь в столице, и грозили стать ее отличительной особенностью. Со временем богачи стали устанавливать у себя в домах камины с вытяжными трубами, которые зачастую делались из выпотрошенных стволов деревьев; это приводило к такому числу возгораний, что лорд-мэр пытался их запретить вовсе.

«Сгорел в собственной постели» стало частой причиной смерти, особенно после того как вошло в моду табакокурение. И без того пожароопасную обстановку осложняло наличие в жилых кварталах таких огнеопасных соседей, как булочники, гончары и кузнецы. А ведь были еще склады лондонского порта, под завязку набитые «топливом» для пожара.

Роковой год

Собственно говоря, беда не пришла неожиданно. Почти год стояла засуха, так что к сентябрю 1666-го все, что было в городе деревянного, пришло в полную пожарную готовность. Более того, чего-то катастрофического ждали и предрекали, причем именно в 1666-м: ведь в Апокалипсисе говорится, что 666 – число Антихриста, который в числе прочего является носителем небесного огня.

1 сентября было обычным рабочим субботним днем в Лондоне. На Пудинг Лейн, что к северо-востоку от Лондонского моста, стоял обычный, отнюдь не сладкий, аромат. Одно из значений слова pudding – «кровяная колбаса», и Пудинг Лейн была тем местом, куда из мясных лавок Чипсайда свозились потроха, прежде чем вывозились из города на баржах по Темзе.

Некий Томас Фарринер имел здесь пекарню, где занимался производством галет для королевского флота. Как так получилось, что именно с его дома начался Великий пожар, так и осталось до конца не ясным. Сам он утверждал, что около полуночи спустился посмотреть, не осталось ли тлеющих углей в печи, чтобы зажечь свечу. Не обнаружив таковых, он вернулся в постель. А спустя час его разбудил дым пожара. Нижний этаж уже был охвачен огнем, так что Фарринер с женой, детьми и служанкой оказались в ловушке. Семейство через окно выбралось на крышу соседнего дома и спаслось, а испуганная служанка предпочла остаться в доме и стала первой жертвой пожара.

Хроника катастрофы

Примерно в три часа ночи о беде доложили лорду-мэру сэру Томасу Бладворту. Однако, взглянув на пожар, он изрек

достаточно одной женщине помочиться, чтобы его потушить»

и вернулся в кровать. А между тем пламя разгоралось все сильнее, подгоняемое сильным ветром и питаемое деревом домов и горючим содержимым складов торговцев и ремесленников.

К утру огонь добрался до Лондонского моста. Водяные колеса сгорели еще до того, как кому-нибудь пришло в голову использовать их по назначению, а руины сгоревших домов (в те времена мост был плотно застроен) преградили путь помощи с южного берега. В северной же части города  ветер продолжал раздувать пламя, а жар стал таким, что не позволял подобраться к огню на достаточное для борьбы с ним расстояние. По словам одного из очевидцев,

теперь огонь захватил власть и полыхает ужасно, а Бог раздувает его своими гигантскими мехами».

Довольно детальный отчет о пожаре 1666 года оставил в своем знаменитом «Дневнике» Сэмюэл Пипс. Именно он, видя масштабы бедствия и обеспокоенный тем, что, стремясь спасти свое добро, никто не пытался потушить пожар, добился встречи с королем и его братом, герцогом Йоркским, и убедил их в необходимости сносить дома, дабы преградить путь огню. В обратный путь он пустился с соответствующими предписаниями лорду-мэру от имени монарха. Однако тот отреагировал весьма истерично:

Господи, что я могу сделать? Я без сил. Люди отказываются повиноваться мне. Я сношу дома, но огонь настигает нас быстрее, чем мы можем противостоять ему».

По счастью, король оказался большим энтузиастом пожаротушения, и его часто можно было видеть на Темзе, выглядывающим достойное его таланта руководителя возгорание. Впрочем, ситуация усугублялась с каждым часом (за это время сгорало еще около сотни домов). Когда борцам с пожаром удалось таки добраться до тех немногих водяных помп, которые были в Сити, выяснилось, что их невозможно куда бы то ни было транспортировать по охваченным огнем узким улочкам, запруженных к тому же толпами людей, пытающихся спасти свои пожитки.

Спасайся кто может!

Кстати, почему-то лондонцы верили, что церкви представляли собой надежное укрытие для их имущества. Довольно вскоре выяснилось, что это не так. Запись в дневнике Сэмюэла Пипса за вечер воскресенья, 2 сентября, гласит:

Церкви, дома и все в огне , все горит, и ужасный шум стоит от пламени и трещат, рушась, дома».

Карта распространения пожара 1666 года

Тем временем пожар вплотную подошел к его собственному жилищу. И в четыре часа утра следующего дня Пипс, погрузив в тележку самые дорогие вещи, деньги и свой знаменитый дневник, эвакуировался к другу в Бетнал Грин.

Кстати, кое-кто на пожаре неплохо нагрел руки. Например, владельцы тележек, которые заламывали немыслимые цены за вывоз скарба в безопасные районы вроде Бетнал Грин и Сохо – до 30 фунтов.

В этот день, 3 сентября, сгорело около 20 церквей, королевская Биржа и даже каменный замок Бейнард. Его постигла та же печальная участь, что и в 1428 году.

Пожар достиг такой мощи, что мог теперь распространяться и против ветра. Он вплотную подобрался к районам, где жили состоятельные люди, и хотя они отчаянно пытались спасти свои богатства, щедрости им это не прибавило. Так, по слухам, один ольдермен спасшим из огня его сундук с 10 тысячами фунтов выделил награду в размере аж 4 фунтов.

Своего апогея катастрофа достигла во вторник. Огонь устремился вниз по склонам Ладгейт Хила и к полудню пересек реку Флит. На Флит Стрит пожар так свирепствовал, что борцы с огнем вынуждены были отступить.

Из опасения, что огонь достигнет главной королевской резиденции в Лондоне – дворца Уайтхолл – королевские драгоценности были вывезены в Хэмптон Корт. Велись также приготовления к эвакуации из столицы казначейства.

Кстати, к чести короля и герцога Йоркского надо сказать, что они приложили массу усилий к тушению огня. Так герцогу однажды пришлось спасаться от  огненной стихии бегством. По иронии судьбы, когда спустя семь лет после пожара он обратился в католичество, его мужественное поведение во время бедствия было забыто, а сам он в народном сознании превратился в одного из папистов-конспираторов, которые и подожгли город. Его и короля видели по щиколотку в воде, бегающими с ведрами или нагнетающими в помпу воду, взбирающимися на крышу, чтобы оценить ситуацию. Изящный королевский костюм насквозь промок и покрылся грязью, но то и дело он останавливался не затем, чтобы привести его в порядок, а чтобы вознаградить тех, кто мужественно боролся со стихией.

А тем временем огонь добрался до собора святого Павла. Его как раз реставрировали после предыдущего пожара. Пламя взметнулось по опоясывавшим собор лесам. Когда обрушились своды, их обломки проломили пол собора и уничтожили находившееся в подполье книгохранилище.

Святой Павел горел долго и пламенно. Мемуарист Джон Ивлин писал о камнях, разлетавшихся от собора в разные стороны, как гранаты, ручьях расплавленного свинца, текущих по улицам, и раскаленных докрасна каменных мостовых. Огонь подбирался вплотную к Тауэру. Доберись он до пороховых запасов Белой башни – и последствия были бы еще более катастрофическими.

Нет худа без добра

По счастью, в среду ветер утих, что позволило борцам с огнем начать одерживать верх над разбушевавшейся стихией. К утру четверга худшее было позади. Однако последние тлеющие угольки большого пожара потушил только 10-дневный дождь, пролившийся в октябре. И еще много месяцев он тлел в подвалах, а жир и масло, попадая на воздух, вспыхивали огнем.

За пять дней Великий пожар 1666 года принес больше разрушений, чем немецкие бомбардировки во время Второй мировой. Сгорело более 13 тысяч домов – каждый третий в городе, — 87 церквей, 52 гильдии и других значимых зданий вроде королевской Биржи, таможни и тюрьмы Ньюгейт. Здание городской ратуши полностью выгорело.

Около 70 тысяч человек остались без крова. В огне пожара, однако, погибли всего шесть человек. Многие месяцы спустя потерявшие в огне пожара кров люди вынуждены были жить в окрестных полях в полотняных палатках – число погибших от тягот такой жизни значительно превысило число жертв пожара. Духовенство представило пожар карой господней, но в то же время и божьей милостью, ибо могло быть и хуже.

В Европе были уверены, что Лондон уже не оправится от таких потерь. Бизнес был в полном хаосе, но недолго. Лондон в очередной раз продемонстрировал миру поразительную живучесть. В течение недели вновь открылись рынки, а владельцы лавок на Лондонском мосту довольно быстро вернулись к делам, несмотря на руины. Что касается Сэмюэла Пипса, его дом был восстановлен и уже через две недели он с женой вернулся в родные стены.

Правительство старалось регулировать начавшуюся реконструкцию города. В частности, законом предписывалось строить новые здания из кирпича. Был введен специальный налог на уголь, который пошел на восстановление 52 церквей, включая собор святого Павла, все по проектам сэра Кристофера Рена.

Как ни парадоксально, пожар 1666 года имел и некоторые благоприятные последствия. Так, благодаря оказавшимся в долговых тюрьмах разорившимся предпринимателям возник целый новый бизнес – страхование от пожара, — частью которого стало появление профессиональных пожарных. Владельцы страховых полисов устанавливали перед своими офисами специальные знаки с именем компании-страховщика, и поначалу пожарные тушили только те пожары, которые случались у их клиентов.

Впрочем, довольно скоро страховые компании сообразили, что не в их интересах было оставлять гореть здания, застрахованные конкурентами – в конце концов, огонь мог перекинуться и на здания их клиентов. Поэтому была придумана новая система, поощрявшая тех, кто прибыл на место возгорания первым.

Правда, и тут не обошлось без казусов. Теперь пожарные зачастую, вместо того чтобы тушить пожар, выясняли отношения, пока огонь делал свое дело. Доходило даже до порчи оборудования соперников. Постепенно, однако, конкуренты стали сотрудничать и в 1833 году основали Лондонскую пожарную организацию.

Кто виноват?

Что касается причин возникновения пожара, созданная по распоряжению короля комиссия в результате проведенного расследования пришла к заключению, что  он случился

по воле Божьей, из-за сильного ветра и засухи».

Монумент, воздвигнутый в память о пожаре 1666 года © Анастасия Сахарова

В память о Великом пожаре 1666 года в Лондонском Сити на пересечении улиц Монумент Стрит и Фиш Стрит Хилл был установлен Монумент – внушительных размеров колонна авторства архитектора Кристофера Рена и ученого Роберта Гука. Ее высота – 202 фута – равна расстоянию от памятника до того места на Пудинг Лейн, где некогда стояла печально прославившаяся в веках пекарня Томаса Фарринера.

«Почему произошел пожар в Лондоне в 1666 году?» – Яндекс.Кью

во-первых, я хочу сказать, что лесные пожары в Калифорнии не являются новостями. На этот раз новость заключается в том, как быстро распространяется огонь и размер огня. Это во многом связано с глобальным потеплением. Воздух в Калифорнии очень сухой — и травы, которые растут изначально, очень подвержены сухой погоде. Также знаменитые ветры Санта-Ана, идущие на диких скоростях. Многие люди думают, что огонь горит медленно, но мы говорим о нескольких футах в секунду, что кошки и куры сожжены до хруста на месте.

 вот в данный момент карта живых пожаров.

многие из этих мест являются сельскими или маленькими городами — пострадали тысячи скота и лошадей.

  • Более 200 000 человек были вынуждены эвакуироваться
  • Более 100 000 акров сожгли
    -200+ школ закрыты сегодня
    -1100 пожарных борются с огнем
    -Скороченные конструкции сожгли

я из Сан-Франциско, северная калифорния (500 км от Лос-Анджелеса), но, как вы помните, у нас было подобное событие несколько месяцев назад. Это ужасно трагично. Качество воздуха в Лос-Анджелесе уже ужасно из-за автомобилей — теперь это ухудшается. Изменение климата реальное.

Великий пожар в Лондоне


350 лет назад, 5 сентября 1666 года, закончился Великий пожар в Лондоне, продолжавшийся несколько дней и уничтоживший треть города. Пожар разразился в ночь на 2 сентября. Засушливая погода и сильный ветер способствовали мгновенному распространению огня, охватившему центр английской столицы. Деревянные дома, склады, магазины и мастерские горели очень быстро, хранившиеся в них бочки со спиртным и маслом, веревки, уголь и другие горючие материалы усугубляли ситуацию. А эффективных средств тушения пожара тогда ещё не существовало, что также ухудшало положение.

Пожар начался в пекарне Томаса Фарринера на Паддинг-Лейн вскоре после полуночи в воскресенье, 2 сентября. Семья пекаря поднялась наверх и смогла перебраться из окна верхнего этажа в дом по соседству. Погибла служанка, которая была слишком испугана, чтобы попробовать спастись, она стала первой жертвой пожара. Соседи пытались помочь тушить пожар, но без особого успеха. После часа прибыли приходские констебли, которые предложили разрушить прилегающие дома, предотвратив тем самым дальнейшее распространение огня. Домохозяева были против. Вызвали лорд-мэра Томаса Бладворта, который единственный мог нарушить права владельцев домов. Когда Бладворт прибыл, пламя уже перекинулось соседние дома и продолжало наступать. Опытные пожарные требовали сноса домов, но Бладворт отказался, так и не решился нарушить права владельцев помещений. В итоге очаг пожара не ликвидировали, и он охватил такую область, что привёл к «Великому пожару».

Огню способствовал сильный ветер. А люди, вместо того, чтобы объединиться в борьбе с огнем, начали спасать своё имущество, началась паника. Все улицы и переулки были забыты людьми и их имуществом. На реке была масса барж и лодок, на которых вывозили вещи. Пожарные команды не могли быстро передвигаться. Король Карл II приказал сносить охваченные огнем дома, но было уже поздно. Кроме того, местные власти отказались от предложенных королем солдат.

К вечеру начал бушевать огненный смерч. Очевидец события Сэмюэл Пипс отмечал: «Огонь распространяется, и остановить его не представляется возможным». «Гигантская огневая дуга с милю длиной перекинулась с одного конца моста на другой, вбежала на холм и выгнулась, точно лук». Ещё один современник событий Джон Ивлин писал о страхе и беспомощности лондонцев: «Пламя охватило всё, и люди так поражены … слышны только плач и крики, мечущихся, обезумевших людей, даже не пытающихся спасти своё имущество, такой странный ужас нашёл на них». Он отметил также большое количество телег и пешеходов, выходящих из Сити в открытое поле через северные и восточные ворота, «и многие мили были заполнены имуществом всех видов, и возводились палатки как для людей, так и для их добра, которое они смогли унести с собой. О, убогое и печальное зрелище!»

В понедельник, 3 сентября, пожар распространялся на севере и западе, разрушив Собор Святого Павла, а также продвинулся дальше на юг. Распространение на юг остановилось на берегу реки, но были сожжены дома у Лондонского моста. Пожар распространился на север, достигнув финансового центра города. Дома банкиров на Ломбард-стрит начали гореть во второй половине дня понедельника. Люди надеялись, что стены Байнардс в Блэкфриарсе, остановят пламя. Однако, они не оправдались, и исторический королевский дворец был полностью разрушен, прогорев всю ночь.

Огонь привёл к всплеску насилия. Вскоре распространились слухи, что виновниками пожаров были иностранцы. Считалось, что ветер не может переносить огонь на такие большие расстояния между удаленными друг от друга домами, поэтому люди решили, что свежие очаги возникают по злому умыслу. Подозревали французов и голландцев. Обе страны были врагами Англии во второй англо-голландской войне. Начались погромы и убийства иностранцев. Пожаром воспользовались и уличные преступники, которые грабили дома и людей. В результате правительственным войскам и пожарным пришлось больше времени потратить не на борьбу с огнем, а на облавы на иностранцев, католиков и арестовывая их, или наоборот спасая некоторых людей от гнева толпы.

Тем временем король, решил действовать, не обращая внимания на местные власти (мэр исчез, видимо, сбежал). Он назначил ответственным за операцию своего брата Якова Йоркского. Яков разместил по периметру территории распространения пожара посты; начал мобилизацию мужчин в пожарные (они получали хорошую оплату). Гвардия весь понедельник спасала иностранцев от гнева толпы и старалась поддерживать порядок. «Герцог Йоркский завоевал сердца людей своими дневными и ночными усилиями по тушению пожара», — писал очевидец событий. Сам король Карл II лично работал пожарным, туша огонь и помогая сносить здания.

Вторник, 4 сентября, был днем наибольших разрушений. Работая по плану, пожарные Якова создали большую противопожарную полосу к северу от пожара. Она задержала огонь до конца дня, когда пламя перешло через неё, начав уничтожать богатую торговую улицу Чипсайд. Все были уверены, что Собор святого Павла является безопасным убежищем, учитывая его мощные каменные стены, а также большую площадь вокруг, которая действовала как просека. Однако собор стоял в деревянных лесах, так как в это время проходила его реконструкция. Кроме того, собор был старым и стены укрепили бревнами. Также разрушению собора способствовали и местные жители, которые спасали своё имущество и заполнили весь двор деревянной мебелью, которая возвышалась вдоль стен в несколько рядов. А местная гильдия поставщиков бумаги и письменных принадлежностей заполнила весь подвал бумагой и книгами, после чего закрыла и запечатала двери, чтобы ценный товар никто не украл. То есть весь собор был набит горючим материалом. Леса загорелись ночью вторника и перекинулись на деревянные балки крыши. Через полчаса крыша проломилась и загорелся весь собор. «Камни собора Павла разлетались как гранаты, по улицам бежал поток расплавленного свинца, большая часть тротуаров раскалилась до покраснения, и ни одна лошадь, ни один человек не мог ступить на них», — записал в своём дневнике Ивлин. Собор был разрушен.

В течение дня огонь начал двигаться к Тауэру с его запасами пороха. Однако гарнизон смог предотвратить новую победу огня. Солдаты создали противопожарные полосы, взорвали дома в непосредственной близости, тем самым прекратив наступление огня.

Ветер ослаб во вторник вечером и созданные противопожарные полосы, наконец, дали эффект в среду, 5 сентября. Ещё оставались очаги возгорания, но в целом великий пожар уже закончился. Паника же среди населения, вызванная слухами о вредителях-иностранцах, продолжалась. Толпу удалось успокоить только с помощью войск.

За время пожара сгорело около 13 500 домов, более 80 церквей и множество общественных зданий, было опустошено 300 акров земли. В пепел обратились Ратуша и Королевская биржа — финансовый центр Лондона. Самые страшные бедствия нанес пожар Собору святого Павла. Считается, что пожар лишил крова 70 тысяч человек, при тогдашнем населении центральной части Лондона в 80 тысяч. Общий ущерб от пожара был оценен в огромную по тем временам сумму в 10 млн. фунтов стерлингов. Официально считается, что в пожаре погибло всего несколько человек. Большинству горожан хватило времени, чтобы спастись. Но многие жертвы не были записаны. О бедняках, стариках и больных никто не заботился. Кроме того, местами температура была настолько высока, что плавилась даже сталь и железные цепи. От погибших могло не остаться почти ничего. В результате число жертв может насчитывать сотни и даже тысячи человек.

Реальных виновных в возникновении пожара так и не нашли. В 1667 году Королевский Совет постановил, что пожар был несчастным случаем, вызванным «рукой Божьей, сильным ветром и очень сухим временем года». Также нашли козла отпущения. Люди объявили виновным в возникновении огня француза-смотрителя, простолюдина, Робера Юбера, который назвал себя агентом папы римского и зачинщиком пожара в Вестминстере. Позднее он изменил свои показания, сказав, что в начале поджёг пекарню на Паддинг-Лейн. Юбер был признан виновным, и, несмотря на мольбы о прощении, повешен 28 сентября 1666 года. После его смерти стало известно, что он прибыл в Лондон спустя 2 дня после начала пожара. Кроме того, ходили слухи, что город подожгли католики.

Сразу после пожара был принят специальный Закон о восстановлении Лондона. Многие районы перепланированы, улицы расширены, открыт доступ к реке, а дома стали строить в основном каменные и кирпичные. Верхние этажи больше не могли нависать над улицей и должны были строго вписываться в размеры нижних. С нарушителями обращались теперь просто: построенные здания, не соответствующие технике противопожарной безопасности, просто-напросто сносили под самый фундамент. Но, несмотря на многочисленные радикальные предложения, Лондон был реконструирован в основном по старым планам. В казне не было денег на радикальные перемены.

Кроме того, после пожара стало понятно, что надо что-то делать с системой водоснабжения. До 1666 года из дерева строили не только дома, но и делали водопроводные трубы. После пожара водопроводная сеть столицы тоже оказалась полностью разрушенной. Когда начался пожар, горожане пытались тушить его водой из водопровода. Но воду нельзя было брать из кранов, не перекрывая трубу. Отчаявшиеся горожане ломали водопроводные трубы, чтобы добраться до воды. Но большая часть воды утекла в грунт, а пожар это так и не остановило. В результате Лондон, едва ли не первым из европейских столиц, получил систему противопожарных гидрантов. В 1668 году лорд-мэр Сити издал эдикт, в котором говорилось, что «водоразборные колонки должны быть установлены в наиболее удобных местах на каждой улице, о чем должны быть уведомлены все жильцы, чтобы беспорядочного разрушения труб можно было избежать».

В память о Великом Лондонском пожаре по проекту архитектора К. Рена был построен памятник — величественная колонна высотой 202 фута, внутри которой лестница из белого мрамора, а сверху открывается восхитительный вид на весь Лондон. На пьедестале колонны помещены описание пожара со всеми подробностями и различные аллегорические фигуры.

Предпосылки пожара

С XIII века Лондон рос в двух разных частях. Вестминстер был королевской резиденцией и центром управления, тогда как Сити стал центром торговли. В 1665-1666 гг. Лондон пережил «великую эпидемию чумы», когда погибло около 60 тыс. человек, что составляло одну пятую часть населения английской столицы. Сразу за великой чумой пришла другая катастрофа.

В 1660-х годах Лондон был крупнейшим городом Англии, считается что численность его населения составляла полмиллиона жителей. При этом город был в основном деревянным и уже пережил несколько крупных пожаров, последний был в 1632 году. Строительство домов из дерева с соломенными крышами запрещалось несколько раз, но без особого успеха, так как эти материалы продолжали использоваться по причине их дешевизны. Единственным районом, где дома были построены из камня, был центр Сити, где проживали богачи. В городе находились и возможные источники пожаров — металлолитейные цеха, кузницы, различные мастерские.

Улочки были узкими, между домами оставался очень узкий промежуток, что помогало огню распространиться. Кроме того, с целью экономии земли строили многоэтажные дома, у которых были выступающие верхние этажи — каждый этаж был больше нижнего. Что также при пожаре помогало огню распространиться. В 1661 году Карл II издал указ, запрещающий выступающие этажи, однако местными властями он в основном игнорировался. Королевский указ 1665 года предупреждал об опасности возгорания и требовал лишать свободы строителей и сносить опасные здания. Однако его также проигнорировали.

Собственно Сити (деловой центр города) — район, ограниченный стеной и рекой Темза — был только частью Лондона, составлявшей примерно 2,8 км², где проживало там 80 тысяч человек. Сити был окружён кольцом пригородов, где проживала большая часть лондонцев. В населении Сити преобладали торговцы и ремесленники. Аристократия избегала Сити и проживала либо в сельской местности за пределами трущоб, либо в Вестминстере, где находился королевский двор.

При этом отношения между Сити и королевским домом были очень напряжёнными. Во время Гражданской войны 1642—1651 гг. Сити был оплотом республиканцев. И торговый центр столицы имел автономию. Лондонские магистраты тщательно соблюдали свои вольности. Поэтому во время пожара, когда король Карл II предложил направить в Лондон солдат для борьбы с огнем, руководство Сити отказалось от помощи. Королевская власть начала руководить ситуацией только после того, как попытки лорда-мэра потушить пожар окончились неудачей, а к этому времени пожар уже вышел из под контроля.

В борьбе с пожаром могла помочь близость реки. Теоретически, по всем переулкам от реки до пекарни и прилегающих зданий должны были двигаться пожарные в двух направлениях: от реки к огню и от огня к реке. Такой системы, однако, организовано не было. Никто не пытался потушить огонь, все спасались. Также у реки были множество зданий, которые закрывали подходы и складов с горючими материалами, которые усилили пожар.

Эффективным средством борьбы с пожарами был снос дома (домов), с которого начался пожар, то есть ликвидация очага, который мог привести к расширению зоны поражения. Но в этот раз лорд-мэр Лондона не отдал подобного приказа, а без разрешения дома сносить не стали. К тому времени как король отдал приказ сносить дома для предотвращения распространения пожара, огонь распространился уже слишком сильно, а пожарные команды не могли передвигаться по забитым улицам.

Считается, что решающим фактором, который свёл на нет усилия по борьбе с огнём, стали слишком узкие улицы. Даже в обычное время на них часто возникали заторы из людей и тележек, а во время пожара проходы были просто забиты беженцами, пытающимися спасти своё имущество и бегущими от центра распространения опасности. Также стоит отметить негативные стечение обстоятельств: предшествующая засуха, сильный ветер.

Великий лондонский пожар 1666 — Алексей Дурново — Как это было на самом деле — Эхо Москвы, 08.08.2010

Ведущий.
Вторые сутки в Лондоне бушует крупнейший в истории города пожар. Огонь, остановить который пожарные не в силах, опустошает целые кварталы города. Многие лондонцы, оставшиеся без крыши над головой, в панике бегут из британской столицы. Другие жители города собираются потребовать ответа от правительства страны. Энн Фаринер, жена лондонского пекаря, даже написала королю письмо с требованием принять меры.

Фаринер.
Мы вот тут горим, а знаете почему? Абзац, потому что. Вот при Кромвеле, которого теперь принято ругать, в нашем районе у каждого дома было по колодцу. На Ломбард стрит был прудик, из которого тоже можно было брать воду. А теперь ту землю купили, пруд засыпали и сейчас там высятся дома банкиров. Ну, это бы ладно, у моего дома колодец-то по сей день стоит. Да ведра нету. Стибрили ведро. Вместо этого на улице висит пожарный колокол. Это типа модернизация. Звони в него, сколько хочешь, помощи все равно не будет. А самому тушить, возможности нет. Сделайте, что-нибудь. И ведро мое верните, дармоеды.

Ведущий.
В район бедствия уже выехал британский король Карл II. Осмотрев выгоревшие районы, он обещал разгневанным жителям, что наведет в Лондоне порядок. По его словам, в скором времени город будет отстроен заново, а все погорельцы получат новое жилье и солидные денежные компенсации.

Карл.
Я уже отдал распоряжение моим помощникам подготовить проект восстановления города после бедствия. Из Вестминстерского дворца мне сообщили, что уже создан штаб по оперативному реагированию на чрезвычайные ситуации. Это не все хорошие новости. Люди, потерявшие свои дома, получат крышу над головой в течение нескольких недель. Строить начнем немедленно, не дожидаясь, пока потушат пожар. Сохраняйте спокойствие. Государство вас не бросит. Сейчас пострадавшим будут выделены деньги из государственного бюджета, чтобы они могли купить себе еду и одежду. Особо хочу отметить мужество моих придворных. Узнав о пожаре, они бросили все свои дела и побежали тушить пламя.

Ведущий.
Однако лорд-мэр Лондона сэр Томас Бладворт утверждает, что помощь городу не нужна. По его словам, сила пожара значительно преувеличена, а ситуация находится под контролем.

Бладворт.
Я призываю широкую общественность не верить лживым и откровенно клеветническим слухам, которые распространяют наши враги: французы и голландцы. В Лондоне действительно имело место незначительное возгорание, но пожар уже локализован. В нескольких районах города виднеется пламя, но там догорает то, что уже невозможно спасти. Жизням лондонцев ничто не угрожает. Массовая паника прекратилась, а счастливые жители возвращаются в свои абсолютно целые дома. Во время пожара никто не пострадал. Выгорело всего лишь несколько небольших зданий на Пудинг лейн. Его величество король, прибывший на место событий, дал положительную оценку моей работе. А я в свою очередь отмечу великолепную работу пожарных, которые остановили огонь и спасли город от полного уничтожения.

Ведущий.
Из-за пожара Лондон затянуло густым и едким дымом. Горожане жалуются на то, что им тяжело дышать. Знаменитый анатом Томас Вартон дал несколько советов тем, кто хочет сохранить свое здоровье.

Вартон.
Что мы можем рекомендовать. Первое: длительное нахождение на свежем воздухе. Но дышать, при этом, нужно аккуратнее. Следите за тем, что вдыхаете и если почувствовали что-то неладное, то сразу закрывайте рот и нос руками и бегите. Второе. Питьевой режим. Употребляйте теплую воду с полезными солями. Два-два с половиной литра в день. Избегайте физических нагрузок и побольше лежите. Уверяю вас, все будет хорошо. Это задымление – не первое в нашей истории. Кстати, надо бы нам оградить город высоким забором, чтобы дым не просочился дальше, на территорию Англии.

Ведущий.
Между тем одна из фавориток короля, мисс Мэри Грефтон, предлагает свой способ решения проблемы. В критической ситуации, по ее мнению, нужно обратиться к всевышнему.

Грефтон.
Мне кажется, нам всем нужно молиться о ниспослании нам дождя и слабого ветра. Именно эти природные явления помогут остановить пожар. Более того, сильный дождь справится с огнем гораздо лучше, чем мы с вами. А еще, на всякий случай, нужно пожелать крепкого здоровья королю и его приближенным. В этот тяжелый для нашей страны момент они не покладая рук трудятся на наше благо. Если пожар отступит, это будет заслуга короля. Уверена, его мудрое руководство и своевременные наставления спасут Лондон от гибели в огне.

Ведущий.
Многие медики отмечают, что пожар может остановить эпидемию чумы, которая свирепствует в Лондоне уже почти пятнадцать месяцев с 1665 года.

Голям пожар в Лондон (1666) – Уикипедия

Лондонският пожар вечерта на 4 септември, картина на неизвестен художник. Изглед от Темза, вдясно е Тауър, вляво – Лондонският мост, а най-високите пламъци са на мястото на старата лондонска катедрала „Свети Павел“ Приблизителен обхват на пламъците във вторник вечерта, 4 септември. Пожарът престава да се разпростира в сряда, 5 септември

Големият пожар в Лондон или Големият лондонски пожар (на английски: Great Fire of London) трае 4 дни – от 2 до 5 септември 1666 г.

Огнената стихия се разпростира из града, заплашвайки аристократичния квартал Уестминстър (съвременния Уест Енд), двореца Уайтхол и повечето от крайградски квартали, но е потушен, преди да стигне до тях. Пожарът изпепелява 13 500 къщи, 87 енорийски църкви (включително катедралата „Свети Павел“) и по-голямата част от правителствените сгради. Смята се, че пожарът е лишил от подслон 70 хиляди души, при население на централната част на Лондон по това време от 80 хиляди души. Броят на загиналите не е известен, защото са липсвали регистри за жителите на Централен Лондон, а и много от жертвите са били изпепелени от огъня, оставяйки неразпознаваеми останки.

Големият пожар започва малко след полунощ в пекарната на Томас Фаринор на Pudding Lane на 2 септември, неделя. Той бързо се разпростира из центъра на Лондон. Вятърът бързо разпростира огъня, дошъл от пекарната и в понеделник той достига центъра на града. Редът е нарушен, носят се слухове, че подозрителни чужденци са виновници за опустошителната стихия. Във вторник пожарът се разпростира из по-голямата част от града, успявайки да унищожи катедралата на свети Павел. Битката с огъня била спечелена поради два фактора – спрелите силни източни вятрове и гарнизона на Тауър, които използвали основната противопожарна техника по онова време: чрез барут, за събаряне на околни постройки за създаване на ефективни противопожарни огнища, спирайки по този начин по-нататъшното разпространение на изток.

Разразилият се пожар успява да тушира друго нещастно събитие в историята на Лондон – голямата лондонска чумна епидемия, върлувала в града през 1656-1666 г.

BBC — История — Горение Лондона: Великий Огонь

горящих в Лондоне

Black and white illustration showing the North side of Long Lane, Smithfield Лонг-Лейн, Смитфилд. Чертеж дома из горючих материалов, построенного до Великого пожара © Таким образом, к сентябрю 1666 года все, что требовалось, было искрой. Это было предоставлено в доме Томаса Фаринора, пекаря короля в Пудинг-лейн, недалеко от Лондонского моста. 2 сентября в 2 часа ночи его рабочий почувствовал запах дыма и разбудил дом. Семья сбежала через близлежащие крыши, оставив только горничную, слишком напуганную, чтобы бежать, которая вскоре стала первой из четырех перечисленных жертв пожара.

Огонь быстро охватил лишь узкие улочки, разделяющие деревянные постройки, и через час мэр сэр Томас Бладворт был разбужен этой новостью. Он не был впечатлен, заявив, что «женщина может разозлить». И все же к рассвету Лондонский мост горел: открытое пространство на мосту, разделявшее две группы зданий, в 1632 году стало огненным прорывом. И снова произошло это: только треть моста была сожжена, спасая Саутуорк от разрушения и ограничивая его. пожар в лондонском Сити, на северном берегу.

Сэмюэль Пепис жил неподалеку и в воскресенье утром шел к Лондонскому Тауэру. Там он увидел огонь, идущий на запад, раздуваемый ветром, и описал: «голуби … парящие у окон и балконов, пока они не сожгли свои крылья и не упали». С размягчением Бладворта Пепис отправился в Уайтхолл, чтобы сообщить королю и его брату Джеймсу, герцогу Йоркскому, о сложившейся ситуации. Хотя Карл II немедленно приказал Бладуорту уничтожить столько домов, сколько необходимо для сдерживания пожара, ранние усилия по созданию огневых прорывов были преодолены силой ветра, которая позволила огню прыгнуть сквозь даже двадцать домов.К концу воскресенья огонь начал распространяться против ветра к Башне, и Пепис начал собираться.

К следующему рассвету огонь бушевал с севера и запада, и царила паника. Герцог Йоркский взял под свой контроль усилия по прекращению огня, при этом ополченцы были вызваны из соседних округов, чтобы помочь в борьбе и остановить грабежи. Но огонь продолжался без устали, пожирая Грейсчерч-стрит, Ломбард-стрит, Королевскую биржу и направляясь к богатому району Чипсайд.К середине дня дым был виден из Оксфорда, и лондонцы начали бежать в открытые пространства Мурфилдса и холма Финсбери.

,
Великий пожар Лондона | катастрофа, Лондон, Англия, Великобритания [1666]

Великий пожар в Лондоне (2–5 сентября 1666 г.), самый страшный пожар в истории Лондона. Он разрушил большую часть лондонского Сити, включая большинство гражданских зданий, старый собор Святого Павла, 87 приходских церквей и около 13 000 домов.

Британика Викторина

Путешествие вокруг света

Где началась первая школа Монтессори?

В воскресенье, 2 сентября 1666 года, в доме королевского пекаря в Пуддинг-лейн недалеко от Лондонского моста случайно начался пожар.Сильный восточный ветер поощрял пламя, которое бушевало весь понедельник и часть вторника. В среду огонь ослабел; в четверг он был потушен, но вечером того дня в Храме снова вспыхнуло пламя. Некоторые дома были сразу взорваны порохом, и, таким образом, огонь был, наконец, освоен. Многие интересные подробности пожара приведены в дневнике Самуэля Пеписа «». Река кишела судами, заполненными людьми, уносящими столько товаров, сколько им удалось спасти.Некоторые бежали на холмы Хэмпстеда и Хайгейта, но Мурфилдс был главным убежищем бездомных лондонцев.

лондонских жителей, спасающихся от Большого Огня Лондона в 1666 году через Темзу. © Photos.com/Jupiterimages

В течение нескольких дней после пожара королю были представлены три различных плана восстановления города: Кристофер Рен, Джон Эвелин и Роберт Гук; но ни один из этих планов по регулированию улиц не был принят, и в результате старые линии были почти в каждом случае сохранены.Тем не менее, большой работой Рена было возведение собора Святого Павла, и многие церкви располагались вокруг него как спутники. Задача Гука заключалась в том, чтобы сработать в качестве градостроителя для строительства домов.

Великий Огонь увековечен Памятником, колонной, установленной в 1670-х годах возле источника пламени.

Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего первого издания 1768 года с вашей подпиской. Подпишитесь сегодня ,

Лондон в 1666 году • Большой пожар Лондона

Введение

Здесь мы представляем ключевые факты о Лондоне непосредственно перед пожаром.

Cornhill, London, as it would have appeared around 1650

Вверху: Корнхилл, Лондон, как это было бы около 1650 года © Попечители Британского музея.

300 000 — количество людей, живущих в Лондоне (город и пригород) во время Великого пожара.

3 — количество городов, из которых состоит Лондон. Город Саутуорк на южной стороне реки, а к северу от реки — город Вестминстер (где проживали король и парламент) и город Лондон (центр торговли и коммерции, где был сосредоточен пожар).

100 000 — общая оценка численности населения лондонского Сити в 1666 году.

2 — количество городов в западном мире, которые были больше, чем Лондон в 1666 году — Константинополь и Париж.

677 акров — размер территории, покрываемой Лондонским Сити (приблизительно 1 квадратная миля).

A map of London as it would have looked in 1666

Вверху: карта Лондона, как она выглядела бы в 1666 году.

6 — количество веков, за которые средневековый город Лондон медленно застраивался, прежде чем был почти полностью разрушен Великим огнем.

2000 — количество кораблей, которые, по оценкам, могут находиться на Темзе одновременно, судов всех форм и размеров и со всего мира.

1/6 — оценка доли людей, живущих в Англии в семнадцатом веке, которые жили бы в Лондоне в какой-то момент своей жизни.

18 футов — средняя высота городских стен (5,5 м).

8 — количество ворот в стене (которые стали свидетелями хаотических узких мест в понедельник, когда беженцы отчаянно пытались бежать из города).

1 — количество мостов в лондонском Сити, через которые люди могут пересечь Темзу (Лондонский мост).

910 футов — длина лондонского моста.

20 — количество каменных арок, несущих мост через реку. Они стояли на понтонах из железа и дерева, известных как «скворцы».

6 — количество арок, над которыми сохранился разрыв в зданиях от пожара 1633 года; это действовало как естественный пожар, который остановил распространение огня к югу от Темзы.

6–7 — типичное количество этажей в многоквартирном многоквартирном доме, верхние этажи которого постепенно увеличиваются в размерах с каждым дополнительным этажом, нависая над улицами ниже и, в конечном счете, попадая в футы от верхних этажей домов напротив.

600 лет — время, предшествовавшее пожару, когда Уильям I (Вильгельм Завоеватель) издал закон о комендантском часе, требующий тушения пожаров ночью (слово комендантский час происходит от норманнского французского «cover-feu», что означает «прикрывать огонь» «).

1661 — год, когда Карл II запретил использование нависающих окон или причалов (проектирование верхних этажей) при строительстве домов — это заявление, которое местные власти обычно игнорировали.

1665 — год, когда король угрожал лишением свободы строителей, возводивших опасные здания, опять же во многом игнорируемых.

Знаете ли вы?

В жаркую погоду лондонцы часто оставляли ведра воды вне своих домов для использования в случае пожара.

£ 12 000 — предполагаемый общий годовой доход Лондона на момент пожара.

£ 1 300 000 — эквивалентная сумма в современных деньгах [?].

1 — количество лет до пожара, когда великая чума обрушилась на Лондон (1665 г.) — во время пожара чума умерла в Лондоне, но все еще бушевала по всей Англии.

1 — число приходов, не затронутых великой чумой в 1665 году.

400 000 — приблизительное число людей, живущих в Лондоне во время вспышки Великой чумы летом 1665 года.

70-100 000 — приблизительное число лондонцев, которые умерли от чумы в этом году.

8000 — на пике, число людей, умирающих от чумы каждую неделю (сентябрь 1665 г.).

февраль 1666 г. — месяц, когда Великая Чума почти исчерпала себя (Великий Огонь окончательно уничтожил бы его навсегда, и чума никогда не вернулась в Лондон).

30% — приблизительный коэффициент младенческой смертности в Лондоне в 1666 году из-за плохого здравоохранения и плохих условий жизни.

Ключевые здания

Королевская биржа — построенная за 100 лет до пожара биржа была центром коммерческой и финансовой деятельности Лондона.

Залы ливрейных компаний — каждая торговая или ремесленная мастерская была представлена ​​ливрейной компанией, в центре каждого находился зал компании. Во время Великого пожара было 60 залов, из которых более 8% были повреждены (52 зала). Всего 8 выжили нетронутыми.

Приходские церкви — приходы были нижним звеном правительства, при этом церковь находится в центре парижской жизни. Было 110 приходских церквей; 89 будет потрошен огнем.

Гилдхолл — резиденция правительства лондонского Сити, в котором Орден и другие представители заседают в Суде общего совета и представляют 26 приходов, на которые город был разделен на верхний ярус правительства.

7 лет — продолжительность обучения, которое пришлось пройти большинству людей, если они хотели заниматься ремеслом или ремеслом в городе. В течение этого времени ученик будет жить в доме своего работодателя. Если ученичество было завершено, человек стал «свободным», способным работать на кого-то другого или создавать собственный бизнес.

Большой пожар в Лондоне, 1666.

Великий пожар в Лондоне начался ночью 2 сентября 1666 года, как небольшой пожар на Пудинг-лейн, в кондитерской Томаса Фаринора, пекаря для короля Карла II. В час ночи слуга проснулся, чтобы найти дом в огне, и пекарь и его семья убежали, но горящая горничная погибла в огне.

В то время большинство лондонских домов были деревянными и смоляными, опасно огнеопасными, и огонь не занял много времени.Огонь прыгнул на сено и накормил груды во дворе Звездной гостиницы на Фиш-стрит-Хилл и распространился на гостиницу. Сильный ветер, который дул той ночью, вызвал искры, которые затем зажгли церковь Св. Маргарет, а затем распространились на Темзу-стрит с ее прибрежными складами и причалами, заполненными пищей для пламени: конопля, масло, сало, сено, древесина, уголь и духи вместе с другими горючими веществами. Гражданские пожарные бригады не имели большого успеха в сдерживании огня ведрами воды из реки.К восьми часам утра огонь распространился на полпути через Лондонский мост. Единственное, что помешало распространению огня в Саутуорк, на другой стороне реки, был разрыв, который был вызван пожаром 1633 года.

Стандартная процедура, чтобы остановить распространение огня, всегда состояла в том, чтобы уничтожить Дома на пути огня, создавая «перерывы на огонь», чтобы лишить огонь топлива. Лорд-мэр Блудворт, однако, не решался, беспокоясь о стоимости восстановления.К тому времени, когда рухнуло королевское командование, которое нес Самуэль Пепис, огонь был уже неконтролируем, чтобы остановиться. Обученные отряды Лондона были вызваны порохом, чтобы разрушить дома, но зачастую обломки было слишком много, чтобы их можно было очистить до того, как поджег огонь, и лишь облегчало дальнейшее развитие огня. Огонь не горел еще три дня, пока не остановился возле Храмовой церкви. Затем он внезапно снова ожил, продолжая двигаться к Вестминстеру. Герцог Йоркский (позже король Джеймс II) имел в своем распоряжении разум, чтобы приказать, чтобы Бумажный дом был разрушен, чтобы устроить пожар, и огонь, наконец, угас.


Из The Times История Лондона . London: Times Books, 1999. Предоставлено сайтом Millwall History Files.

Хотя гибель людей была минимальной (некоторые источники говорят, что погибло только шестнадцать), масштабы потери имущества были ошеломляющими. Приблизительно 430 акров, до 80% собственно города было разрушено, включая 13 000 домов, 89 церквей и 52 зала гильдии. Тысячи граждан оказались бездомными и финансово разрушен. Великий пожар и пожар 1676 года, уничтоживший более 600 домов к югу от реки, навсегда изменили облик Лондона.Один положительный эффект Великого пожара в Лондоне состоял в том, что чума, поразившая Лондон с 1665 года, значительно уменьшилась из-за массовой гибели крыс с чумой в огне.

Карл II назначил шесть комиссаров для перепланировки города. План предусматривал более широкие улицы и здания из кирпича, а не из бруса. К 1671 году было построено 9000 домов и общественных зданий. Сэру Кристоферу Рену было поручено спроектировать и руководить строительством почти 50 церквей, не в последнюю очередь из них — нового Св.Собор Павла, строительство которого началось в 1675 году. Король также поручил Рену спроектировать памятник Великому огню, который до сих пор стоит на месте пекарни, с которой все началось, на улице, которая теперь называется Монумент-стрит.



книг для дальнейшего изучения:

Белл, Уолтер Дж. Великий пожар Лондона в 1666 году.
Westport, CT: Greenwood Publishing Group, 1971.

Clout, Hugh, ed. Таймс История Лондона.
Лондон: Таймс Букс, 1999.

Эллис, Питер Берресфорд. Большой пожар Лондона: иллюстрированный рассказ .
Лондон: Новая английская библиотека, 1986.

Лэнг, Джейн. Восстановление церкви Святого Павла после Большого пожара в Лондоне .
Oxford: Oxford University Press, 1956.

Porter, Stephen. Большой пожар Лондона .
Глостершир: Sutton Publishing 1996.

Schofield, John. Здание Лондона: от завоевания до великого огня.
Британский музей. Лондон, 1984.

Вайс, Дэвид А. Большой пожар в Лондоне . Иллюстрированный Джозефом Папином.
Нью-Йорк: Crown Publishers, 1968.



Другие интересные сайты:

Анимация лондонского горизонта до и после пожара — BBC
Лондон восстает из пепла — Исторический канал
Рост Лондона — файлы истории Миллуолла

Copyright © 1996-2012 Anniina Jokinen.Все права защищены.
Создано Аннииной Йокинен 26 октября 2001 года. Последнее обновление 23 марта 2012 года.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о