Самые красивые дети метисы: Что можно приготовить из кальмаров: быстро и вкусно

Содержание

Что можно приготовить из кальмаров: быстро и вкусно

Наира Оганесян:

«Чаще всего дети берут лучшее от каждой нации, и мне всегда было очень любопытно за этим наблюдать: какой разрез глаз, цвет волос и форму носа унаследует ребенок. И природа умеет каждый раз приятно удивлять.

Я долго носила эту мысль в голове, а потом в одну минуту просто взяла и написала объявление в одну родительскую группу, что ищу разнонациональных детей для проекта. Откликнулось, на мое удивление, более 200 родителей.

Мне было очень сложно отбирать, ибо все дети по-своему очаровательны, поэтому я поставила себе определенные ограничения и старалась их соблюдать. Например, возрастные — мне нужны были детки в возрасте 6–9 лет, хотя бы потому, что они могут сидеть спокойно. Или я старалась не брать детей с одинаковой „смесью“, хотя соблазн был велик и я даже один раз не удержалась».

Фактрум приглашает своих читателей взглянуть, что же у Наиры получилось в итоге.

Майя, 5 лет. Папа — русский, мама — армянка

Все фотографии в посте: © Наира Оганесян Nairaphoto.com

Даниэль, 6.5 лет. Папа — нигериец, мама — русская

Лукьян, 5 лет. Папа — украинец/русский, мама — туркменка/татарка

Ксения, 9 лет. Папа — немецкий еврей, мама — русская/татарка

Вагиф, 9 лет. Папа — азербайджанец/русский, мама — армянка/русская

Тимур, 7 лет. Папа — азербайджанец, мама — русская

Ева, 5 лет. Папа — кореец, мама — русская/украинка/еврейка

Лукас, 5 лет. Папа — бельгиец, мама — русская

2448

Все мы знаем, что у детей от родителей разных национальностей очень яркая и красивая внешность, скажем так, с изюминкой. Продемонстрировать это решила в своем необычном фотопроекте под названием Красота смешанных кровей (The beauty of mixed blood) фотограф Наира Оганесян.

«Уже много лет я постоянно ловила себя на мысли, какие же невероятно интересные дети получаются у родителей разных национальностей. Чаще всего дети берут лучшее от каждой нации, и мне всегда было очень любопытно за этим наблюдать: какой разрез глаз, цвет волос и форму носа унаследует ребенок. И природа умеет каждый раз приятно удивлять.

Я долго носила эту мысль в голове, а потом в одну минуту просто взяла и написала объявление в одну родительскую группу, что ищу разнонациональных детей для проекта. Откликнулось, на мое удивление, более 200 родителей. Мне было очень сложно отбирать, ибо все дети по-своему очаровательны, поэтому я поставила себе определенные ограничения и старалась их соблюдать. Например, возрастные мне нужны были детки в возрасте 6-9 лет, хотя бы потому, что они могут сидеть на стуле ровно более 1 минуты. Или я старалась не брать детей с одинаковой смесью, хотя соблазн был велик и я даже один раз не удержалась.

Отдельное спасибо родителям, которые очень помогли осуществить мою идею, были организованы, ответственны и всячески поддерживали.»

Наира Оганисян.

2. Даниэль, 6.5 лет. Папа нигериец, мама русская

3. Лукьян, 5 лет. Папа украинец/русский, мама туркменка/татарка

4. Ксения, 9 лет. Папа немецкий еврей, мама русская/татарка

5. Вагиф, 9 лет. Папа азербайджанец/русский, мама армянка/русская

6. Тимур, 7 лет. Папа азербайджанец, мама русская

7. Ева, 5 лет. Папа кореец, мама русская/украинка/еврейка

8. Лукас, 5 лет. Папа бельгиец, мама русская

9. Сальма, 4,5 года. Папа узбек, мама армянка

10. Даниил, 7 лет. Папа татарин, мама грузинка

11. Анна, 8 лет. Папа армянин, мама русская

12. Леон, 5 лет. Точная национальность неизвестна

По статистике сегодня примерно 25 процентов населения России живет в многонациональных семьях. Только за прошлый год в Москве было зарегистрировано около 50 тысяч межнациональных браков. Стоит отметить, что количество смешанных браков с ближними этническими группами растет, а с представителями далеких этнических групп — уменьшается. На эту тему были проведены различные опросы, которые помогли прийти к выводу, что смешанные браки могут быть удачными только в том случае, если супругам удастся примириться с различиями их менталитета и воспитания.

Песня индийского гостя

В России можно познакомиться не только с представителями соседних народов. Например, воспитатель детского сада Татьяна Саламова уже 17 лет замужем за индийцем. Результат их любви — трое красивых, талантливых детей. Трибуван Ядав работает бухгалтером в посольстве Индии в Москве. Он рассказывает, что дружба с Татьяной завязалась в далеком Владикавказе после случайной встречи на улице.

Даже не знаю, чем он меня покорил, — смеется Татьяна. — Общение так легко началось, что нам не мешали ни разные языки, ни различия во мнениях.

Сразу было понятно, что человек он серьезный, ответственный. Этим и понравился. Татьяна сразу упоминает, что яркие индийские традиции оставили ее совершенно равнодушной. Куда важнее для нее было то, что Трибуван ставит на первое место создание семьи и воспитание детей.Не испугало Трибувана и то, что родные в Индии были против русской невестки. За 17 лет совместной жизни пара так и не съездила к ним познакомиться, Трибуван летал туда один. А Таня частенько слышала от окружающих: «Не могла, что ли, русского найти?»

И это во Владикавказе, где так распространены браки между русскими и осетинами! — до сих пор не перестает удивляться женщина.

Татьяна считает, что основные сложности в межнациональных браках сводятся к дальнейшему положению детей в обществе.

В таких семьях детям может быть очень сложно приспособиться к социуму — они уже и не русские, и к другой национальности их нельзя окончательно от- нести. Тут они уже не свои, а там еще чужие. Поэтому девушкам, выходя замуж за мужчину из другой страны, следует взвесить все «за» и «против», — советует Татьяна.

А вы не были на Гаити?

Особенно любопытно узнать, как русские девушки находят свою любовь в лице темнокожих чужестранцев. Бизнесвумен Наталья Мартынова как раз из их числа — ее муж гаитянин. Шесть лет назад уставшая после работы Наталья решила заглянуть в школу танцев, где преподавал темнокожий красавец Джуниор. Тогда он учился в аспирантуре Российского университета дружбы народов и подрабатывал, знакомя всех желающих с танцами народов Карибского бассейна.

Скажу так: общих интересов у нас было мало. Сблизило то, что мы занимались одним делом — танцевали. Я считаю, что именно общее занятие способно объединить двух совершенно разных людей, а не цветы, подарки и попытки завоевать женщину.

Джуниор учил Наталью танцевать, а она помогала ему адаптироваться к России. Девушка занималась бизнесом и решила стать агентом Джуниора, чтобы он мог реализовать свои творческие способности. Однажды после очередного урока танцев молодые люди остались в студии, и у них завязался серьезный разговор. Наталья поняла, что Джуниор — ее полная противоположность, и, как ни парадоксально, это ее и привлекло.

Мы поняли, что у нас различия сводятся не только к цвету кожи и точкам земного шара, где мы родились. Мы постоянно расходились во мнениях, какой бы вопрос ни обсуждали. Вместе с тем у нас были одинаковые ценности, — описывает Наталья. — Это важно, когда вы смотрите на одну и ту же проблему с разных сторон. Так легче найти решение и прийти к общей цели.

Наталью сначала многое удивляло в жизни гаитян. Бедность страны диктует свои правила: люди там привыкли довольствоваться малым и редко интересуются тем, что происходит за пределами их родины. Но это научило их ценить простые и вечные ценности.

Удивительно было видеть легкомысленного на первый взгляд танцора, в которого влюблялись девушки, и знать о том, какой богатый у него внутренний мир, — улыбается Наталья.

По ее мнению, главное для женщины — найти близкого человека. А то, что им оказался темнокожий парень — не более чем случайность.

Любовь по-корейски

Анастасия Хан и Алексей Кузнецов вместе уже три года. Познакомились молодые люди в университете.

Как-то раз Леша пришел в гости, когда мой папа-кореец готовил обед, — вспоминает Настя. — Мы-то с мамой привыкли к рису с овощами, а вот любимого ждал сюрприз. Когда все разошлись, Алексей спросил: твой папа, что, высыпал весь перец, который был в доме?

Настя с детства привыкла, что рис — практически священный продукт, а запасы красного перца и кориандра в их доме не переводятся никогда. Мама Алексея всю жизнь воспитывала сына одна. Новость о том, что парень влюбился в девушку из корейской семьи, восприняла настороженно. Но вскоре познакомилась с Настей, и та ей очень понравилась.

Через год мы оканчиваем университет и сразу же женимся, — категорично заявляет Алексей. — Знаете, великий боксер Мухаммед Али когда-то сказал: «Смесь кровей рождает необычную красоту». Мы уверены, что наши будущие дети будут очень симпатичными.

Покорила армянина

Алевтина и Артем Малоян познакомились в одной из социальных сетей. Сначала у них завязалась только крепкая дружба. Девушка объясняет, что за ней пытались ухаживать немало русских парней, но никто не мог запасть в душу.

Артем поразил меня своей воспитанностью, добротой, честностью, взглядами на жизнь, какой-то поразительной для его возраста мудростью.

До него Алевтина ни с кем не встречалась, чем и покорила — армянин изначально искал себе верную, преданную жену. Связав себя узами брака с Артемом, девушка признается, что ничуть не пожалела об этом.

На мой взгляд, большинство русских парней часто ведут себя не по-мужски. Или позволяют собой управлять, или, наоборот, сами командуют, обзывают и унижают женщину при всех. И это считается нормальным, — с сожалением говорит Алевтина. — Не хочу никого обижать, но многие русские мужчины любят выпить и поэтому ничего в жизни не добиваются.

Время от времени Алевтина вынуждена защищать свой выбор перед друзьями и знакомыми.

Много я выслушала слов о том, что он меня использует. Говорили, будто Артем расписался со мной из-за российского гражданства. Это все очень смешно, потому что муж даже не собирался гражданство получать.

Вместе с тем Алевтина признает, что кавказские парни любят весело проводить время с русскими девушками, но жениться предпочитают на своих соплеменницах.

Действительно, на Кавказе считают многих русских девушек легкодоступными. Но я хочу сказать, что нашим славянкам следует достойно себя вести, и тогда неприятные ситуации не будут возникать. Тут дело не в нации, а в воспитании.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Андрей Жиляев доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии Института психологии имени Выготского РГГУ:

В нашем подсознании, хотим мы этого или нет, отражено наше родоплеменное прошлое. В древности каждое племя сохраняло свой демографический потенциал. Браки между представителями разных народов наблюдались крайне редко, поскольку была ограничена коммуникация и « чужие» считались врагами. Такие рудименты родового сознания никуда не делись, поэтому и отношение к межнациональным бракам порой соответствующее.

У нас зачастую отсутствует такое понятие, как толерантность — терпимость к другим людям. Ситуация осложняется тем, что сейчас в развитых странах понятия о браке кардинально изменились. Теперь патриархальная семья является скорее исключением из правил. А женщина, даже самая современная и успешная, по-прежнему нуждается в безопасности для себя и своих потомков. Поэтому девушки, не найдя достойного партнера в своей нации, вынуждены знакомиться с представителями тех народов, у которых еще остались понятия о браке и уважении слабого пола.

Владимир Филиппов, ректор Российского университета дружбы народов, доктор физико-математических наук, профессор:

Учиться в наш университет приезжают молодые ребята со всего мира. Вместе с аспирантурой учеба занимает у них приблизительно семь лет, а некоторые остаются в России и на более долгий срок. За это время они находят себе русских возлюбленных. И мы ведь не хотим, чтобы у них все это было несерьезно — заканчиваться общение должно крепким браком и детьми. Но если общество не принимает такие браки, строить отношения людям разных национальностей намного сложнее.

Есть такая формула: все проблемы на национальной почве возникают от незнания, непонимания и неуважения традиций, культуры и обычаев других народов. Не стоит забывать и о родителях, которые выросли в условиях закрытого от мира советского общества. Дочерям крайне сложно объяснить, почему они решили встречаться с африканцами или китайцами. Поэтому масштабную работу по воспитанию нужно проводить в первую очередь с родителями.


На Земле царит удивительное биологическое разнообразие и люди — не исключение! В чём-то, мы одинаковые, но в чём-то и сильно различаемся, и при смешивании получаются очень интересные сочетания, что и продемонстрировала фотограф Наира Оганесян в своём фотопроекте «Красота смешанных кровей».

Наира Оганесян:

«Чаще всего дети берут лучшее от каждой нации, и мне всегда было очень любопытно за этим наблюдать: какой разрез глаз, цвет волос и форму носа унаследует ребенок. И природа умеет каждый раз приятно удивлять.

Я долго носила эту мысль в голове, а потом в одну минуту просто взяла и написала объявление в одну родительскую группу, что ищу разнонациональных детей для проекта. Откликнулось, на мое удивление, более 200 родителей.

Мне было очень сложно отбирать, ибо все дети по-своему очаровательны, поэтому я поставила себе определенные ограничения и старалась их соблюдать. Например, возрастные — мне нужны были детки в возрасте 6–9 лет, хотя бы потому, что они могут сидеть спокойно. Или я старалась не брать детей с одинаковой „смесью“, хотя соблазн был велик и я даже один раз не удержалась».

Приглашаем своих читателей взглянуть, что же у Наиры получилось в итоге.

Майя, 5 лет. Папа — русский, мама — армянка

Даниэль, 6.5 лет. Папа — нигериец, мама — русская

Лукьян, 5 лет. Папа — украинец/русский, мама — туркменка/татарка

Ксения, 9 лет. Папа — немецкий еврей, мама — русская/татарка

Вагиф, 9 лет. Папа — азербайджанец/русский, мама — армянка/русская

Тимур, 7 лет. Папа — азербайджанец, мама — русская

Ева, 5 лет. Папа — кореец, мама — русская/украинка/еврейка

Лукас, 5 лет. Папа — бельгиец, мама — русская

Сальма, 4,5 года. Папа — узбек, мама — армянка

Даниил, 7 лет. Папа — татарин, мама — грузинка

Анна, 8 лет. Папа — армянин, мама — русская

Леон, 5 лет. Точная национальность неизвестна

Алиса, 5 лет. Папа — русский, мама — узбечка/татарка

Доминик, 6 лет. Папа — грузин/татарин, мама — осетинка

«Красота смешанных кровей»: 16 фотографий детей от родителей разных национальностей

Элиза, 5 лет. Папа — армянин/грузин, мама — русская

😊 Самые красивые плоды межрасовых отношений 23.04.2019 | Звезды, шоу-бизнес

В межрасовых браках часто рождаются удивительно красивые дети. Понятно, что чистокровных представителей любой из этнических групп уже давно не существует, но именно в таком выражении «дружба народов» радует глаз окружающих уникальными сочетаниями черт. Вспомните красивейших женщин современности: Джессика Альба, Ева Мендес, Адриана Лима, Николь Шерзингер и многие другие эффектные звезды – плоды межэтнической любви.

Uznayvse.ru составил список самых удачных сочетаний, которые дают миру ярких и красивых людей.

Мулаты

Мулаты – это потомки от смеси европеоидной и негроидной рас. Слово «мулат» также означает «светло-темный». Больше всего мулатов живет в Латинской Америке, там они составляют более 70% населения. Одни из самых известных мулатов – Барак Обама, актриса Холли Берри, исполнители Принс и Алиша Кис.

Алиша Кис

Метисы

Под метисами в разных странах понимают разных людей. Например, в США это потомки индейцев и европеоидов, а в странах Средней Азии – потомки представителей монголоидной и европеоидной рас. Николь Шерзингер и Меган Фокс – одни из самых популярных представителей этой расовой группы. Их внешность говорит о генах метисов лучше любой этнографической статьи.

Николь Шерзингер

Самбо

Это потомки индейцев и представителей негроидной расы. Вспомните, как выглядят Уго Чавес, Джими Хендрикс и Дуэйн Джонсон – и получите полное представление о том, кто такие самбо. Для российского обывателя, возможно, разница между самбо и, например, метисами не так очевидна, но в странах Северной и Южной Америки ее чувствуют хорошо.

Дуэйн Джонсон

Хафу

Хафу – это японцы наполовину. Одно из самых экзотических и красивых сочетаний. Как правило, хафу называют тех, кто родился в Японии и был воспитан в японской культуре. Согласно условной и примерной статистике, каждый 30-й гражданин Японии – хафу. Точное количество подсчитать сложно, потому что при проведении переписи населения в Японии учитывается не этническая принадлежность, а национальная идентичность. Пожалуй, самые известные в мире хафу – Майк Шинода из группы Linkin Park и сын Джона Леннона и Йоко Оно – Шон Леннон.

Майк Шинода

Креолы

Колониальный период в Азии, Африке и Америке дал миру огромное количество детей, рожденных в смешанных союзах. В представителях креолов сочетаются португальские, испанские, французские, африканские, американские, европейские и многие другие признаки. Для того чтобы понять, как выглядят креолы, вспомните Джессику Альбу и Адриану Лиму.

Адриана Лима

Если вам понравился этот материал, прочтите о том, у кого самые красивые глаза в мире.

Маргарита Салова лингвист, психолог

Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Подпишитесь на нас!

Как может выглядеть ребенок японца и русской. Самые красивые афроазиатки и чёрные индианки (12 фото). Самбо – это потомки от каких браков

Дети от смешанных браков (метисы), всегда получаются удивительно красивыми или как минимум невероятно миленькими. Это бесспорный факт. В Корее, если один из родителей является корейцем, называют «чагубя» и их воспринимают как своих корейцев, но с внешностью европейцев. Чагубя, как правило, очень красивые, и поэтому не обделены вниманием окружающих. Ну ближе к теме… ниже мы представим вашему внимаю 16 самых очаровательных знаменитостей — наполовину корейцев.

Кристина Кей Уильямс, певица, актриса и ведущая, родилась в Йокогаме, Япония в 1986 году. Её мама кореянка, а папа американец. Оба её родителя были талантливые музыканты. Мама была профессиональной певицей, а папа играл на музыкальных инструментах.

Американский актер, родился в Лос-Анджелесе (там проживает одна из крупнейших корейских диаспор). На половину кореец, на половину немец-шотландец.

На половину кореец и на половину японец. Саймон считается одним из самых сексуальных айдолов в K-POP индустрии.

Французский актер и модель. Папа Джулиена кореец, а мама француженка. Он стал популярен благодаря роли в ситкоме «High Kick Through the Roof» и участию в съемках на корейском телевидении.

Основная его профессия — модель, но так же он принимал участие в съемках корейских фильмов. Популярен, как в Америке, так и в Корее. Его мама кореянка, а папа американец.

Профессиональный американский и корейский актёр и модель. Снялся в фильме «Люди икс» в роли Зеро. Папа Дэлиела американец ирландского происхождения, а мама кореянка (была удочерена американской семьей после корейской войны).

Юн Мире (Tasha) известна как королева корейского хип-хопа. Она родилась в Техасе, 1981 году. Мама Юн Мире кореянка, а папа афро-американец.

Британская айдол-певица. В возрасте 7 лет она приняла участие в мюзикле ‘Les Miserables’, а в 2010 году выступила на популярном корейском шоу «Star King», где поразила всех своими вокальными навыками. Шэннон бывшая участнца группы «Five Dolls» и в настоящее время ведет соло-карьеру. Её папа валиец (житель Уельса), а мама кореянка.

Син Ричард Дюлейк родился в Лос Анджелесе в 1984 г. Мама кореянка, а папа британец. Известен по роли «Афина: Богиня Войны».

Получил популярность благодаря шоу «Закон Джунглей». Родился и вырос на Гавайях. Мама кореянка, а папа американец. Многие фанаты были разочарованы, когда узнали, что он уже женат и у него двое детей.

11. Мизухара Кико / Одри Кико Дэниел

Профессиональная японская модель и актриса. Мама гражданка Японии корейского происхождения, а папа американец. Является эксклюзивной моделью японского журнала мод «ViVi»

Получила популярность благодаря участию в первом сезоне «K-Pop Star». Заключила контракт с YG Entertainment и стала участницей группы SuPearls, но после двух лет подготовки группа была расформирована, а контракт с YG аннулирован. В настоящее время является подопечной LOEN Entertainment.

13. Каннам (M.I.B)

Процесс смешивания рас называется метисация и его не остановить. Люди стремятся к лучшей жизни, переезжают в разные уголки света, где встречают свои половинки, обзаводятся семьей. Китайцы и негры не исключение, такую смесь можно назвать метисами, самбо или афроазиатами.

Метис китайца и негра

Китай активно отправляет своих специалистов в Африку, а темнокожие жители этого континента переезжают в Поднебесную. В КНР имеются общины афроамериканцев, которые увеличиваются с каждым годом. Китайская политика, так называемая «одного ребенка» привела к увеличению мужского населения. Все это является причинами смешанных браков.

Китайцы относятся к монголоидной расе, а африканцы к негроидной. Они обе доминирующие и предугадать которые черты будет преобладать сложно. Известно, что признаки черной расы хорошо закрепляются на много поколений и проявляют себя при любых смешениях. Такой тип людей условно называется южноазиатами.

Между учеными уже не один год ведется диспут, по вопросу смешения рас. Некоторые из них утверждают, что от брака чернокожего и китаянки рождаются в большинстве случаев бесплодные дети.

Факт: «Метисы от помеси китайцев и африканцев, в большинстве случаев рождаются с черным цветом кожи»

Дети от африканско-китайских браков

Воспитывать детей от смешанных браков не сложней обычных. Единственное, о чем всегда нужно помнить родителям, что не стоит придерживаться разных традиций, религий дома. Это может запутать еще несформировавшуюся личность и привести к психологическому барьеру в общении с другими детьми.

Встретить чистую смесь африканцев и китайцев сложно, так как все уже сильно перемешалось. Посмотрим фотографии, где изображены люди родившиеся от помеси представителей Китая с негров.

Жан Пин – сын китайского торговца и негритянки из Габона. Редкий представитель двух рас, у которого признаки обоих родителей сочетаются в равной степени.

Э́лдрик Тонт (Тайгер) Вуд – его отец наполовину чернокожий, на четверть китаец и индеец. Мать – на четверть китаянка, голландка и наполовину тайка.

Наоми Кэмпбелл – мать у нее чернокожая, бабушка китаянка.

Ни-Йо – сын афроамериканца и темнокожей с китайскими корнями.

Подводим итог

Во время когда человек может посетить любую точку на земном шаре, а социально-экономические отношения между странами в полном рассвете для метисации нет препятствий. Все люди относятся к одному и тому же виду, поэтому во смешанных браках рождаются здоровые дети. Это ведет к сохранению толерантности общества ко всем расам и национальностям, независимо от цвета кожи.

Как известно, в мире существуют 4 больших расы: европеоидная, монголоидная, негроидная и австралоидная (к ней относятся, например, аборигены Австралии). Потомков межрасовых браков называют метисами, но, как правило, под метисами понимаются потомки европеоидов и монголоидов. Потомков негроидов и европеоидов называют мулатами. Что касается австралоидов, то, например, полинезийцы (маори и др.) или филиппинцы представляют собой смешение трех рас: австралоидной, монголоидной и европеоидной (см. и рейтинг ).
Негроиды практически не смешивались с монголоидной и австралоидной расой. Это связано с тем, что та часть Африки, которая населена негроидами, с севера и востока граничит с территориями, заселенными европеоидными народами. Единственный регион, где произошло смешение негроидов и монголоидов — это остров Мадагаскар вблизи юго-восточного побережья Африки. В первом тысячелетии нашей эры на Мадагаскар по морю проникли выходцы из Индонезии, где они смешались с негроидными представителями племен банту. Жители Мадагаскара называются малагасийцами, их насчитывается около 20 миллионов.
Вторая волна смешения монголоидов и негроидов произошла в Америке путем смешения выходцев из Африки и индейцев. Потомки от таких браков в Латинской Америке называются самбо, а в США — черными индейцами.
Еще одна небольшая часть смешанных негроидно-монголоидных браков приходится на потомков браков между афроамериканцами и азиатами. Потомки таких браков называются афроазиатами (малагасийцы также подходят под определение «афроазиаты»).
В этом рейтинге собраны самые красивые, на мой взгляд, афроазиатки и черные индианки. Есть также представительница малагасиек. В рейтинг включены только те девушки, у которых нет европеоидных корней. Как выглядит афроазиатка с европейскими корнями, можно увидеть на примере Ноэми Ленуар, которая входит в .

12 место. Radmilla Cody — певица и модель из второго по численности индейского народа США — навахо. В 1997 году выиграла титул Мисс Навахо, на котором оценивается не столько красота, сколько знание языка и традиций навахо. Отец Радмиллы — афроамериканец, мать — из народа навахо.

11 место. Nataly Andria (род. 3 февраля 1985, Мадагаскар) — французская певица малагасийского происхождения. Её настоящая фамилия — Andrianaivoson.

10 место. Thelma Aoyama (род. 27 октября 1987, Япония) — японская певица. Её дед по мужской линии родом с Тринидада и Тобаго.

9 место. Natasha Shanta Reid (род. 31 мая 1981, США), более известная как Yoon Mi-rae , — южнокорейская певица. Её отец — афроамериканец, мать — кореянка.

8 место. Ananda Lewis (род. 21 марта 1973, США) — американская телеведущая и модель. Имеет афроамериканские и индейские корни (её предки из числа индейских народов крики и черноногие).

7 место. Anya Ayoung-Chee (род. 17 октября 1981, США) — тринидадский модельер, телеведущая, модель, Мисс Тринидад и Тобаго 2008. Имеет китайские корни.

6 место. Leona Mitchell (род. 13 октября 1949, США) — американская оперная певица. Имеет афроамериканские и индейские (народ чикасо) корни.

5 место. Crystal Kay (род. 26 февраля 1986, Япония) — японская певица и актриса. При этом японских корней у нее нет. Её отец — афроамериканец, мать — кореянка.

4 место. Ariana Miyamoto — Мисс Япония 2015, представительница Японии на конкурсе «Мисс Вселенная 2015», где вошла в топ-10. Ариана родилась в Нагасаки (Япония) 12 мая 1994 года. Её отцом был афроамериканец, служивший в ту пору на базе ВМС США в Японии, а матерью — японка. После победы на конкурсе «Мисс Япония» девушка подверглась критике за неяпонскую внешность. Связано это с тем, что Миямото стала первой метиской, выигравшей на национальном конкурсе красоты, хотя в странах Европы, США и Канаде это давно стало нормой.

3 место. Джулия Джонс / Julia Jones (род. 23 января 1981, США) — американская актриса, ставшая известной после роли Леа Клируотер в фильме «Сумерки. Сага. Затмение» (2010). Имеет афроамериканские и индейские (народы чикасо и чокто) корни.

2 место. Шанель Иман / Chanel Iman (род. 1 декабря 1990, США) — американская топ-модель, трижды принимавшая участие в Victoria»s Secret Fashion Show. Журнал Vogue Paris включил её в топ-30 лучших моделей 2000-х годов. Отец Шанель Иман — афроамериканец, мать — наполовину кореянка, наполовину афроамериканка.

1 место. Наоми Кэмпбелл / Naomi Campbell (род. 22 мая 1970, Великобритания) — британская супермодель. По большей части предки Наоми Кэмпбелл — афроямайцы, также имеет китайские корни (её бабушка по мужской линии была китаянкой).

На днях одна юная японка сказала мне, что хотела бы выйти замуж за европейца, чтобы ее дети были half (половинки) — так тут зовут детей-метисов (уж не знаю, уместно ли тут слово «метис», я просто не могу сообразить, как правильно назвать человека, один из родителей которого японец, а другой — европеец). Многие японцы убеждены, что дети-метисы невероятно красивы, так что о такого рода «мечтах» я слышала уже не раз. Нет, детишек-европейцев тут тоже любят, но сами понимаете, родить ребенка с европейской внешностью для японки нереально, тогда как ребенок-метис — мечта вполне досягаемая.

Вот эта вот тоненькая грань, когда ребенок-метис для японцев вроде бы «свой», но в то

же время и «европейский» и привлекает к себе японцев.

Кстати, раньше дети-половинки из-за своей нестандартной внешности становились в японской школе изгоями. В связи с этим одна японка в свое время посоветовала мне уехать жить в Йокогаму — мол, Йокогама — огромный порт, там издавна иностранцев полно, так что твоих детей никто дразнить не будет. Но сейчас времена другие, и как правило, к детям-метисам окружающие относятся положительно.

В основном это связано с внешностью людей-«половинок»: в Японии сейчас в моде европейский тип лица. Среди людей публичных профессий (дикторы-модели-актеры и пр.) метисов очень много, что тоже говорит о большой популярности людей с такой внешностью.


(Одна из очень популярных в Японии «половинок» — Takigawa Christel. Папа — француз, мама — японка)


(Модель Мори Изуми. Папа японец, мама американка с итальянскими корнями)

Или вот — помню, к нам в садик приезжали с телевидения, снимали какой-то ролик. Саму передачу я благополучно пропустила, но одна из садиковых мам мне потом сообщила, что Линку много раз показали крупным планом и, мол, это естественно, ведь оператор ВЫБИРАЕТ лица…

Опять же, у метисов с рождения есть своя изюминка: кто-то рос за границей — а значит, имеет какой-то свой, отличный от «типичных» японцев опыт. Да даже если в Японии человек рос, раз один из родителей — иностранец, семья все равно немножко «другая». Все это тоже становится объектом интереса окружающих.

Однако есть и обратная сторона медали. Есть люди, которые склонны считать детей-метисов выскочками, мол, все с ними носятся, как с писаной торбой, так что надо ставить их на место. Мне почему-то кажется, что именно так относится к Линке ее учительница в школе. Впрочем, Линка и вправду девочка не самая покладистая: она любит быть в центре внимания, на все у нее своя точка зрения и при этом она у нас упрямая, как ослик. Ну, а воспринимает ли это учительница просто как особенность характера или же как последствие якобы избалованности ребенка-«половинки»- этого учительница мне все равно никогда не скажет. Впрочем, в отношении Линки с ее учительницей я очень необъективна, так что могу и ошибаться, но о такого рода «горячем желании» поставить якобы зарвавшегося метиса на место слышала уже не раз, так что, видимо, факт все же имеет место быть.

Когда мы жили в России, окружающие любили порассуждать на тему, на кого больше похожи мои дети. Но вот такого ажиотажа вокруг какого-то определенного типа внешности (и особенно детской внешности!) в России точно не было. Оно и понятно: в национальном плане разнообразия у нас куда больше, чем в Японии. А тут страна разнообразием не блещет — отсюда и перегибы…

В свете социальных, политических и этнических проблем часто встает вопрос о том, кто же такой чья кровь имеет индейские и европейские «корни», или же тот, кто относится к странам жаркой Африки? На этот вопрос есть два ответа, и каждый из них будет раскрыт в статье. Стоит отметить, что, несмотря на строгость, которой любят придерживаться современные политики, свыше одной пятой части населения Земли на сегодня не являются «чистыми» представителями определенной расы. Итак, начнем разъяснения и попробуем понять, кто же такой метис.

Человек, рожденный от и представителя называется «метисом». Это большинство типичных мексиканцев, жителей Антил, Доминиканской республики и Представители этой встречаются и в США (штат Калифорния), а также в некоторых южных регионах страны. Кровь этих людей имеет испанские корни и индейские, следовательно, она дает свои обладателям смуглую кожу, выразительные глаза, темные волосы. Это основные признаки, которыми характеризуется типичный метис.

Человек, рожденный от родителей — представителей различных расовых групп, в наши дни также считается метисом. В качестве примеров подобных браков можно привести союз азиата и европеоида, негра и индейца, европеоида и индейца и так далее. Исходя из этого получается, что «метисами» называют всех людей, в чьих жилах течет кровь различных рас. Конечно же, ребенок от брака англичанина и француженки в эту категорию не входит. В таком случае их малыш — это просто межнациональный субъект общества, но никак не метис. Человек смешанных кровей, как правило, обладает ярко выраженной внешностью, в которой соединяются черты обоих родителей.

Однако бывает и так, что выявить наличие чужестранных кровей невозможно по внешности. Мы привыкли, что подавляющее большинство метисов проживает в однако забываем о браках европейцев и азиатов. Дети таких родителей могут иметь совершенно неприметную внешность лишь с малым «намеком на восток». А может быть и наоборот — ребенок унаследует черные узкие глаза одного из родителей, густые прямые волосы, мимику.

Чаще всего черты подобных кровосмешений проявляются в ранние годы. Дети-метисы (фото приведены в статье) обладают очень яркой, выразительной внешностью. В маленьком личике сочетаются преимущественно все черты, которые характерны и для мамы, и для папы. С годами человек «прибивается» к одной из сторон.

Самые яркие и красивые метисы — это большинство современных звезд кино и сцены. Среди них можно назвать Адриану Лиму, бразильскую модель, Кендис Свейнпол — модель из Южной Африки, Натали Портман — актрису, в чьих жилах течет ближневосточная и американская кровь. Среди звезд, которых в роли метисов себе трудно представить, стоит назвать Камерон Диаз. В ее жилах течет европейская и индейская кровь, несмотря на голубые глаза и светлые волосы. А вот Леонардо ди Каприо можно считать нашим соотечественником — его дедушка был русским, а родители, следовательно, имели славянско-индейское происхождение.

Метис — человек неопределенной расы

В свете социальных, политических и этнических проблем часто встает вопрос о том, кто же такой метис. Человек, чья кровь имеет индейские и европейские «корни», или же тот, кто относится к странам жаркой Африки? На этот вопрос есть два ответа, и каждый из них будет раскрыт в статье. Стоит отметить, что, несмотря на строгость, которой любят придерживаться современные политики, свыше одной пятой части населения Земли на сегодня не являются «чистыми» представителями определенной расы. Итак, начнем разъяснения и попробуем понять, кто же такой метис.

Человек, рожденный от американского индейца и представителя негроидной расы, называется «метисом». Это большинство типичных мексиканцев, жителей Антил, Доминиканской республики и стран Южной Америки. Представители этой смешанной расы встречаются и в США (штат Калифорния), а также в некоторых южных регионах страны. Кровь этих людей имеет испанские корни и индейские, следовательно, она дает свои обладателям смуглую кожу, выразительные глаза, темные волосы. Это основные признаки, которыми характеризуется типичный метис.

Человек, рожденный от родителей — представителей различных расовых групп, в наши дни также считается метисом. В качестве примеров подобных браков можно привести союз азиата и европеоида, негра и индейца, европеоида и индейца и так далее. Исходя из этого получается, что «метисами» называют всех людей, в чьих жилах течет кровь различных рас. Конечно же, ребенок от брака англичанина и француженки в эту категорию не входит. В таком случае их малыш — это просто межнациональный субъект общества, но никак не метис. Человек смешанных кровей, как правило, обладает ярко выраженной внешностью, в которой соединяются черты обоих родителей.

Однако бывает и так, что выявить наличие чужестранных кровей невозможно по внешности. Мы привыкли, что подавляющее большинство метисов проживает в Южном полушарии, однако забываем о браках европейцев и азиатов. Дети таких родителей могут иметь совершенно неприметную внешность лишь с малым «намеком на восток». А может быть и наоборот – ребенок унаследует черные узкие глаза одного из родителей, густые прямые волосы, мимику.

Чаще всего черты подобных кровосмешений проявляются в ранние годы. Дети–метисы (фото приведены в статье) обладают очень яркой, выразительной внешностью. В маленьком личике сочетаются преимущественно все черты, которые характерны и для мамы, и для папы. С годами человек «прибивается» к одной из сторон.

Самые яркие и красивые метисы – это большинство современных звезд кино и сцены. Среди них можно назвать Адриану Лиму, бразильскую модель, Кендис Свейнпол – модель из Южной Африки, Натали Портман – актрису, в чьих жилах течет ближневосточная и американская кровь. Среди звезд, которых в роли метисов себе трудно представить, стоит назвать Камерон Диаз. В ее жилах течет европейская и индейская кровь, несмотря на голубые глаза и светлые волосы. А вот Леонардо ди Каприо можно считать нашим соотечественником – его дедушка был русским, а родители, следовательно, имели славянско-индейское происхождение.

Почему европейские тяночки самые красивые, а

>>215100941
>метисы белых южан и азиатов самые здоровые и умные

Дети-метисы белых и азиатов в два раза сильнее, чем азиатские дети, подвержены психическим заболеваниям.

Источник http://news.ucdavis.edu/search/news_detail.lasso?id=8732

Цветные автоматически повышают свой статус, вступая в отношениям с белыми (а белые, встречаясь с черными — нет)

Источник http://sf.oxfordjournals.org/content/89/3/807.abstract

Дети-мулаты белых и черных имеют более слабое здоровье, чем белые дети.

Источник https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2867623/

Дети партнеров разных рас имеют более высокий риск мертворождения, чем у пар одной расы.

Источник
https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/15994621

Дети-мулаты черных и белых чаще полностью белых и черных принимают неудачные решения.

Источник http://www.nber.org/papers/w14192
90% женщин, имеющих ребенка от черного, не выходят замуж за отца.

Источник http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2625893

77% американских женщин, имеющих ребенка от черного, зарабатывают менее 10,000 долл. в год.

Источник http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2625893

98% белых женщин, имеющих ребенка от черного, не получают никакой финансовой помощи от отца.

Источник http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2625893

Среднестатистическая белая американка с ребенком от черного имеет годовой доход в 7250 долл. (не включая пособие).

Источник http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2625893

97% белых американок, имеющих ребенка от черного, получают пособие по безработице.

Источник http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2625893

97% черных отцов, которые имеют детей от белой женщины, не участвуют в жизни своих детей.

Источник http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2625893

Дети мулаты и метисы получают меньше родительской поддержки из-за большой генетической дистанции.

Источник http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1111/j.1095-8312.2008.01110.x/abstract

97% межрасовых (черный отец, белая мать) детей рождены вне брака.

Источник http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2625893

В парах черных и белых присутствует больше бытового насилия, чем в “белых” парах, и столько же, как в “черных”.

Источник http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3611980/

Предрасположенность против расового смешения имеет биологическое происхождение.

Источник http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/19422626

Риск развода межрасовых браков 23.5% (у однорасовых браков — 13% ).

Источник http://www.jstor.org/stable/4145377

Дети метисы и мулаты страдают от низкой самооценки, социальной изоляции и плохих внутрисемейных отношений.

Источник http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1448064/

Дети метисы и мулаты имеют более высокий риск проблем со здоровьем, высокого уровня стресса, курения и злоупотребления алкоголем.

Источник http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1448064/

Межрасовые пары посвящают меньше времени бытовым
делам, чем пары одной расы.

Источник http://link.springer.com/chapter/10.1007%2F978-1-4614-1623-4_9

Мулаты и метисы не могут становиться реципиентами донорских органов.

Источник http://content.time.com/time/health/article/0,8599,1993074,00.html
Азиаты, которые вступают в браки вне своей расы, менее образованы, чем остальные азиаты.

Источник http://sf.oxfordjournals.org/content/91/2/453

90% белых американок, имеющих ребенка от черного, не имеют работы или зарабатывают менее 10.000 в год.

Источник http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2625893

Белые женщины, которые выходят замуж за представителей меньшинств, как правило, бедны и стремятся браком улучшить свой социо-экономический статус.

Источник http://paa2008.princeton.edu/papers/80046#page=7

Стройные, атлетичные и подтянутые белые женщины в семь раз чаще склонны отказаться встречаться с черными мужчинами, чем женщины с лишним весом.

Источник http://paa2008.princeton.edu/papers/80046#page=23

Мужчины и женщины с хорошим образованием склонны исключить черных как партнеров для романтических отношений.

Источникhttp://paa2008.princeton.edu/papers/80046#page=23

«Отец — бурят, мать — русская, я, соответственно, метис»

Назначенный накануне президентом временно исполняющим обязанности главы Бурятии Алексей Цыденов прилетел вчера в Улан-Удэ, где пообещал в первую очередь заняться изучением бурятского языка. Врио главы Пермского края Максим Решетников, назначенный 6 февраля, уже провел первые кадровые перестановки в правительстве. А белгородский губернатор Евгений Савченко объявил вчера, что в сентябре будет баллотироваться на седьмой срок.

Официальное представление Алексея Цыденова местным чиновникам, депутатам и общественным деятелям прошло в зале заседаний Народного хурала. Господин Цыденов прилетел в Улан-Удэ утренним рейсом из Москвы. В аэропорту его встречали чиновники и силовики, а также экс-глава республики Вячеслав Наговицын. Позже из Новосибирска прилетел полпред президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло, который и представлял врио главы Бурятии.

Господин Меняйло сообщил, что у Алексея Цыденова имеется «хороший управленческий опыт», и перечислил места его учебы и работы. Новой для присутствующих стала только информация о наличии у врио губернатора четверых детей, а не троих, как значится в его биографии. По завершении торжественной части господин Цыденов пояснил, что младший ребенок родился в сентябре 2016 года.

Говоря о своих планах, врио губернатора повторил то, что накануне говорил президенту. Он пообещал работать над раскрытием туристического потенциала республики, развивать сельское хозяйство и содействовать освоению месторождений полезных ископаемых. «Результаты будут конкретными»,— заверил он. Господин Наговицын отметил, что «в обществе есть запрос на перемены», но «нам вместе не стыдно смотреть назад». Спикер Народного хурала Цырен Доржиев сообщил, что в связи с назначением нового главы жители Бурятии «ждут больших перемен», «новаторских идей развития». «Руководить национальной республикой довольно сложно, и я надеюсь, мы найдем взаимопонимание»,— напутствовал господин Доржиев.

На брифинге не обошлось без национального вопроса. «Мой отец — бурят, мать — русская, я, соответственно, метис»,— сообщил Алексей Цыденов. В ближайшее время он намерен подучить бурятский язык. «Моя жена говорит, стыдно забыть родной язык, надо учить, и обозначила сроки»,— признался врио главы. Он добавил, что с 2010 года числится в кадровом резерве президента. «У нас постоянно проходили тесты, курсы повышения квалификации, стажировки. То, что произошло сейчас, результат длительной работы»,— подытожил он. Начать работу врио главы республики намерен с ознакомительных поездок по районам Бурятии.

Максим Решетников, назначенный врио губернатора Пермского края 6 февраля, уже начал формирование команды. Он подписал первый указ, возложив на себя обязанности председателя правительства. «Пока сам возглавлю правительство, считаю это абсолютно правильным на нынешнем этапе»,— сказал врио губернатора. Вчера свой пост покинула вице-премьер — руководитель аппарата правительства края Елена Абузярова. Она вместе с экс-вице-премьером Олегом Демченко входила в круг ближайших соратников экс-губернатора Виктора Басаргина, вместе с которым работала в Министерстве регионального развития и перешла в краевое правительство в 2012 году.

Источник в правительстве сообщил, что Максим Решетников подписал распоряжение о назначении вице-премьером — руководителем аппарата правительства Елены Лопаевой, ранее — замруководителя департамента экономической политики и развития города Москвы, который возглавлял господин Решетников до того, как стал врио губернатора. «Безусловно, нужен определенный приток кадров, и его можно обеспечить. Много выходцев из Перми успешно работают в Москве и состоялись как специалисты по очень разным направлениям, в том числе в Пермском землячестве. Конечно, я буду вести с ними переговоры»,— описал свою кадровую политику господин Решетников.

Источник в окружении главы края сообщил, что в ближайшее время произойдет еще ряд отставок и назначений, в частности может смениться министр финансов (и. о. министра Антон Бахлыков). «Социалку пока не трогают, накануне выборов это опасно»,— говорит собеседник «Ъ»

Белгородский губернатор Евгений Савченко, который руководит областью 24 года, вчерашнюю пресс-конференцию начал с ответа на «напряженно витающий в воздухе» вопрос о его политических планах (напомним, об отставках глав Пермского края и Бурятии также объявлялось на внеплановых пресс-конференциях 6 и 7 февраля). «Срок моих полномочий истекает в октябре. Сейчас февраль, выборы планируются на сентябрь. Закон не запрещает мне участвовать в выборах, я имею на это право и планирую им воспользоваться»,— сказал он. В то же время, по словам губернатора, в области есть «десять—пятнадцать человек», которые «способны достойно исполнять обязанности высшего должностного лица области». «Давайте подождем. Может быть, мы их после сентября увидим, а может быть, и раньше. Время сейчас очень быстро меняется. Если я сейчас назову того или другого, его на куски начнут рвать»,— объяснил господин Савченко.

Екатерина Еременко, Иркутск; Дмитрий Никитин, Пермь; Всеволод Инютин, Воронеж

Самые красивые метиски Бишкека — ФОТОСЕССИЯ — Новая Эпоха

Людей смешанных кровей общество всегда считало привлекательными. В этом мы убеждаемся не первый раз. Limon.KG продолжает фотопроект, посвященный людям с интересной родословной. Наши героиyb рассказали, каково это быть в центре внимания. Перед вами интересные истории 10 девушек.

Зарина Гапарова. Папа — кыргыз, мама — таджичка

«Мои корни сыграли большую роль в жизни. В первую очередь это отразилось на моей внешности, культуре и семейных традициях. У меня два родных языка — кыргызский и таджикский.

В семье я старшая, и воспитали меня в строгости. Я помню фразу, которую мне всегда говорили: «Ты пример для своих братишек и сестренок».

Как бы не смешно это ни звучало, но для своих я чужая, а для чужих – своя (улыбается). Когда я говорю, что кыргызка, мне не верят. Мне нравится удивлять людей и рассказывать о том, сколько кровей во мне намешано».

Фируза Ахметова. Папа — узбек, мама — русская

«Себя считаю скорее узбечкой. Что касается моих корней, то они целиком и полностью повлияли на формирование моего сознания. Они сопровождали меня с самого рождения, чему я очень рада. Я знаю свое происхождение, традиции и обычаи двух народов. В этом плане я придерживаюсь консервативных взглядов и считаю, что знание своих корней и соблюдение всех его составляющих является неотъемлемой частью жизни.

Часто родители многое мне позволяли, но я с самого детства все равно чувствовала, что живу в мусульманской семье, и есть вещи, которые должны быть закреплены за мной на всю жизнь и которым я должна следовать.

Традиции мы соблюдаем исключительно узбекские. Конечно же, ни одно мероприятие не обходится без приготовления плова. Особую роль занимает и национальная одежда. Несмотря на то, что мы проживаем в Кыргызстане, наш гардероб не обделен одеждой с национальным колоритом. Скажу больше, моя мама, будучи русской, имеет немало национальных нарядов, и с удовольствием их носит. Что касается приема гостей, то по узбекским обычаям это тоже своего рода целый обряд, которому следует наша семья. Гостей мы встречаем у самых ворот, мужчин и женщин мы сажаем по разные столы и подаем праздничные блюда. И, конечно же, все мусульманские праздники празднуем согласно правилам.

С первого класса мы учили кыргызский язык, и я потихоньку начала его осваивать и всегда внимательно слушала преподавателя, все письменные работы выполняла на «отлично», но разговаривать на кыргызском не приходилось. В 7 классе у нас появилась кыргызская литература, и тогда мне пришлось начать рассказывать произведения на кыргызском. Помню, как впервые мои одноклассники услышали, как я говорю на кыргызском, весь класс пристально смотрел на меня. Мне стало неловко, я начала смущаться. После урока все подходили ко мне и говорить, что я хорошо говорю на кыргызском, и из моих уст он звучит как-то по-особенному. Девочка, которая похожа на русскую, сама узбечка, а говорит на кыргызском (улыбается). По сей день меня так и встречают».

Диана Садыкова. Папа — татарин, русский, мама — татарка, дунганка, китаянка, украинка

«Я не отношу себя к определенной национальности. Насчет выбора религии мне было легко, так как мама и папа христиане, но в моей огромной семье есть и мусульмане.
По паспорту я татарка, выбрала эту национальность, как в свое время сделали это мои мама и бабушка.

Воспитывалась я больше по русским традициям, потому как жила с бабушкой долгое время, а мама часто была в разъездах. В семье я единственный ребенок. Традиций мы не соблюдали, но отмечали праздники разных религий одинаково.

При знакомстве со мной многие не могут понять, какой я национальности, кто-то думает, что я узбечка, уйгурка, а бывало и цыганка, это было с мешно (улыбается). Мне нравится моя внешность. А самое главное меня везде принимают за свою».

Салия Насиралиева. Папа — кыргыз, мама — еврейка, украинка, русская

«Помню, года два назад стояла на остановке и ждала маршрутку, а позади меня стояли два парня, оба кыргызы. Весь их диалог проходил на кыргызском языке. Они обсудили меня с ног до головы. В основном говорили о внешности. Один из них сказал, мол, вот если бы она не была бы русской, я бы с ней познакомился. В это время подъехала моя маршрутка, я не сдержалась, повернулась и сказала «комплиментеринерге чон рахмат, мен кыргызмын» («спасибо за комплименты, я кыргызка»). Нужно было видеть их лица, глаза на лоб полезли (улыбается). Они переглянулись и еле сдерживали смех, а я развернулась и уехала. Таких историй хватает, они происходят со мной и по сей день».

Эленаз Рой. Папа — иранец, азербайджанец, мама — кыргызка

«Я – иранка и кыргызка, придерживаюсь ислама. Мои родители учили с детства, что нужно уважать все нации и традиции. Так как папа и мама в разводе, в доме отца я соблюдаю иранские традиции, а у мамы – кыргызские.

По паспорту я кыргызка.

Благодаря моей многонациональной семье я владею несколькими языками и знаю культуру и традиции кыргызов, иранцев и азербайджанцев.

Самое интересное, что я не похожа ни на кыргызку, ни на иранку. В Кыргызстане мне говорят, что я похожа на уйгурку либо узбечку. В Иране твердят, что я похожа на китаянку, для них мои глаза узкие» (улыбается).

Александра Кравцова. Папа — русский, удмурт, украинец, мама — татарка, русская, украинка, грузинка, турчанка

«Так как в нашей стране национальность определяется по отцу, в моем паспорте указано, что я русская. Но я не могу отнести себя к конкретной национальности. Я – агностик. Не отрицаю существования Бога, но и не принимаю сторону какого-либо религиозного направления.

Я очень горжусь многонациональностью своей семьи. Благодаря тому, что мы знаем о своих корнях, мы чувствуем себя частью чего-то большего, разностороннего и очень важного.

В нашей семье не делается упор на национальную принадлежность. Не только у нас, но и у двоюродных и троюродных братьев и сестер браки интернациональные. Нас воспитывали уважать свободу выбора.

Мы отмечаем и мусульманские, и христианские праздники. Когда ты живешь в многонациональной семье, будь готов к разным вещам. Например, к странному сочетанию имен, отчеств и фамилий, к полному смешению культур и религий, неразберихе – кто ты по национальности, к конкуренции шорпо и окрошки, плова и борща, куличей и боорсоков, к ответам на «привет» — «салам» и наоборот; к знанию кучи странных примет и обычаев, к любви праздновать все праздники» (смеется).

Полина Беккер. Папа — поляк, еврей, мама — немка, цыганка

«Все-таки я считаю себя еврейкой. Я не придерживаюсь какого-либо вероисповедания, а по паспорта я немка.

Родители привили мне любовь к учебе, труду, учили почитать старших. Моя многонациональная родословная научила относиться ко всем людям с уважением, чтить и уважать традиции разных культур.

Нам нравится собираться всей семьей, что свойственно цыганским обычаям.
Как известно, цыгане, в основном, темные, а евреи в большей степени кудрявые. Так вот, я очень отличаюсь от своих братьев и сестер. К сожалению или к счастью, я не темная и не кудрявая. А самое интересное, я похожа на русскую. Из меня получилась такая «сборная солянка» (смеется).

Лилия Семейкина. Папа — турок, индус, мама — русская

«На самом деле я считаю себя ребенком мира. Люди приписывают мне самые разнообразные национальности, ведь действительно сразу и не определить, кто я. По паспорту я русская. Мои родители развелись, поэтому мама дала мне свою фамилию и отчество. В детстве меня крестили. В семье достаточно много мусульман. Я спокойно себя чувствую, как в окружении православных, так и в окружении мусульман. Считаю, что творец один. Главное ведь верить во что-то (улыбается).

Где-то на генном уровне я обожаю острую еду и кухню Индии. В крови у меня турецкий национальный танец бар, научилась танцевать его на турецких свадьбах. А в русском народе я просто обожаю просторы и природу. Ну, знаете такое огромное необъятное поле, колосья шелестят. Прям чувствую, что я оттуда (улыбается).

Так как я живу в многонациональной стране, дома мы празднуем как православные, так и мусульманские праздники.

Со мной этим летом произошел интересный случай. Я работала в Турции, в туристической сфере. Ко мне подошли русские туристы и пытались что-то спросить на ломанном турецком языке. Я ответила им на русском. Они были удивлены, узнав, что русский приходится мне родным языком. На вопрос, откуда я, они были удивлены ещё больше. Поскольку я рассказала, что во мне есть и турецкие корни, мой родной язык русский, а моя родина – Кыргызстан».

Амалия Абдылдаева. Папа — араб, мама — кыргызка

«Я исповедую религию ислам, так как мои родители мусульмане. По паспорту я кыргызка. Я благодарна своим корням и вообще моим родителям за то, что родилась с такой необычной внешностью. У нас есть семейная традиция: в конце каждого месяца дети, внуки и правнуки – все едут к бабушке, там мы проводим семейный день, дарим друг другу подарки, общаемся, играем, бабушка рассказывает разные интересные истории, в общем проводим день в кругу родных и близких.
У меня есть смешная история. Когда я родилась, я была единственной новорожденной с такой необычной внешностью. Пришло время выписывать нас с мамой, ей принесли ребенка. Она испугалась: «Кто это? Она не моя дочка!». Оказывается, врачи перепутали детей».

Яна Токарева. Папа — русский, мама — кыргызка

«Я считаю себя мусульманкой, знаю два языка и две абсолютно разные культуры. По паспорту я — русская. Родители прививали во мне любовь к нашей стране и к нашему многонациональному народу. Не бывает плохих наций, бывают плохие люди. Фундамент нашей семьи составляет демократия, поэтому я могу открыто говорить о чем думаю и всегда рассчитывать на поддержку семьи. Дома мы соблюдаем кыргызские и русские традиции, отмечаем все праздники. Я дипломированная актриса, участвую в кастингах, порой сталкиваюсь с такой ситуацией, когда для роли русской девушки мне говорят, что я выгляжу как азиатка, а для кыргызки – я европейка» (улыбается)».

www.novayaepoxa.com

Как миф о метисах смешанной расы исказил науку в Латинской Америке

Нисея Кинтино Амауро всегда знала, кто она такая.

Она родилась в Кампинасе, последнем городе Бразилии, который запретил рабство в 1888 году. Она выросла в районе чернокожих в семье чернокожих. И большая часть ее детства прошла в бесконечных собраниях, организованных Объединенным черным движением, самой известной организацией по защите гражданских прав чернокожих в Бразилии, которую ее родители помогли основать для борьбы с многовековым расизмом в стране.Она знала, что она Черная.

Но в конце 1980-х, когда Амауро было около 13 лет, в школе ей сказали, что бразильцы — не черные. Они тоже не были белыми. Ни какой другой расы. Их считали mestiços или pardos — термины, уходящие корнями в колониальные кастовые различия, обозначающие сочетание европейского, африканского и коренного происхождения. И как один смешанный народ, все они были равны друг другу.

Идея показалась странной. Даже неверно.«Мне это показалось довольно странным», — говорит Амауро, ныне химик в Федеральном университете Уберландии в Минас-Жерайсе и член Бразильской ассоциации чернокожих исследователей. «Как все могут быть равны, если существует расизм? В этом нет смысла ».

Обеспокоенность Амауро эхом отражается в Латинской Америке, где поколения людей учили, что они являются результатом долгой истории смешения разных предков, которые все пришли или были вынуждены жить в этом регионе.

Нисеа Кинтино Амауро — химик из Минас-Жерайс, Бразилия.Предоставлено: Пабло Альбаренга для Nature

В Мексике, например, большинство людей также считают себя метисами — термин, появившийся в колониальный период для объяснения смешения этнических групп, особенно между коренными народами и испанскими колонизаторами. Процесс слияния, именуемый mestizaje , был настолько интенсивным, что многие мексиканцы говорят, что больше нет смысла говорить о расе или расизме. Идея пострасового общества получила важную поддержку в ранних генетических исследованиях двадцатого века и современных исследованиях генома человека, которые показывают, что большинство людей происходят от смеси разных предков.Это объединяющее видение распространилось по всей Латинской Америке, сформировав государственную политику и представления о расе.

Но, как и все другие ярлыки, основанные на расе, метисы — это социальная конструкция, а не четко определенная научная категория людей, имеющих сходные генетические характеристики. И многие исследователи начали оспаривать идеологию метисов, которую они считают источником боли для многих людей — и скрывающим, а иногда и тревожным влиянием в науке.

«Метисы — это все и ничего.Это не очень наглядно », — говорит Эрнесто Шварц-Марин, мексиканский антрополог, изучающий взаимосвязь между исследованиями геномики и идеями расы в Университете Эксетера, Великобритания. «Почему мы считаем эти категории, рожденные произвольным характером колониального завоевания, биологически значимыми?»

Повествование метисов предполагает отсутствие расизма — даже при наличии достаточных доказательств того, что цвет кожи является мощным фактором, определяющим уровень благосостояния и образования в Латинской Америке.

И концепция mestizaje по сути подавляла заметность и признание коренных и черных людей в регионе, а иногда и возвышала европейское происхождение. «Эта концепция — еще один вредный пережиток колониального правления», — говорит Джумко Огата, изучающий латиноамериканские исследования в Национальном автономном университете Мексики (UNAM) в Мехико. Она также занимается просветительской деятельностью по борьбе с расизмом и называет себя афро-японской мексиканкой. «Он романтизировал и искажал многие истории лишения прав собственности, извлечения, насилия и колонизации», — говорит она.«Это было и остается очень жестоким».

Ее мысли являются частью более широкого обсуждения, которое происходит в латиноамериканском обществе — и в исследовательском сообществе. Критики говорят, что миф о метисах оказал тревожное влияние на науку. По мнению некоторых исследователей и активистов, то, как метисы использовались во многих генетических исследованиях, искажало или игнорировало истории людей с коренными или африканскими корнями. Более того, они утверждают, что эта и другие категории, используемые в генетике человека, имеют устаревшие или даже расистские взгляды.

Юмко Огата учится в УНАМ в Мексике Фото: Паулина Фи Гардуньо

Некоторые призывают исключить ярлык метисов из генетики человека и принять гораздо более конкретные термины, не связанные с колониальными концепциями. Другие говорят, что идея метисов не так проблемна, как утверждают критики.

Ясно одно, — говорит Виветт Гарсия Дейстер, научный этнограф из UNAM, изучавшая влияние идеологии метисов на генетические исследования в Мексике. «Нет простого решения.”

Рождение идеи

Идея mestizaje прошла полный цикл от истоков. В начале 1900-х годов политики по всей Латинской Америке начали понимать, что эта концепция может быть эффективным инструментом для формирования национальной идентичности. В то время «научный» расизм был широко распространен в Соединенных Штатах, где псевдонаучная теория евгеники использовалась для оправдания лишения людей их прав; это включало принудительную стерилизацию тысяч афроамериканцев, коренных американцев и пуэрториканцев, которая продолжалась до 1970-х годов.Сторонники евгеники считали, что смешение рас может привести к «вырождению» и «упадку». И они указывали на события к югу от границы, чтобы поддержать свои идеи.

Политические потрясения, охватившие Латинскую Америку после обретения независимости, часто приписывали широко распространенному смешению, которое произошло с колониальных времен, и политики США видели в этом возможность вмешательства, говорит Джульет Хукер, никарагуанский политолог из Университета Брауна в Провиденсе. , Род-Айленд. «Идея заключалась в том, что из-за своей расовой неоднородности латиноамериканские народы были склонны к хаосу», — добавляет она.«На самом деле они не могли управлять собой, поэтому им требовалось вмешательство США».

Но некоторые латиноамериканские интеллектуалы отвергли идею о том, что расовое смешение на самом деле положительно. И они сформулировали теории, которые побудили латиноамериканцев принять идентичность метисов, которые, по их словам, сочетают в себе лучшие черты каждой группы. Их послание было посланием социальной сплоченности, которое многие из этих стран использовали, чтобы противостоять господству США и объединять людей под влиянием националистических настроений.

«Миф о метисах был проектом Латинской Америки, направленным на то, чтобы положить конец идее о том, что все гибридное, все смешанное — неполноценное», — говорит Шварц-Марин. «Он родился как ответ на расистский пуризм того времени».

Эта идеология смешанной расы преобладала с 1920-х и 1930-х годов, хотя и не без вредных аспектов. Смешение этнических групп рассматривалось привилегированными членами общества как способ «отбелить» нацию в долгосрочной перспективе. И это распространяло веру в то, что бедствие расизма не могло существовать там, где границы человеческих различий были настолько размыты.

Джульетта Хукер, никарагуанский политолог из Университета Брауна в Род-Айленде Фото: Ник Дентамаро / Управление коммуникаций Университета Брауна

«Исторически эти идеи служат для отрицания присутствия коренных народов и выходцев из Африки. Сказать, что их больше нет, что они были поглощены процессом mestizaje », — говорит Хукер, которая испытала это в детстве, когда ее семья переехала с афро-карибского побережья Никарагуа, где она выросла, в это в основном столица метисов.Люди там редко идентифицировали себя как Блэк, даже те, которые были похожи на нее, и неоднократно спрашивали, почему она так себя идентифицировала. В 2017 году Хукер исследовала происхождение и историю мифа о метисах в своей книге Theorizing Race in the Americas .

В 1960-х годах организация ООН по культуре ЮНЕСКО признала отсутствие генетических свидетельств существования человеческих рас. Тем не менее, ученые были заинтересованы в изучении расового смешения, иногда таким образом, чтобы поддерживать расистские идеи в то время.И Латинская Америка считалась идеальной реальной лабораторией для этого.

Бразильские генетики были особенно продуктивны в этой области и опубликовали большое количество статей, в которых пытались объяснить «тригибридное» происхождение бразильцев с черным, белым и коренным происхождением; и исследователи искали «расовые маркеры», чтобы рассчитать степень смешения рас.

В Мексике врач, ставший генетиком Рубен Лискер, использовал генетические маркеры для картирования дефицита ферментов и аномальных гемоглобинов, белков организма, переносящих кислород, у тех, кого он назвал «индейцами, потомками испанцев и их смесью».Его подход следовал доминирующей идеологии в Мексике, которая подчеркивала смешение между коренными народами и европейцами и в значительной степени игнорировала вклад людей африканского происхождения — хотя его результаты действительно предполагали, что в определенных частях страны от 5% до 50% генетического вариации, обнаруженные в коренных популяциях, также были обнаружены в африканских популяциях 1 . (Во время колониальной работорговли миллионы людей из Африки были порабощены и отправлены в Латинскую Америку против их воли.)

Мексике понадобилось много лет, чтобы признать связь с Африкой. В 2015 году после долгой борьбы за признание более 1 миллиона афро-мексиканцев было разрешено идентифицировать себя в качестве таковых в национальной переписи населения, которая ранее их не признавала. К 2020 году это число увеличилось до 2,5 миллионов человек, или 2% населения страны.

Геномика метисов

До мая 2007 года Луис Антонио Фелисиано Маркондес никогда не думал, что его личность будет раскрыта по всей Бразилии.Но в том месяце в СМИ вспыхнуло его генетическое происхождение. Как один из ведущих певцов и композиторов самбы в стране, его чернота никогда не подвергалась сомнению. Людям нужно было только увидеть его сценический псевдоним Негиньо да Бейжа-Флор; «Neguinho» относится к его смуглому цвету лица и для бразильцев может означать выражение привязанности, расизма или и того, и другого.

Изучив 40 регионов в геноме Марконда, группа исследователей под руководством генетика Сержио Пенья из Федерального университета Минас-Жерайс в Белу-Оризонти пришла к выводу, что у Марконда преобладала европейская родословная — 67%.Результат оказался неожиданным. «Европейский, я?» — сказал он в интервью. «Я ориентируюсь на цвет моей кожи».

Тест на происхождение был частью проекта, заказанного телекомпанией BBC Brazil, чтобы выявить генетические профили девяти черных знаменитостей, которые показали, что многие из них имеют смешанное происхождение. Эти результаты относятся к большему количеству исследований, которые, начиная с 1990-х годов, четко изображают Бразилию как разнообразную нацию, которая также не имеет расы, где все настолько смешаны, что теперь невозможно генетически дифференцировать людей на разные группы или популяции.Но идея бескрасового общества противоречит жизненному опыту многих бразильцев, особенно тех, кто не считает себя белыми.

Представления о смешении расовых принадлежностей в Латинской Америке развивались по-разному. В Колумбии, хотя преобладающее мнение представляет страну как одну смешанную нацию, существует сильная тенденция к разделению ее на несколько регионов, каждый с различными типами и степенью примеси. В регионе Антиокия, где испанские колонизаторы основали свои первые поселения, некоторые люди продвигают почти мифологический рассказ, превозносящий их европейское, белое происхождение, говорит Мария Фернанда Оларте-Сьерра, колумбийский этнограф науки и технологий из Амстердамского университета в Нидерландах. .

Итак, когда в одной из статей в 2006 году выяснилось, что происхождение антиокийцев составляет от 70% до 80% европейцев 2 , что является самым высоким показателем в стране, многие люди приветствовали выводы, которые существенно укрепили представление о себе как о в основном некоренных и «не-черный», — говорит Оларте-Сьерра. Но она отмечает, что ученые отбирали образцы только людей из высокогорья, которые в основном идентифицируют себя как метисов, и не учитывали афроколумбийские общины, живущие в прибрежной зоне Антиокии и в долине реки. «Я думал, что это самоисполняющееся пророчество», — говорит Оларте-Сьерра.«Это имело неоспоримые последствия».

Другое пророчество исполнилось в 2009 году, когда Мексиканский национальный институт геномной медицины (INMEGEN) обнародовал результаты 3 государственного мексиканского проекта по разнообразию генома. После четырехлетних усилий по сбору и анализу образцов крови у людей, живущих по всей стране, ученые показали, что большая часть мексиканского населения происходит из смеси коренных и европейских народов, причем эти две группы, как правило, рассматриваются как почти полностью составляющие большинство метисов. .«Это подтвердило на молекулярном уровне, что были предковыми популяциями большинства мексиканцев», — говорит Херардо Хименес Санчес, медицинский генетик, который курировал проект и был основателем и первым директором INMEGEN.

Виветт Гарсиа Дейстер — научный этнограф в UNAM. На фреске написано: «Никогда больше науки без нас». Фото: Стефания Корпи Арно для Nature

Полученные данные стали крупным событием в Мексике, особенно потому, что многоэтнические популяции не были включены ни в одну из глобальных попыток картирования генетических вариаций между людьми, таких как проект HapMap, целью которого было выявить общие вариации в геноме человека.Хименес Санчес объявил результаты во время государственной церемонии в президентской резиденции и представил их как «книгу жизни» мексиканцев.

Это событие вызвало у некоторых исследователей чувство дискомфорта. «Мне показалось проблематичным, что идеология метисов не подвергалась сомнению, — говорит Гарсиа Дейстер. Хотя проект был направлен на измерение разнообразия в Мексике, исследование первоначально включало ограниченную выборку из 300 человек, помеченных как метисы, и сравнивало их с 30 людьми, идентифицированными как сапотеки, которые представляли коренное происхождение.Генетики также взяли образцы людей из других групп коренных народов, но в конечном итоге многие из них были признаны имеющими значительную генетическую примесь, и они были исключены как «геномный шум», — говорит Гарсия Дейстер, взявший интервью у нескольких исследователей INMEGEN. «И снова коренное население было в некоторой степени на службе у нации, — говорит она, — потому что нам нужно было, чтобы они рассказали нам что-то о метисах».

Проект INMEGEN был сфокусирован на геномной медицине, и Хименес Санчес говорит, что он предоставил огромное количество данных, которые с тех пор помогли генетикам понять, как мексиканские метисы реагируют на фармацевтические препараты и какие варианты генов, многие из которых связаны с коренным происхождением, являются связанные со сложными состояниями, такими как диабет или высокое кровяное давление.«Изучение этой комбинации генов с разным происхождением может установить риски для болезней или, что еще лучше, возможность защитить вас от них», — говорит иммуногенетик Хулио Гранадос Арриола из Национального института медицинских наук и питания Сальвадора Субирана в Мехико.

Но некоторых беспокоит эта попытка найти аллели риска и связать их с определенными популяциями коренных народов. По сути, это обвиняет коренное население в проблемах со здоровьем, наблюдаемых у мексиканских метисов, — говорит Джоселин Чи Сантьяго, ученый-геномик из сапотеков, изучающий философию науки в UNAM.«Вы стигматизируете все население».

Исследователь геномики коренных народов Джоселин Чи Сантьяго перед библиотекой Национального автономного университета Мексики в Мехико Фото: Стефания Корпи Арно для Nature

Эти исследования можно рассматривать как поддержку идеи о том, что такие расстройства, как диабет и ожирение, от которых страдают миллионы мексиканцев, частично связаны с диетой или образом жизни, но в основном с генами, унаследованными от их коренных предков, говорит Питер Уэйд, социальный антрополог из Манчестерский университет, Великобритания, который изучал расовые вопросы и геномику метисов в Латинской Америке.«Это своего рода [подразумевается], что эти проблемы со здоровьем каким-то образом связаны с коренным народом или коренным происхождением».

Хименес Санчес не ответил на конкретные вопросы по поводу этих критических замечаний. «Всегда очень полезно знать другие точки зрения», — сказал он. «Но тех опасений, которые были искренними вначале, не возникло. Они не сбылись. Я их не вижу «.

Медицинское внимание к генетике метисов также может породить ложные надежды. В начале пандемии COVID-19 Гранадос Арриола публично подтвердил, что мозаичный геном мексиканцев будет действовать как барьер, замедляющий распространение вируса.Гипотеза, как он объяснил в мае 2020 года, основывается на наличии защитных вариантов, унаследованных от коренных предков, которые пережили эпидемии, принесенные европейскими поселенцами. В этом году он продолжал поддерживать эту гипотезу. «Я ожидаю, что большинство мексиканцев с генами коренных народов, независимо от других факторов, будут иметь лучшую защиту» от тяжелых болезней, — сказал Гранадос Арриола Nature в июне.

На данный момент существует мало доказательств того, что конкретные генетические предки вызывают более низкие или более высокие уровни коронавирусных инфекций 4 .Сегодня в Мексике один из самых высоких показателей смертности от COVID в мире: в общей сложности погибло более 295 000 человек.

Вернувшись в Бразилию, тест происхождения Маркондеса, указывающий на сильную европейскую составляющую, фигурировал в ожесточенных публичных дебатах о том, кто может считаться черным. И предыдущие генетические данные, полученные Пеной и его коллегами, заняли центральное место в разговоре.

С 1980-х годов, когда Пена начал свои исследования тестов на отцовство, он был поражен «огромным» генетическим разнообразием, которое он видел в исследуемых образцах.На протяжении более двух десятилетий исследования Пены 5 неоднократно показывали, что геном каждого бразильца представляет собой уникальный коллаж, собранный из трех групп предков: европейского, коренного и африканского населения. В колониальные времена это, как правило, было результатом изнасилования европейскими мужчинами женщин коренных и африканских народов.

Исследование Пены также продемонстрировало, что примесь медленно, но верно отделяла генетическое происхождение от физических характеристик, таких как пигментация кожи, открытие, которое было подтверждено другими исследовательскими группами 6 .Это означает, что невозможно безопасно предсказать цвет кожи другого человека на основании его генетического происхождения, и наоборот.

Свидетельства убедили Пену в том, что «не существует человеческих рас и что расизм — это глупость». Он добавляет, что в своей работе он руководствовался антирасистской программой. «Я считаю, что если бразильцы осознают, насколько они обязаны своим индейским и африканским корням, мы сможем искоренить расизм в Бразилии».

Другие люди ухватились за его результаты, особенно те, которые подтверждают биологическое несуществование рас, и те, которые демонстрируют общее смешение среди бразильцев.В 2009 году эти исследования были использованы центристской политической партией «Демократы» для поддержки петиции в верховный суд страны с просьбой отменить расовые квоты на доступ в государственные университеты. Генетические данные Пены также послужили поводом для принятия антиквотного манифеста. В документе, подписанном 113 генетиками, социологами, политиками, юристами и гражданами, утверждается, что такая политика представляет собой модель, импортированную из Соединенных Штатов, и не подходит для такой смешанной страны, как Бразилия. И это несмотря на свидетельства того, что лица африканского происхождения (то есть лица африканского происхождения) обычно сталкиваются с большим неравенством в области здравоохранения, образования, занятости, доходов и жилья в Бразилии и других странах Латинской Америки (см. «Неравенство в Латинской Америке»).

Источник: Всемирный банк

Пена сам подписал манифест и участвовал в слушаниях в Верховном суде, давая показания об отсутствии расы на генетическом уровне. Но он отстаивает свою позицию как нейтральную. «Наша работа по геномике бразильцев носит в первую очередь описательный характер, и поэтому важно понимать, кто мы такие».

В 2012 году суд, наконец, постановил, что генетика не имеет отношения к законам о позитивных действиях, но некоторые исследователи считают, что наследие этого события было болезненным.«Наши проблемы не являются генетическими», — возражает Амауро, бразильский химик. «Чтобы подвергнуться дискриминации в Бразилии, вам достаточно иметь определенный цвет кожи, определенную структуру волос, определенную челюсть, нос, рот».

Путь вперед

Пока геномная наука в Латинской Америке боролась с наследием идеологии метисов, некоторые ученые решили проанализировать эту взаимосвязь и наметить путь вперед. «Нас интересовало, как наука вовлекается, бросает вызов, укрепляет, меняет представления о нации и идеи о смешении рас», — говорит Уэйд.

В 2010 году он объединился с 13 сотрудниками в Бразилии, Мексике и Колумбии, чтобы запустить проект, в котором изучалось, как концепции расы влияют на геномные исследования и наоборот, иногда проблематично. Исследователи потратили более двух лет на опросы и слежку за учеными в своих лабораториях, тщательное изучение методов и языка, которые они использовали, и изучение способов распространения результатов. Их выводы, собранные в книге 2014 года под названием Mestizo Genomics , говорят о сохраняющихся опасениях.

Когда ученые во второй половине двадцатого века отказались от расовых категорий, используемых их предшественниками, они сделали это, потому что данные показали, что этих искусственных границ просто не существует. Они пришли к выводу, что раса не имеет биологической основы и даже близко не отражает запутанную историю нашего вида. Вместо этого генетика использовала широкий спектр генетических маркеров и статистических методов, чтобы более точно отразить различия и сходства, хранящиеся в наших генах, и обнаружила, что во многих случаях полученные закономерности в целом совпадают с географией, что дает начало кластерам, описывающим африканские, Европейские или азиатские предки (также широко используемый термин американские индейцы изначально создавался как лингвистическая категория).

Но, по словам Уэйда и его команды, эти родословные ярлыки все еще вызывают произвольные, расовые идеи и категории, изобретенные в колониальные времена. Ярлык метисов, бесчисленное количество раз упоминаемый генетиками в написанных ими статьях, также непреднамеренно воскрешает концепцию расы, которую наука так усердно пыталась развеять, говорит Уэйд.

«Если вы говорите о метисах, вы определенно говорите о расе», — говорит Уэйд, добавляя, что метисы, как концепция, всегда символизировали смесь между белыми колонизаторами, коренными общинами и иногда порабощенными африканцами и их потомками.«Каждый раз, когда вы говорите о метисах, вы автоматически ссылаетесь на существование этих категорий».

Этнографы и антропологи также не согласны с тем, как генетики имели тенденцию использовать коренные или афро-латиноамериканские популяции, считающиеся по существу однородными, в качестве внешних групп или контрольных точек для сравнения образцов метисов. Иногда это делают, чтобы понять, как произошло перемешивание. Но критики утверждают, что эта практика воспроизводит националистический раскол, который определил эти группы как отдельные, и они говорят, что генетические исследования, похоже, неверно предполагают, что генетическая примесь не произошла в популяциях, не принадлежащих к метисам.

«Это сводило меня с ума», — говорит Шварц-Марин. «Кто такие метисы? Ну, это зависит от того, кого вы считаете более или менее смешанным ».

Однако изменение — это не быстрый процесс. «Иногда бывает трудно избавиться от этого термина в мгновение ока», — говорит Андрес Морено Эстрада, популяционный генетик из Национальной лаборатории геномики биоразнообразия в Ирапуато, Мексика. В 2014 году он и его коллеги намеревались нанести на карту генетический план мексиканцев, но обнаружили поразительное разнообразие в стране — некоторые группы коренного населения в Мексике так же отличаются друг от друга, как европейцы от выходцев из Восточной Азии 7 .Их результаты также предполагают кое-что еще: метисы и коренные народы практически идентичны на уровне ДНК.

«Если взять метиса и коренного жителя из одного региона, генетически они неотличимы», — говорит Морено Эстрада. «Эта дихотомия не имеет биологической основы».

Метисы — не единственная категория, которая остается относительно неисследованной в генетике человека. Анализ биомедицинских публикаций с 2010 года показал, что почти 5000 из них использовали кавказский язык — термин восемнадцатого века, глубоко укоренившийся в расизме и генетически бессмысленный — для описания определенных групп населения.

«То, как мы называем [генетические] кластеры, которые мы видим, влияет на понимание людьми расы, — говорит Дженнифер Рафф, антропологический генетик из Канзасского университета в Лоуренсе. В июне она стала соавтором препринта 8 о том, как некоторые широко используемые категории, такие как кавказские, несут в себе вводящие в заблуждение с научной точки зрения или даже расистские взгляды. По словам Раффа, цель состоит в том, чтобы стимулировать столь необходимый разговор о языке генетики. «Давайте по-настоящему покопаемся — давайте поговорим о том, что мы делаем и как мы это делаем, — говорит она, — и что это значит.

Хотя категория метисов все еще используется, некоторые генетики решили заменить ее другими терминами, такими как «смешанная популяция», «популяция смешанного происхождения» или «космополитическое население». Морено Эстрада говорит, что это, по крайней мере, снимает исторический и политический багаж и социальные последствия mestizaje . Но другие придумали совершенно новые таксономии.

Когда колумбийский генетик и статистик Уильям Усакен отправился в колумбийскую пустыню Ла-Гуахира, на самой северной оконечности Южной Америки, чтобы описать генетический состав людей там, он вскоре понял, что стандартные, четкие категории генетического происхождения будут недостаточно хорошо.Он узнал, что этот регион является домом для коренного народа вайю, но и другие общины, не считающие себя коренными, такие как гуахирос , также жили там на протяжении поколений. Более того, с 1800-х годов этот район был маршрутом контрабанды, который привлекал переселенцев из других частей Колумбии. Усакен обнаружил, что у некоторых людей было несколько предков, а другие принадлежали к семьям, которые всегда идентифицировались как Вайу или гуахиро .

«К этому моменту категории американских индейцев или метисов никуда не подходили», — говорит Усакен, работающий в Национальном университете Колумбии в Боготе.Он и его команда решили попробовать что-то новое. Они придумали систему из семи различных категорий, которые точно отражали генеалогию, историю и демографию населения, и смогли определить, как каждая из них генетически взаимодействовала друг с другом. 9 . «Не существует стандартной категории, которую можно было бы использовать», — добавляет Усакен, который обнаружил, что вайуу — это очень смешанная группа, но все же отличная от других людей. Обдумывая, какую категорию использовать, он говорит: «Большой вывод для нас состоит в том, что каждый раз, когда вы изучаете популяцию, вы должны создавать ее».

Гораздо легче сказать, чем сделать. Даже если генетики соберутся вместе, чтобы переосмыслить язык, который они используют, «Что тогда?» — говорит Шварц-Марин. «Каждая новая категория, которую мы создаем, будет иметь свои последствия».

В Латинской Америке миф о mestizaje поддерживает различные аспекты жизни современного общества, включая науку. И некоторые исследователи считают, что пора отказаться от этой идеи, особенно тем, кто не считает себя подходящими для повествования метисов.

Амауро один. Ее возмущает сообщение о том, что все бразильцы представляют собой одну разнообразную, но однородную смесь. «Когда я попадаю в эту группу, где все одинаковы, мои характеристики теряются», — говорит она. «Я могу быть кем угодно. А когда я кто-то, я не я ».

метисов

метисов Конструкция и функции расы:
Создание метиса Люди чаще всего считают расу биологическим различием между группы. Хотя это правда, что люди рождаются с множеством цвета кожи, понятие расы нельзя игнорировать просто как разницу в ДНК.Несмотря на отсутствие биологической основы, социальная конструкция и функция расы имеет определенную цель для власть имущих. Как утверждает Питер Уэйд, фенотипическая изменчивость представляет собой очевидную биологическую на самом деле, когда на самом деле это социально сконструированный объект, который стал особенно заметны в долгосрочных колониальных столкновениях (Weismantel and Eisenman 122). Проще говоря, биология — это оправдание расового разделения. Значит это было полезно для испанских конкистадоров создавать расовые различия в их новом обществе.Понятие метиса, человека смешанного кровь, отображает произвольные деления, расположенные между разными сегментами населения, чтобы испанцы сохранили свою власть. Гибкий характер термина метисы во время испанского колониального периода 1530-1750 гг., наряду с различным обращением с этими людьми, защищает идея, что раса не биологическая. Вместо этого это социально сконструированный Концепция разработана теми, кто желает сохранить власть и организованность.

Историки Визмантель и Эйзенман спорят, Истоки расы лежат в истории, а не в биологии (Weismantel and Eisenman 122).Концепция расы позволяет одной группе игнорировать права другой группы ради собственных корыстных целей. В Фактически, раса была разработана для того, чтобы переложить вину на жертву. вместо того, чтобы обвинять тех, кто действительно виновен в жестоком обращении, например конкистадоры. Таким образом, предположения о незнании индейцев или варварство дало испанцам повод издеваться над коренным народом. Испанцы смогли развить собственное расовое превосходство на основе эти предположения. Таким образом была установлена ​​социальная организация и контроль. при создании надежной рабочей силы (Weismantel and Eisenman 122–23).

Создав такую ​​систему, испанцам пришлось учесть воплощение человеческой цивилизации и достижений для того, чтобы оставаться на вершине. Западный, белый и христианский черты характера считались естественными. и универсальный по испански. Похоже, индейцы не смогли стать достаточно белым, чтобы достичь такого уровня изысканности. Было ли это из-за слабой морали, плохого образования или генетики, индейцы не были предназначены для власти из-за своей неполноценности (Weismantel и Эйзенман 122-23).

В то время как испанцы были уверены в своей религии, культура и расовое превосходство, их влиятельный статус в Южной Америке был результатом их собственной незащищенности в Европе. Большинство испанцев прибывшие в Южную Америку надеялись получить более престижную и зажиточная жизнь. Развитие капиталистической экономики и культуры в Европа создала новый класс буржуазии, который путешествовал по Новой Зеландии. Мир для получения богатства и власти. Чтобы чувствовать себя важнее этим людям нужно было поставить других ниже своего собственного статуса.Индейцы, будучи разными, были идеальной группой, чтобы укрепить эго вновь прибывших (Weismantel and Eisenman 124).

Понятия расового разделения и превосходства были быстро установился между индийским и испанским населением. Так как подразделения и роли были настолько строгими, развитие метисов оставил много вопросов для этого только что развивающегося общества. Там было новая группа людей, которые нелегко вписывались в узкие расовые категории разработан испанцами для поддержания власти.Различное лечение а признание метисов демонстрирует их уникальный статус в обществе.

Первое поколение метисов в Андском регионе был почти исключительно продуктом отца-испанца и матери-индианки. Из-за ограниченного числа испанских мужчин и контактов между группами, это потребовалось семьдесят пять лет для того, чтобы значительное количество метисов развилось (Кича 14). Первые дети-метисы родились в 1533 году, но значительное количество младенцев-метисов родилось только в 1537 г. после Индийские восстания утихли (Lockhart 186).В течение колониальный период возросшее количество документации позволило исследователи наблюдают за увеличением населения метисов. Под Бурбонов, перепись была проведена с целью определения налогооблагаемого населения. Эти статистические данные показывают, в скольких городах наблюдается рост числа метисов. Население. Например, сразу после колониального периода в В 1760 г. в городе Калланка не было метисов, но к 1789 г. было шестнадцать человек смешанного происхождения.Также город Чикалайо численность метисов увеличилась на 123% в восемнадцатом веке. (Рамирес 81-82).

Не только популяция метисов развивалась медленно, но и первое поколение также столкнулся с другими проблемами. Девяносто пять процентов первого поколения был незаконнорожденным. Имея дело с двумя проблемами, трудно сделать вывод, было ли быть незаконнорожденным или смешанным наследием хуже в соответствии со стандартами общества. Историк Джеймс Локхарт считает испанцы могли счесть нелегитимность более серьезной проблемой чем расовое смешение из-за их сильных католических убеждений (Lockhart 188).

Очевидно, что метисы занимали уникальное положение, приостановлено между элитой Испании и подвергшимся жестокому обращению индийским крестьянством. Несмотря на их превосходство над индейцами, их экономическое положение был ограничен. Возможности трудоустройства, наряду с финансовым успехом, были не гарантируется для мужчин-метисов. Чтобы зарабатывать на жизнь, и с надеясь присоединиться к испанскому обществу, многие были готовы стать ремесленниками или испанский слуга. Позитивный знак для мастеров-метисов прибыл в 1561 году, когда город Куско решил, что им следует разрешить управляют собственными магазинами.Это был знак того, что некоторые метисы сбежали деспотическая, прямая власть испанцев путем создания собственного бизнеса (Локхарт 190).

Как изображено в романе, Huasipungo , написано Хорхе Икаса, метисы не выполняли ту же черную работу, что и Индейцы на гасиендах. Вместо этого метисы часто бывали в надзорных положение, такое как майордом , или они были независимыми сельскими жителями работающие квалифицированными рабочими (Иказа, Рамирес 62). Хотя майордомо, управлявший гасиендой, находился под прямым контролем Испанский владелец, он выступал посредником между владельцем и индейцами. Были также случаи, когда рабочие-метисы заменяли индийских рабочих традиционными настройки, такие как мины. С развитием новых методов и техники, рабочие-метисы часто получали должности, требующие определенного степень квалификации и управленческие обязанности (Kicza 10).

Наследование земли и имущества детьми метисов была еще одна неприятная экономическая проблема .. Поскольку многие метисы дети были незаконнорожденными, немногие из них получили какое-либо наследство. К ограниченному числу законнорожденных детей обращались одинаково.Они смогли унаследовать энкомьенд и имущество, как любой испанский сын было бы. Кроме того, если не было законного испанского наследника, отец часто отдавал свое имущество незаконнорожденному сыну-метису. Несмотря на то что сын не мог законно владеть землей, он мог ее неофициально контролировать (Локхарт 188-189).

По словам Локкарта, «не существовало единого стандартного лечения. или фиксированная социальная оценка тысяч детей-метисов »(Локхарт 188). Вместо этого индивидуальный уход за ребенком-метисом. был определен испанским отцом, который принял или отверг ребенка. В зависимости от отношения отца выросло много детей-метисов. либо исключительно индийский, либо испанский. (Кича 13). Многие из дети, которых никогда не узнавали, росли вместе с матерями и были реабсорбируется индийским населением. С другой стороны, некоторые испанские отцы приложили немало усилий, чтобы обеспечить своих детей-метисов преимущества испанского языка (Локхарт 188).

Попытка некоторых испанских отцов интегрироваться Дети-метисы в их испанские семьи были источником напряженности. Для испанской жены было обычным делом учить своих мужей и заботиться о них. внебрачный ребенок-метис вместе с ее собственным. Хотя это очевидно что такая ситуация может привести к неловким отношениям, женщины часто установил неизбежную связь с этими детьми. испанский язык женщины считали своим долгом или обязанностью распространять испанский язык и культура для коренных народов, чтобы принести им цивилизацию (Локхарт 190). Таким образом, эти дети выросли, имея только знания. об их испанском происхождении.

Дети-метисы привилегированных испанцев получили пользу социально и экономически с позиции родителей. Этот Это было особенно верно, если мать принадлежала к семье высокого дворянства инков. Эти дети часто получали испанское образование с помощью частный репетитор или священник, который поедет в дом богатой семьи чтобы научить сыновей. Другие, такие как летописец Гарсиласо Инка де ла Вега получил высшее образование в Испании. Решение отправить ребенка домой на воспитание в семью в Испании не было редкостью.Это решение привело к уменьшению конфронтации в пределах семьи и гарантировал, что ребенок выучит испанский язык культура и идеи (Локхарт 187–88).

Повзрослев, дети-метисы выдающихся Испанцы продолжали получать прибыль от своих известных родителей и семьи. название. Наряду с наследованием земли дети-метисы часто обеспечен достаточным количеством денег, чтобы жить в определенном стиле и уровне комфорта. Многие смогли приобрести и сохранить модные стили и щедрые дома сопоставимы с испанскими.Некоторые метисы были способны преодолевать препятствия против них из-за их богатства и известность. Например, законным сыном одного испанца назначили в городской совет Лимы, который обычно занимал исключительно для испанцев. В частности, внебрачные дети Писарро Испанцы хорошо относились к Альмагро из-за их знаменитых отцов. По словам Локкарта, этих детей вырастили возвышенные родители. прямо из категории метисов на лидирующие позиции среди испанцев, еще в нежном возрасте (Lockhart 198).Легко увидеть, что ограничения на метисы могут быть гибкими, в зависимости от экономическое и социальное положение человека.

Опыт дочерей-метисов часто был разным от их коллег-мужчин. Вместо того, чтобы участвовать в политики или наследования земли, женщины могли воспользоваться своим статус, чтобы жениться. В отличие от своих братьев, это было приемлемо чтобы девушки-метисы выходили замуж в испанском перуанском обществе. Испанскому отец, это устройство имело финансовые и социальные выгоды.Часто союзы между отцами были хороши для поддержки и приданого новое богатство для семьи. Даже если девушка-метис не могла выйти замуж испанец, равный по статусу ее отцу, все еще было возможно чтобы она вышла замуж за респектабельного мужчину чуть меньшего достатка. Например, женщины часто выходили замуж за испанских купцов, моряков или ремесленников (Локхарт 189-90). Особенно обеспеченные девушки-метисы, такие как дочь знаменитого капитана Лоренцо де Альдана, смогли выйти замуж за богатого испанца. джентльмены и энкомендеро (Локхарт 189).

Когда первое поколение метисов стало взрослым, проблема возникла в перуанском обществе. Было много девушек-метисов росли испанцами, но у них не было достаточно денег, чтобы найти мужа. Жертвовать приданое для осиротевших метисов было излюбленной формой благотворительности. Кроме того, благотворительные группы открыли приюты для молодых женщин в г. такие города, как Лима и Куско (Локхарт 190).

Интересно, что брак двух метисов не существовало в начале колониального периода.Таким образом, не существовало такой вещи, как семья или община метисов; вместо этого они просто пытались приобщиться к нижнему краю испанской культуры. Одна из причин, по которой исследователи предполагают, что браков метисов не существовало, заключается в том, что потому что в испанской культуре мужчины женятся в более старшем возрасте, чем женщин, но не было мужчин-метисов постарше. Итак, пришедшие женщины в возрасте первого года были замужем за испанскими мужчинами старшего возраста (Lockhart 190-91).

Можно задаться вопросом, зачем испанцу такое интерес к ребенку-метису, незаконнорожденному или нет, который мог бы много напряжения или стыда в семье.Многие испанские отцы не испытывать любовь к этим детям; вместо этого это было чувство долга. Несмотря на то что испанцы часто удивлялись, увидев сильное сходство детей причин для поддержки и принятия этих детей были намного глубже. Во-первых, эти богатые и этноцентричные испанцы могли не допускать мысли о том, что их дети будут воспитаны в худшем состоянии из-за варварские индейцы. Так что, вместо того, чтобы позволить им испортиться среди индейцы, они приняли детей-метисов в свою жизнь, дома, и культура.Во-вторых, сильное чувство семейной родословной вызывало испанский, чтобы интегрировать детей в семью. В соответствии В испанском обычае упор делался на солидарность и единство. семьи. Кроме того, сохранение фамилии было чрезвычайно важно. этим людям, которые получили свою власть благодаря традициям и репутации наряду с экономическим богатством (Lockhart 191). Чувство долга из-за строгой системы испанской опеки и культур акцент на более старых и мудрых людях, обладающих властью (Lockhart 186, 191). Наконец, как и во многих средиземноморских культурах, испанцы чувствовали определенную чувство ответственности за защиту самок. Таким образом, отец считал своим долгом защищать свою дочь, несмотря на ее расовую принадлежность. Кроме того, женщин принимали легче, потому что доля испанцев мужчин было значительно выше, чем женщин в Южной Америке. Итак, женщины, хотя и наполовину испанки, были нужны для того, чтобы поддерживать жизнеспособное испанское население (Lockhart 191).

Из-за своей изоляции от испанского и индийского общества Наряду с отсутствием собственной культуры метисы часто чувствовали себя вынужденными и тянутся разными слоями общества.Индейцы не полностью доверяют метисам, потому что они захватили землю таким же образом как испанский. Они заявили о собственности без причины, преобладали водных ресурсов, и часто никогда не платили индейцам за землю, которую они взял на себя. По словам властей, разрабатывающих законы, запрещающие незаконное аннексия земель, метисы вдоль испанцев, причинили вред туземцам потому что, если одна нога войдет в [родные земли], они превзойдут и увеличат свои хозяйств и забирают их [оросительную] воду, причиняя им вред своими крупный рогатый скот [;] и [королевские чиновники] редко возвращаются должным образом (Рамирес 77).Наряду с экономическим предательством индейцы почувствовали, что многие метисов отказались от своей культуры и наследия, чтобы продолжить их собственное личное состояние. По словам Джона Кичи, это было возможно чтобы зажиточные метисы успешно считались испанцами (Kicza 14). Эти люди часто жили без каких-либо контактов со своими индийскими матери и не имели отношений с индийской стороной семьи (Кича 13). Итак, легко увидеть, как индийское общество и члены семьи чувствовал гнев по отношению к метисам.В то же время метисы никогда не были полностью поглощены испанским обществом и не относились к ним одинаково. Локкарт утверждает, что метисы долгое время были в большей степени нижним краем общества. испанская группировка, чем сама группа (Lockhart 191).

Узкое определение взрослой жизни согласно испанскому стандарты усложнили жизнь первым поколениям метисов отстаивать любое мнение или голос в обществе. К 1560 году только небольшая часть населения метисов была старше двадцати лет. Испанское общество в целом не доверяло молодым людям со значительной ответственностью. Закон о том, что люди были несовершеннолетними до двадцати пяти лет. Итак, у молодых людей в целом было мало власти в обществе, и метисы не были исключением (Lockhart 186).

Один человек, который представляет этот толчок между две личности, — летописец Гарсиласо Инка де ла Вега. Этот незаконный сын испанского конкистадора был отправлен в Испанию еще маленьким ребенком, чтобы получить достойное образование.В результате он вернулся в Перу с изысканный стиль письма и обширные знания (Lockhart 188). Несмотря на свои писательские способности, Гарсиласо постоянно приходилось доказывать, что он сам. как писатель и переводчик из-за своего индийского происхождения. Как указано Маргарита Замора, Кровь победителя и побежденного текла по венам, что сделало его предметом дополнительных подозрений, которые возникла эта дихотомия (Замора 47). Хотя некоторые смотрели его Работая скептически, Гарсиласо всегда гордился своим смешанным наследием. В отличие от других писателей-метисов, таких как мексиканец Диего Муньос Камарго, он прославлял метисов через свои мнения и сочинения. Также, его самосозданное имя отражает его культурную гордость за счет использования термин инков (Миллер 41). Фактически, он использовал свой статус метиса. продвигать свои произведения, говоря, что он более квалифицирован, чтобы писать точные история с лояльностью к обеим сторонам, а не с чрезмерной предвзятостью в одну сторону. Он также попытался представить равное изображение конкистадоров. и индейцы через его сочинения, вместо того, чтобы представлять низшего, некомпетентный индеец (Миллер 43).Замора утверждает, что фигура метиса становится для переводчика метафорой посредника между два языка, две культуры, Старый и Новый Свет (Миллер 59).

Несмотря на свой успех, Гарсиласо Инка де ла Вега сделал испытывать некоторое разочарование из-за того, что испанцы неверно истолковали язык, кечуа. Он использует в качестве примера слово huacca . чтобы продемонстрировать незнание испанцев относительно тонкостей языка. Термин имел множество религиозных значений, включая храм, захоронение, что-то необычное или что-то необычайной красоты. С другой стороны, испанцы думали, что это просто идол. Так, они думали, что все, что называлось huacca, считалось богом. Гарсиласо Инка де ла Вега объяснил, почему этот неточный перевод вызвал у испанского полностью неверно понимать местную религию (Рамирес 143-44). Как человек, знающий и языки, и культуры, он был разочарован упрощенным и снисходительным отношением испанцев ..

Конструкция и функция расовых категорий в колониальное испанское общество создало уникальную ситуацию для тех, кого считали метисы.Классификация метисов была довольно гибкой, потому что человек смог перейти в эту категорию или выйти из нее в результате экономических или социальное положение. Например, если индиец отказался от достаточного количества характеристики, которыми был отмечен индиец, он или она могли считаться метисами. В то же время метисы часто были пытаясь интегрироваться в испанское общество. Несмотря на эти попытки, это редко было полностью возможным, потому что расовые различия был слишком выгоден испанской элите.Термин метис разрешен испанцы, чтобы различать людей с испанской кровью и индейцев. В то же время это позволяло им сохранять определенную дистанцию ​​и социально высший статус над метисами. Социально сконструированные и организационно Функциональное развитие расовой категории метисов повлияло на экономическую и социальных возможностей его членов и был создан для поддержания власть испанцев через иерархию контроля.

Дополнительные источники, используемые для метисов Раздел (нет в аннотированной библиографии):

Икаса, Хорхе. Хуасипунго . Перевод Бернарда Дулси. Карбондейл: издательство Южного Иллинойского университета,
1964 г.

Рамирес, Сьюзан Элизабет. Мир вверх ногами: кросс-культурный Контакт и конфликт в Шестнадцатом —
Век Перу . Стэнфорд: Стэнфордский университет Пресс, 1996.

Weismantel, Мэри и Стивен Эйзенман. «Race in the Andes: Global Движения и популярные онтологии «.
Бюллетень латиноамериканских исследований 18 (1998): 121-142.

Замора, Маргарита. Язык, авторитет и история коренных народов в Comentarios reales de los incas.
Нью-Йорк: Кембридж Пресс, 1988.

ДОМ
Конкистадоры
Социальные изменения
Болезнь

человек из Мексики демонстрируют потрясающее генетическое разнообразие | Наука

Представьте, если бы люди из Канзаса и Калифорнии были столь же генетически отличны друг от друга, как кто-то из Германии от кого-то из Японии.Это вид удивительной генетической изменчивости, которую ученые обнаружили в Мексике благодаря первому в этой стране мелкомасштабному исследованию генетической изменчивости человека. Это местное разнообразие могло бы помочь исследователям проследить историю различных коренных народов страны и помочь им разработать более совершенные диагностические инструменты и методы лечения людей мексиканского происхождения, живущих по всему миру.

Команда проделала «огромную работу» по созданию «схемы всего генетического разнообразия в Мексике», — говорит Богдан Пасанюк, популяционный генетик из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, который не принимал участия в исследовании. .

В Мексике проживает 65 различных коренных этнических групп, 20 из которых представлены в исследовании, — говорит Андрес Морено-Эстрада, популяционный генетик из Стэнфордского университета в Пало-Альто, Калифорния, и ведущий автор исследования. Работая с Карлосом Бустаманте, другим специалистом по популяционной генетике из Стэнфордского университета, команда исследователей взяла образцы геномов коренных народов по всей Мексике, от северной пустыни Сонора до джунглей Чьяпаса на юге. Бустаманте объясняет, что за столетия столь далекого проживания — и часто в изоляции из-за горных хребтов, обширных пустынь или других географических барьеров — эти популяции развили генетические различия друг от друга.Многие из этих вариантов он называет «глобально редкими, но распространенными на местном уровне». То есть генетический вариант, широко распространенный в одной этнической группе, такой как майя, вряд ли когда-либо проявится у людей разного происхождения, например у людей европейского происхождения. Если вы изучите геномы только европейцев, вы никогда не поймаете вариант майя. И это большая проблема для людей с происхождением майя, если этот вариант увеличивает риск заболевания или изменяет их реакцию на различные виды лекарств. «Вся политика носит местный характер, верно? Мы начинаем обнаруживать, что большая часть генетики также является местной», — говорит Бустаманте.

Когда команда проанализировала геномы 511 коренных жителей со всей Мексики, они обнаружили поразительное генетическое разнообразие. Самые разные группы коренного населения Мексики так же отличаются друг от друга, как европейцы от жителей Восточной Азии, сообщают они сегодня в Интернете в журнале Science . Это разнообразие отражается на географии самой Мексики. Чем дальше друг от друга живут этнические группы, тем более различаются их геномы.

Но большинство людей в Мексике или мексиканского происхождения в наши дни не являются коренными жителями, а скорее метисами, что означает, что они имеют смесь коренного, европейского и африканского происхождения.Их геномы также различаются в зависимости от того, из какого региона Мексики они происходят, или все эти локальные различия сглаживаются столетиями встреч, смешанных групп и рождение детей?

Чтобы ответить на этот вопрос, команда ученых сотрудничала с Национальным институтом геномной медицины Мексики, который в течение многих лет собирал генетические данные от метисов. Несколько удивительно, они обнаружили, что метисы в определенной части Мексики, как правило, имели те же «редкие» генетические варианты, что и их коренные соседи.Геномы метисов «настолько хорошо соотносятся с коренными группами, что мы можем использовать генетическое разнообразие метисов, чтобы сделать выводы о [их коренных] предках», — говорит Пасанюк. Сильные генетические маркеры происхождения майя, например, обнаруживаются в геномах современных людей, живущих на полуострове Юкатан и северной части побережья Мексиканского залива в современном штате Веракрус, что, вероятно, отражает доколумбовский торговый или миграционный путь майя. . «Это дает нам историческое понимание того, чем занимались эти группы населения», — говорит Кристофер Жинью, постдок группы Бустаманте в Стэнфорде.

Еще более важным является клиническое значение исследования. Чтобы определить, может ли генетическая изменчивость в Мексике влиять на риск заболевания и точность диагностических инструментов, Эстебан Бурчард, пульмонолог из Калифорнийского университета в Сан-Франциско, проанализировал, как общий показатель функции легких соотносится с генетической изменчивостью Мексики. Он обнаружил, что люди с генетическими вариантами, распространенными на востоке страны, имели разные результаты теста функции легких, чем люди с вариантами с запада.Это означает, что врачам, вероятно, не следует использовать одни и те же критерии для диагностики заболеваний легких в обеих группах населения, — говорит он. «Мы продемонстрировали, что в зависимости от вашего индейского происхождения, это может существенно повлиять на диагноз заболевания легких, в хорошем или плохом смысле», — объясняет Берчард.

Функция легких — лишь один из примеров того, как мелкомасштабные генетические вариации в Мексике могут влиять на болезнь и диагноз, говорят ученые. Для Бустаманте такое разнообразие потенциальных клинических применений сделало исследование особенно интересным.«Давайте выйдем за рамки вопросов, на которых мы склонны сосредотачиваться в популяционной генетике, и действительно попытаемся решить, как мы будем думать о переводе этого» таким образом, чтобы современные люди могли извлечь выгоду.

* Исправление, 13 июня, 11:28: В Мексике проживает 65 различных коренных этнических групп, а не 55, как сообщалось ранее. Это было исправлено.

Разум метисов Америки: МАШИНЫ ИЗГОТОВИТЕЛЕЙ Нетти Джонс (Вайденфельд и Николсон: 15 долларов.95; 160 с .; 1-55584-164-3)

Послушайте меняющееся сознание культуры: это 1940-е годы. Мы живем в доме семьи врачей, светлокожих афроамериканцев в Детройте. Лилли, внучка семьи, приехавшая в гости, обнаружила, «пока подслушивала их экономку Дороти и ее друзей», что они были цветными. «Девочки среды», как звали горничных, играли в карты и готовили еду в каретном дворе Дороти. Лилли подслушала, как один из них назвал врачей «ниггерами-хенкди».Лилли спросила бабушку, что такое «негр-носильщик».

«Это негр, который думает, что он выше других негров».

«Вы негр?» — спросила она невинно, как младенец Иисус. Ее двоюродный брат, Амир, провел ее в обучении цветному сознанию через час после их встречи. Дороти, которая была черной, была почти чистым негром. Амир не знал, что Дороти была такой же семинолкой-крик-чокто, как и африканкой. В детстве на Юге Дороти научилась не говорить о своем индийском происхождении.Обладание этой кровью тоже сделало тебя «ниггером-хенкди».

Этот отрывок из тонкого нового романа Нетти Джонс «Злоумышленники» — чувственное, часто поэтическое сжатие американской истории цветных и классовых конфликтов и расового смешения — предполагает расширение этнического сознания среди черных писателей, готовность к признать и подтвердить их сложное этническое и расовое наследие в Америке

История начинается с клишеобразного персонажа: Рафаэля де Батиста, молодого, красивого, с «шоколадной каплей» негритянской крови в ее жилах.Эта мимолетная красотка покидает свой уютный дом в Детройте, своего отца-врача и черного любовника в 1920-х годах, чтобы стать «белой» медсестрой в северном Мичигане. Там она встречает и влюбляется в Мише Масаубе, индейца племени чиппева, от которого у нее есть три дочери (одна из которых — Лилли).

Рафаэль и Мише, одним словом, горячие. Сексуальный жар изображен с прямой приземленностью, которая также балансирует на грани «Я, Тарзан. Ты, Джейн », — диалог, прерываемый строками вроде:« Следуя ее желанию, он гладил ее, пока она не знала, он знал, что он ее посеял.(На самом деле, мисс Джонс.)

Чаще всего в книге звучит музыка: острые как бритва риффы и такты слов — очень короткие такты, — которые вызывают в памяти звонкий вой блюза из тенор-саксофон.

Мише говорит при первой встрече с Рафаэлем:

«« Были в лесу еще с мужчиной? »В уголках его глаз появилась крошечная улыбка.

«Никогда!» Она вступила с ним в эту игру. ‘Никогда. За исключением моего отца. Он любит деревья и птиц ».

« А ты? С индейцем? »

« Раньше, чем я.Это уж точно. Пока ты обещаешь мне, что мы будем охотиться только на ягоды или цветы ». Она почувствовала себя непослушной. Ее глаза были прикованы к его поясу, толстому и черному. Пряжка была кость.

Мише оказывается таким же страстным отцом, как и мужем. Изображение священной связи этого человека Чиппева с природой и духовной связи с его детьми — одно из самых красивых в книге. Они сходятся в этом отрывке о рождении первого ребенка пары:

«Всю свою жизнь этого ребенка называли обоими именами, как если бы одно было неотделимо от другого, как если бы они были одним звуком: Цветущая роза.Никогда не цвести. Никогда не Роза.

«Первой матерью, которую она знала, была Мать Земля. Мише вырвал ее из рук (служанки) в тот момент, когда ее вымыли и связали, и выбежал с ней на улицу. Никто не пытался остановить его, пока он подносил ее к сиянию лунного света. Сама она не издавала ни звука. (Доктор) смотрел, как Мише на мгновение уложила ее на грязную землю. Маленький танец, который он исполнил, возвращая ее в дом, никого не развлекал, потому что это не был танец веселья.Было весело. Глаза Мише загорелись, когда он вернулся в спальню с уже замутненным свертком. Он сорвал одеяло, обнажив обнаженного ребенка. Притормозив, он положил ее на грудь своей жены. Пока он смотрел, он сам разделся, лег с ними в постель. (Врач) чувствовал, что если бы Мише мог, он бы сам ее накормил ».

Джонс долго ни на чем не задерживается, оставляя читателя в смятении и жаждущем большего. Временами эта книга кажется почти скелетом романа. Безупречный стиль прозы автора эмоционально эффективен — как в этой книге, так и в ее первом романе «Рыбные сказки.Но я чувствовал, что история не изменилась. Я хотел узнать больше о жизни ее персонажей: Мише, Рафаэля, их трех дочерей и второстепенных персонажей, представленных с некоторой помпой, но мало использованных — черная звезда студенческого футбола, приглашенная на светский танец своим богатым белым другом и черный шофер из Карибского моря, который упоминает, к замешательству Мише, что у него есть предки из Франции. Если вы принесете на сцену слона весом 2 000 фунтов, вам лучше использовать его.

Но стремительная чувственность романа обеспечивает доступный контекст для основных тем книги — расы и класса.Это вечные проблемы в афроамериканской литературе. Однако все чаще «черные» писатели изображают многорасовую реальность своего наследия как источник гордости, а не стыда, как подтверждение своей американскости. В какой еще стране слилось столько людей на планете? Среди какой другой американской этнической группы смешалась кровь стольких других?

Акт изнасилования, сексуальное насилие над черными женщинами со стороны белых мужчин во время и после рабства, — это позор, который питает отвержение афроамериканцами своих белых предков.Но это, конечно, было и не является единственным источником смешанного генетического пула группы. (И изнасилование не всегда было контекстом сексуальных отношений между афроамериканцами и американцами европейского происхождения.) Гены миллионов коренных американцев были поглощены так называемым черным населением. Это конкретное объединение было не источником стыда, а источником гордости для многих афроамериканцев в прошлом — настолько, что они отделились от других чернокожих и считали себя «хэнкди», как пишет Джонс.Класс отдельно. И чем светлее цвет лица, чем прямее волосы, тем более четкие черты лица, тем больше они отличались от на класс. Они и другие «черные», физически приближенные к «белому» идеалу, составляли большую часть ранней афроамериканской буржуазии до 1960-х годов.

Но в книге Джонса происходит больше озорства слияния, чем классовых и цветных противоречий среди афроамериканцев.

Каковы очевидные последствия прохождения «черных» людей? Они женятся на людях, которые не знают, что они черные.Иногда они вступают в брак в известных «белых» американских семьях, как, например, промышленные капитаны, проживающие в Мичигане. Или они выходят замуж за обычных людей, как это сделала настоящая Сьюзи Гиллори Фиппс, женщина из Луизианы, которая выглядела белой европеоидной расой и думала, что она европеоидка. В начале 1980-х она обнаружила, что в свидетельстве о рождении она указана как «цветная» из-за темнокожего родственника 18-го века. Штат Луизиана отказался изменить ее расовое обозначение.

В Америке миллионы Фиппсов с , окрашенными в , и без них в свидетельствах о рождении.И были миллионы «черных», которые были похожи на Рафаэля де Батиста, который либо умер, либо, как ее дочь Лилли в романе, принял свое африканское происхождение, но был отвергнут темнокожими «чернокожими». В любом случае, как показывает нам Джонс, они испытывают глубокую, иногда смертельную боль.

Книгу Джонса рекламирует ее издатель как «фантастический роман цвета и класса в Америке». Гипербола, а не чисто рекламная болтовня. Выражая чувства миллионов, Джесси Джексон призвал «черных» вернуть себе название « афроамериканец». Что это значит?

По мере того, как 21 век дышит нам в шею, подталкивая нас к пробуждению к расширяющемуся смешению рас и культур, формирующих нацию, взаимодействующих друг с другом, будет ли термин Афроамериканец такой же расовой и культурной путаницей как термин черный? Или это будет этнический ярлык, описывающий людей с общей культурой, происходящих из Африки, трансформированных в Америке и генетически связанных с бесчисленным множеством этнических групп Соединенных Штатов?

Если афроамериканцы не могут принять то, кем они являются, и если евроамериканцы, сохраняющие социально-политический контроль, откажутся признать это, предстоит еще много трагических культурных бедствий.

Испанские исследования и завоевание | История США I (Коллекция AY)

По мере распространения известий об испанском завоевании, голодные до богатства испанцы хлынули в Новый Свет в поисках земли, золота и титулов. Империя Нового Света распространилась из плацдарма Испании в Карибском море. Мотивы были просты: один солдат сказал: «Мы пришли сюда, чтобы служить Богу и царю, а также разбогатеть». Наемники присоединились к завоеванию и устремились, чтобы захватить человеческие и материальные богатства Нового Света.

Испанцы регулировали трудовые отношения с помощью правовой системы, известной как encomienda , эксплуататорского феодального устройства, в котором Испания привязывала индийских рабочих к обширным владениям.В энкомьенде испанская корона даровала человеку не только землю, но и определенное количество туземцев. Encomenderos жестоко обращались со своими работниками, применяя наказание. После того, как Бартоломе де Лас Касас опубликовал свой зажигательный отчет о злоупотреблениях в Испании ( The Destruction of the Indies ), испанские власти отменили энкомьенду в 1542 году и заменили ее repartimiento . Задуманный как более мягкая система, repartimiento, тем не менее, воспроизводил многие злоупотребления старой системы, и хищная эксплуатация коренного населения продолжалась по мере того, как Испания распространяла свою империю на Америку.

Эль-Кастильо (пирамида Кукулькана) в Чичен-Ица, фотография Даниэля Швена, через Wikimedia Commons

По мере расширения испанской империи Нового Света испанские завоеватели встречались с огромными империями Центральной и Южной Америки, цивилизациями, которые затмевали все, что можно было найти в Северной Америке. В Центральной Америке майя построили огромные храмы, поддержали большое население и построили сложную и долговечную цивилизацию с письменным языком, продвинутой математикой и потрясающе точными календарями.Но цивилизация майя, хотя и не исчезла, тем не менее рухнула до прихода европейцев, вероятно, из-за засух и неустойчивых методов ведения сельского хозяйства. Но затмение майя только возвестило о более позднем подъеме самой могущественной местной цивилизации, когда-либо существовавшей в Западном полушарии: ацтеков.

Милитаристские мигранты из северной Мексики, ацтеки двинулись на юг, в долину Мексики, завоевали свой путь к господству и построили самую большую империю в Новом Свете.Когда испанцы прибыли в Мексику, они обнаружили обширную цивилизацию, сосредоточенную вокруг Теночтитлана, впечатляющего города, построенного на ряде природных и искусственных островов посреди озера Тескоко, который сегодня находится на территории современного Мехико. Теночтитлан, основанный в 1325 году, соперничал с крупнейшими городами мира по размеру и величию. Большая часть города была построена на больших искусственных островах, называемых чинампа , которые ацтеки построили путем выемки грязи и богатых отложений со дна озера и их отложений с течением времени, чтобы сформировать новые ландшафты.В центре города находился массивный храм-пирамида Темпло Майор (его руины до сих пор можно найти в центре Мехико). Когда прибыли испанцы, они с трудом могли поверить в то, что видели: 70 000 зданий, в которых проживало примерно 200 000–250 000 человек, все они построены на озере и соединены дамбами и каналами. Берналь Диас дель Кастильо, один из солдат Кортеса, позже вспоминал: «Когда мы увидели так много городов и деревень, построенных на воде, и другие большие города на суше, мы были поражены и сказали, что это было похоже на чары … Некоторые из наших солдат даже спросил, не сны ли то, что мы видели? … Я не знаю, как это описать, видеть вещи такими, о которых никогда не слышали и не видели раньше, о которых даже не мечтали.”

Из своего островного города ацтеки доминировали на огромной территории центральной и южной Мезоамерики. Они управляли своей империей не через децентрализованную сеть подчиненных народов, которые платили регулярную дань, включая все, от самых элементарных предметов, таких как кукуруза, бобы и другие продукты питания, до предметов роскоши, таких как нефрит, какао и золото, и предоставляли войска. для империи. Но беспорядки усугублялись имперской властью ацтеков, и европейские завоеватели жаждали его огромного богатства.

На этой карте Теночтитлана XVI века показана эстетическая красота и развитая инфраструктура этого великого ацтекского города. Карта, c. 1524, Викимедиа.

Эрнан Кортес, амбициозный тридцатичетырехлетний испанец, разбогатевший на завоевании Кубы, организовал вторжение в Мексику в 1519 году. Плывя с 600 людьми, лошадьми и пушками, он высадился на побережье Мексики. Опираясь на переводчика-носителя языка, которого он называл Донья Марина, а мексиканский фольклор называет его La Malinche , Кортес собирал информацию и союзников, готовясь к завоеванию.Путем интриг, жестокости и эксплуатации внутренних политических разногласий он заручился помощью тысяч местных союзников, победил испанских соперников и двинулся на Теночтитлан.

Доминирование ацтеков опиралось на хрупкий фундамент, и многие полунезависимые города-государства региона стремились вырваться из-под правления ацтеков, в то время как соседние королевства, в том числе тараски на севере, и остатки городов-государств майя на полуострове Юкатан раздражали ацтеков. сила.

Убеждением и, возможно, потому, что некоторые ацтеки считали Кортеса богом Кецалькоатлем, испанцы мирно вошли в Теночтитлан.Затем Кортес захватил императора Монтесуму и использовал его, чтобы получить контроль над золотыми и серебряными запасами ацтеков и сетью их рудников. В конце концов, ацтеки восстали. Монтесуму объявили предателем, и в городе вспыхнуло восстание. Монтесума был убит вместе с третью людей Кортеса в la noche triste, в «ночь печали». Испанцы боролись через тысячи местных повстанцев и через каналы, чтобы бежать из города, где они перегруппировались, привлекли больше местных союзников, захватили испанское подкрепление и в 1521 году осадили город-остров.В ходе восьмидесятипятидневной осады испанцев были отрезаны продукты питания и пресная вода. Оспа опустошила город. Один испанский наблюдатель сказал, что это «распространилось на людей как великие разрушения. У некоторых она покрывала все части — лица, головы, груди и так далее. Был большой хаос. Очень многие умерли от этого… Они не могли двинуться с места; они не могли пошевелиться ». Кортес, испанцы и их союзники по рождению разграбили город. 15000 погибли. Храмы были разрушены. После двух лет конфликта миллионная империя была свергнута болезнями, раздорами и тысячей европейских завоевателей.

Эмануэль Готлиб Лойце, «Штурм Теокалли Кортесом и его войсками», 1848 г. Викимедиа.

Южнее, в Андах в Южной Америке, кечуа, или инки, управляли огромной горной империей. Из своей столицы Куско в Андском нагорье путем завоеваний и переговоров инки построили империю, которая простиралась вокруг западной половины южноамериканского континента от нынешнего Эквадора до центральной части Чили и Аргентины. Они построили степи, чтобы возделывать плодородную горную почву, и к 1400-м годам им удалось пройти тысячу миль по андским дорогам, которые связали вместе, возможно, двенадцать миллионов человек.Но, как и в случае с ацтеками, беспорядки между инками и завоеванными группами создали напряженность и сделали империю уязвимой для иностранцев. Оспа распространилась раньше испанских завоевателей и поразила империю инков в 1525 году. Эпидемии опустошили население, сократив население империи вдвое, убив императора инков Хуайна Капак и многих членов его семьи и спровоцировав кровавую войну за престолонаследие. Вдохновленный завоеванием Кортесом Мексики, Франсиско Пиццаро ​​двинулся на юг и прибыл в империю, раздираемую хаосом.С помощью 168 человек он обманул правителей инков, взял под свой контроль империю и захватил столицу Куско в 1533 году. Болезни, завоевания и рабство опустошили остатки империи инков.

После завоеваний Мексики и Перу Испания вошла в состав империи. Обширная административная иерархия управляла его новыми владениями: королевские назначенцы наблюдали за огромной территорией земельных владений, а индийские рабочие и администраторы регулировали добычу золота и серебра и контролировали их транспортировку через Атлантику на испанских галеонах.Тем временем испанские мигранты хлынули в Новый Свет. 225 000 мигрировали только в течение XVI века, а 750 000 — за все три столетия испанского колониального правления. Испанцы, часто одинокие, молодые и мужчины, эмигрировали за различные обещания земли, богатства и социального развития. Рабочие, ремесленники, солдаты, клерки и священники в большом количестве пересекли Атлантику. Однако индейцы всегда превосходили испанцев по численности, и испанцы как по необходимости, так и по замыслу вовлекали коренных американцев в колониальную жизнь — причем неравномерно.

Продуманная расовая иерархия характеризовала жизнь испанцев в Новом Свете. Зарегистрированная в середине 1600-х годов, но укоренившаяся в средневековых практиках, Sistema de Castas организовала людей в различные расовые группы на основе их предполагаемой «чистоты крови». Различные классификации — зачастую тщательно разработанные — стали почти предпосылками социального и политического прогресса в испанском колониальном обществе. Peninsulares — испанцы иберийского происхождения, или Españoles — занимали высшие административные должности и приобрели самые большие поместья.Их потомки, испанцы, рожденные в Новом Свете, или criollos , заняли следующую ступеньку и соперничали с полуостровами в богатстве и возможностях. Mestizos — термин, используемый для описания людей смешанного испанского и индийского происхождения — последовал.

Подобно французам, появившимся позднее в Северной Америке, испанцы терпели, а иногда даже поддерживали межрасовые браки. В Новом Свете было слишком мало испанских женщин, чтобы поддерживать естественный рост чисто испанского населения. Католическая церковь одобрила межрасовые браки как моральную опору против внебрачности и изнасилований.Еще в 1533 году король Карлос I объявил, что любой ребенок с испанской кровью «до половины» имеет право на определенные испанские права. К 1600 году метисы составляли большую часть колониального населения. К началу 1700-х годов более одной трети всех браков преодолели испано-индийский разрыв. В значительной степени отделенные богатством и влиянием от peninsulares и criollos , однако, метисы обычно занимали среднее социальное положение в испанском обществе Нового Света. Они были не совсем Indios , или индейцами, но отсутствие limpieza de sangre , или «чистой крови», лишило их привилегий чистокровных испанцев.Достаточно богатые и влиятельные испанские отцы могли защитить своих детей-метисов от расовых предрассудков, и ряд богатых метисов женились на испанцев , чтобы «отбелить» свои семейные линии, но чаще метисов были ограничены средним положением в Испании. Новый мир.

Рабы и индейцы занимали самые низкие ступени социальной лестницы. После того, как Бартоломе де лас Касас и другие реформаторы пристыдили испанцев за их жесткую политику в отношении Индии в 1530-х годах, испанцы объявили индийское рабство вне закона.В 1550-х годах система принудительного труда на земле encomienda уступила место системе repartimiento , эксплуататорской, но несколько более мягкой форме принудительного наемного труда. Рабы особенно трудились на плантациях на Карибских островах Испании.

Многие манипулировали системой Casta, чтобы получить преимущества для себя и своих детей. Матери-метисы, например, могли бы настаивать на том, что их дочери-метисы на самом деле были castizas , или четвертьиндийцами, которые, если бы вышли замуж за испанца, могли бы, в глазах закона, произвести на свет «чистых» criollo детей, имеющих право на полные права и возможности граждан Испании.Но «пас» был вариантом для немногих. Вместо этого огромные коренные народы в испанской Империи Нового Света обеспечивали уровень культурного и расового смешения — или Mestizaje — не имеющий аналогов в Британской Северной Америке. Испанская Северная Америка создала гибридную культуру, которая не была ни полностью испанской, ни полностью индийской. Испанцы не только построили Мехико на вершине Теночтитлана, но и еда, язык и семьи перешли через расовые барьеры. В 1531 году бедный индеец по имени Хуан Диего сообщил, что его посетила Дева Мария, которая пришла в образе темнокожего индейца, говорящего на науатль.Слухи о чудесах распространились по Мексике, и Virgen de Guadalupe стала национальной иконой для нового общества метисов.

Богоматерь Гваделупская, пожалуй, самый культурно важный и широко воспроизводимый образ мексикано-католической церкви. В культовом изображении Мария стоит на тильме (крестьянском плаще) Хуана Диего, на котором, согласно его рассказу, появилось изображение Девы Гваделупской. На протяжении всей мексиканской истории история и образ Богоматери Гваделупской были объединяющим национальным символом.Мексиканское ретабло «Богоматерь Гваделупская» XIX века в Художественном музее Эль-Пасо. Викимедиа.

Из Мексики Испания расширилась на север. Соблазненные обещаниями золота и еще одного Теночтитлана, испанские экспедиции прочесали Северную Америку в поисках еще одной богатой индийской империи. Огромные экспедиции, похожие на огромные движущиеся общины, состоящие из сотен солдат, поселенцев, священников и рабов, с огромным количеством домашнего скота, пересекали континент. Хуан Понсе де Леон, завоеватель Пуэрто-Рико, высадился во Флориде в 1513 году в поисках богатства и рабов.Кабеса де Вака присоединился к экспедиции Нарваэса во Флориду десять лет спустя, потерпел кораблекрушение и отправился в замечательную многолетнюю одиссею через Мексиканский залив и Техас в Мексику. Педро Менендес де Авилес основал Сент-Огастин, Флорида, в 1565 году, и он остается самым старым, постоянно заселенным европейским поселением на территории современных Соединенных Штатов.

Но без богатых золотых и серебряных рудников Мексики, благоприятного для плантаций климата Карибского моря или эксплуататорского потенциала крупных индийских империй Северная Америка почти не стимулировала испанских чиновников.Тем не менее, испанские экспедиции прочесали Северную Америку. Франсиско Васкес де Коронадо грабил юго-запад. Эрнандо Де Сото пытал, насиловал и порабощал свой путь через юго-восток. Вскоре у Испании появились плацдармы, пусть и незначительные, на большей части континента.

1. Коренные жители Америки | АМЕРИКАНСКИЙ YAWP

Кахокия, возможно, появившаяся около 1150 г. н.э. Картина Майкла Хэмпшира для государственного исторического памятника Кахокия-Маундс.

* Американский Yawp — это развивающийся совместный текст.Щелкните здесь, чтобы улучшить эту главу. *

европейцев назвали Америку «Новым светом». Но для миллионов коренных американцев, с которыми они столкнулись, это было совсем не так. Люди жили в Америке более десяти тысяч лет. Динамичные и разнообразные, они говорили на сотнях языков и создали тысячи различных культур. Коренные американцы строили оседлые общины и следовали сезонным моделям миграции, поддерживали мир через союзы и воевали со своими соседями, развивали самодостаточную экономику и поддерживали обширные торговые сети.Они культивировали различные формы искусства и духовные ценности. Родственные узы объединяют их общины. Но прибытие европейцев и связанный с этим глобальный обмен людьми, животными, растениями и микробами — то, что ученые мягко называют колумбийским обменом — преодолели более десяти тысяч лет географического разделения, положили начало столетиям насилия, развязали величайший биологический ужас в мире. когда-либо видел и произвел революцию в мировой истории. Это положило начало одному из самых важных событий в истории человечества и первой главе долгого американского рыкания.

История Америки начинается с первых американцев. Но с чего начинаются их истории? Коренные американцы тысячелетиями передавали истории, рассказывающие об их творчестве и раскрывающие контуры веры коренных народов. Салинцы в современной Калифорнии, например, рассказывают о белоголовом орле, который сформировал первого человека из глины и первую женщину из пера. Согласно традиции ленапе, Земля была создана, когда Небесная Женщина упала в водный мир и с помощью ондатры и бобра благополучно приземлилась на спину черепахи, создав таким образом Черепаший остров, или Северную Америку.Традиция чокто помещает начало народов юго-востока внутри великого земляного вала Матери-кургана, Нуних Вайя, в нижней части долины Миссисипи. Люди науа ведут свое происхождение от Семи пещер, из которых вышли их предки до того, как они переселились в центральную Мексику. Коренные народы Америки передали множество письменных и устных свидетельств своего происхождения, которые имеют общие истории создания и миграции.

Между тем археологи и антропологи сосредотачиваются на истории миграции.Изучая артефакты, кости и генетические подписи, эти ученые составили повествование, в котором утверждается, что Америка когда-то была «новым миром» и для коренных американцев.

В результате последнего глобального ледникового периода большая часть мировой воды оказалась в ловушке огромных континентальных ледников. Двадцать тысяч лет назад ледяные щиты толщиной около мили простирались через Северную Америку на юг до современного Иллинойса. С такой большой частью мировой воды, захваченной этими массивными ледяными щитами, глобальный уровень моря был намного ниже, а сухопутный мост соединил Азию и Северную Америку через Берингов пролив.Между двенадцатью и двадцатью тысячами лет назад коренные предки пересекли лед, воды и открытые земли между континентами Азии и Америки. Эти мобильные охотники-собиратели путешествовали небольшими группами, эксплуатируя растительные, животные и морские ресурсы в берингийской тундре на северо-западе Северной Америки. Данные ДНК показывают, что эти предки остановились — примерно на пятнадцать тысяч лет — в обширном регионе между Азией и Америкой. Другие предки пересекали моря и путешествовали вдоль побережья Тихого океана, путешествуя по рекам и оседая там, где позволяли местные экосистемы. Ледниковые покровы отступили около четырнадцати тысяч лет назад, открыв коридор в более теплый климат и новые ресурсы. Некоторые предковые сообщества мигрировали на юг и восток. Доказательства, обнаруженные в Монте-Верде, месте на территории современного Чили, позволяют предположить, что человеческая деятельность началась здесь по крайней мере 14 500 лет назад. Подобные свидетельства намекают на поселение людей во Флориде и в Центральном Техасе одновременно. Во многих отношениях источники археологических и традиционных знаний сходятся: стоматологические, археологические, лингвистические, устные, экологические и генетические свидетельства демонстрируют большое разнообразие, когда многочисленные группы расселяются и мигрируют на протяжении тысяч лет, возможно, из самых разных точек мира. источник. Появляется ли из земли, воды или неба; сделано создателем; или мигрируя на свою родину, современные индейские общины рассказывают истории в Америке, которые датируются задолго до человеческой памяти.

На Северо-Западе группы коренных жителей эксплуатировали большие реки, наполненные лососем. На равнинах и в прериях охотничьи сообщества следовали за стадами бизонов и перемещались в соответствии с сезонными схемами. В горах, прериях, пустынях и лесах культура и образ жизни предков палеоэры были столь же разнообразны, как и география.Эти группы говорили на сотнях языков и приняли различные культурные обычаи. Богатое и разнообразное питание способствовало массовому росту населения на всем континенте.

Сельское хозяйство возникло где-то между девятью и пятью тысячами лет назад, почти одновременно в Восточном и Западном полушариях. Жители Мезоамерики в современной Мексике и Центральной Америке полагались на одомашненную кукурузу (кукурузу) для создания первого оседлого населения в полушарии около 1200 г. до н. Э. Кукуруза была высококалорийной, ее можно было легко сушить и хранить, а на теплом и плодородном побережье Мексиканского залива иногда можно было собирать урожай дважды в год.Кукуруза, как и другие мезоамериканские культуры, распространилась по Северной Америке и продолжает занимать важное духовное и культурное место во многих коренных общинах.

Доисторическое поселение в округе Уоррен, штат Миссисипи. Фреска Роберта Даффорда, изображающая археологические раскопки Кингс-Кроссинг, как они могли появиться в 1000 году нашей эры. Фрески на набережной Виксбург.

Сельское хозяйство процветало в плодородных речных долинах между рекой Миссисипи и Атлантическим океаном, в районе, известном как Восточные леса.В частности, три культуры — кукуруза, фасоль и кабачки, известные как «Три сестры», обеспечивали потребности в питании, необходимые для поддержания городов и цивилизаций. В лесных районах от Великих озер и реки Миссисипи до побережья Атлантического океана местные общины управляли своими лесными ресурсами, сжигая подлесок, чтобы создать обширные охотничьи угодья, похожие на парк, и расчистить землю для посадки Трех сестер. Многие группы использовали сменную культивацию, при которой фермеры вырубали лес, сжигали подлесок, а затем сажали семена в золу, богатую питательными веществами.Когда урожайность начала снижаться, фермеры переехали на другое поле и позволили земле восстановиться, а лес снова зарастить, прежде чем снова вырубить лес, выжечь подлесок и перезапустить цикл. Этот прием был особенно полезен на участках со сложной почвой. В плодородных регионах Восточных лесов фермеры из числа коренных американцев вели постоянное интенсивное сельское хозяйство с использованием ручных инструментов. Богатая почва и использование ручных инструментов позволили использовать эффективные и устойчивые методы ведения сельского хозяйства, обеспечивая высокие урожаи без чрезмерной нагрузки на почву. Обычно в лесных общинах женщины занимались сельским хозяйством, а мужчины охотились и ловили рыбу.

Сельское хозяйство привело к драматическим социальным изменениям, но для некоторых это могло также сопровождаться ухудшением здоровья. Анализ останков показывает, что общества, переходящие к сельскому хозяйству, часто испытывали более слабые кости и зубы. Но, несмотря на это возможное снижение, сельское хозяйство принесло важные выгоды. Фермеры могли производить больше еды, чем охотники, что позволяло некоторым членам общины приобретать другие навыки.Религиозные лидеры, опытные солдаты и художники могли посвятить свою энергию другим занятиям, помимо производства продуктов питания.

Коренные народы Северной Америки имеют несколько общих черт. Духовные практики, понимание собственности и родственные связи заметно отличались от европейских. Большинство коренных американцев не делали четких различий между естественным и сверхъестественным. Духовная сила пронизывала их мир и была ощутимой и доступной. К нему можно было призывать и использовать.Родство связывало вместе большинство коренных жителей Северной Америки. Большинство людей жили небольшими сообществами, связанными родственными узами. Многие коренные культуры понимали родословную как матрилинейную: семейная и клановая идентичность развивалась по женской линии, через матерей и дочерей, а не через отцов и сыновей. Например, отцы часто присоединяются к большим семьям матерей, а иногда даже братья матери играют более непосредственную роль в воспитании детей, чем биологические отцы. Поэтому матери часто обладали огромным влиянием на местном уровне, а идентичность и влияние мужчин часто зависели от их отношений с женщинами.Между тем культура коренных американцев обычно предоставляла большую сексуальную и супружескую свободу, чем европейские культуры. Например, женщины часто выбирали себе мужей, и развод часто был относительно простым и понятным процессом. Более того, представления большинства коренных народов о правах собственности заметно отличались от представлений европейцев. Коренные американцы обычно ощущали личную собственность на инструменты, оружие или другие предметы, которые активно использовались, и это же правило применялось к земле и урожаю. Группы и отдельные лица эксплуатируют определенные участки земли и прибегают к насилию или переговорам для исключения других.Но право пользования землей не означало права на постоянное владение ею.

У коренных американцев было много способов общения, в том числе графических, и некоторые из этих художественных и коммуникативных технологий используются до сих пор. Например, оджибве, говорящие на алгонкинском языке, использовали берестяные свитки для записи лечения, рецептов, песен, рассказов и многого другого. Другие восточно-лесные народы ткали растительные волокна, вышивали шкуры иглами дикобраза и моделировали землю, создавая участки со сложным церемониальным значением.На Равнинах ремесленники ткали волосы буйвола и рисовали на шкурах буйвола; на северо-западе Тихого океана после прихода европейцев ткачи ткали из козьей шерсти мягкие ткани с особыми узорами. Предки майя, сапотеков и науа в Мезоамерике писали свои истории на тканях растительного происхождения и высекали их в камне. В Андах регистраторы инков записывали информацию в виде завязанных узлов, или кипу, .

Две тысячи лет назад одними из крупнейших культурных групп в Северной Америке были группы пуэбло, сосредоточенные на современном Большом Юго-западе (юго-запад США и северо-запад Мексики), группы Миссисипи, расположенные вдоль Великой реки и ее притоков, и мезоамериканские группы территорий, ныне известных как центральная Мексика и Юкатан.Предыдущие разработки в области сельскохозяйственных технологий сделали возможным взрывной рост крупных ранних обществ, таких как в Теночтитлане в долине Мексики, в Кахокии вдоль реки Миссисипи и в пустынных оазисах Большого Юго-Запада.

Коренные народы Юго-Запада начали строить эти хорошо защищенные скальные жилища в 1190 году нашей эры и продолжали расширять и восстанавливать их до 1260 года нашей эры, прежде чем покинуть их примерно в 1300 году нашей эры. Андреас Ф. Борхерт, Национальный парк Меса Верде. Утесный дворец.Викимедиа. Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Германия.

Каньон Чако на севере Нью-Мексико был домом для исконных народов пуэбло в период между 900 и 1300 годами нашей эры. Целых пятнадцать тысяч человек жили в комплексе Каньон Чако в современном Нью-Мексико. Изощренные методы ведения сельского хозяйства, обширные торговые сети и даже одомашнивание таких животных, как индейки, позволили популяции увеличиться. В массивных жилых зданиях, построенных из блоков песчаника и бревен, перенесенных на большие расстояния, жили сотни жителей пуэбло.Одно здание, Пуэбло Бонито, занимало более двух акров и возвышалось на пять этажей. Его шестьсот комнат были украшены медными колокольчиками, бирюзовыми украшениями и яркими арами. Дома, подобные домам в Пуэбло-Бонито, включали небольшую землянку или кива , которая играла важную роль в различных церемониях и служила важным центром жизни и культуры пуэбло. Духовность пуэблоев была привязана как к земле, так и к небесам, поскольку поколения тщательно наносили на карту звезды и проектировали дома в соответствии с траекторией солнца и луны.

Пуэблоанцы каньона Чако столкнулись с рядом экологических проблем, включая вырубку лесов и чрезмерное орошение, что в конечном итоге привело к краху общины и ее расселению по более мелким поселениям. Сильная пятидесятилетняя засуха началась в 1130 году. Вскоре после этого каньон Чако опустел. Новые группы, в том числе апачи и навахо, проникли на освободившуюся территорию и переняли несколько обычаев пуэбло. Та же засуха, которая поразила пуэбло, вероятно, затронула и миссисипские народы Среднего Запада и Юга Америки.Миссисипцы создали одну из крупнейших цивилизаций к северу от современной Мексики. Примерно тысячу лет назад в крупнейшем поселении в Миссисипи, Кахокия, расположенном к востоку от современного Сент-Луиса, проживало от десяти до тридцати тысяч человек. По размеру он соперничал с современными европейскими городами. Фактически, ни один город к северу от современной Мексики не мог сравниться с пиковым уровнем населения Кахокии до американской революции. Сам город занимал две тысячи акров и располагался на холме Монахов, большом земляном холме, который поднимался на десять этажей и был больше в основании, чем пирамиды Египта.Как и у многих народов, живших в Лесах, жизнь и смерть в Кахокии были связаны с движением звезд, солнца и луны, и их церемониальные земляные сооружения отражают эти важные структурирующие силы.

Кахокия была политически организована вокруг вождеств, иерархической, клановой системы, дававшей лидерам светскую и священную власть. Размер города и степень его влияния предполагают, что город опирался на ряд меньших вождеств под властью верховного лидера.Социальное расслоение частично сохранялось благодаря частым войнам. Военные пленники были порабощены, и эти пленники составляли важную часть экономики на юго-востоке Северной Америки. Рабство коренных американцев не было основано на том, что люди считались собственностью. Вместо этого коренные американцы воспринимали порабощенных как людей, лишенных родственных связей. Таким образом, рабство не всегда было постоянным состоянием. Очень часто бывший порабощенный человек мог стать полноценным членом сообщества. Усыновление или брак могли позволить порабощенному человеку войти в родственную сеть и присоединиться к сообществу.Рабство и торговля в неволе стали важным способом возрождения и восстановления власти многих коренных общин.

Художественное изображение Кахокии, которое могло появиться в 1150 году нашей эры. Подготовлено Биллом Исмингером и Марком Эсари с иллюстрацией Грега Харлина. Из государственного исторического памятника курганов Кахокия.

Около 1050 года в Кахокии произошел то, что один археолог назвал «большим взрывом», который включал «практически мгновенный и всеобъемлющий сдвиг во всех вещах, политических, социальных и идеологических. Население выросло почти на 500 процентов всего за одно поколение, и новые группы людей были поглощены городом и поддерживающими его сообществами. К 1300 году некогда могущественный город претерпел ряд потрясений, которые привели к краху. Ученые ранее указывали на экологическую катастрофу или медленную депопуляцию из-за эмиграции, но новое исследование вместо этого подчеркивает растущую войну или внутреннюю политическую напряженность. Объяснения, связанные с окружающей средой, предполагают, что рост населения стал слишком тяжелым бременем для пахотных земель.Другие предполагают, что спрос на топливо и строительные материалы привел к вырубке лесов, эрозии и, возможно, продолжительной засухе. Недавние данные, в том числе защитные частоколы, предполагают, что политическая нестабильность среди правящей элиты и угрозы со стороны внешних врагов могут объяснить конец некогда великой цивилизации.

североамериканских общин были связаны родственными связями, политикой и культурой и поддерживаются дальними торговыми путями. Река Миссисипи служила важной торговой артерией, но все водные пути континента были жизненно важны для транспорта и связи.Кахокия стала ключевым торговым центром отчасти из-за своего положения рядом с реками Миссисипи, Иллинойс и Миссури. Эти реки образовали сети, простирающиеся от Великих озер до юго-востока Америки. Археологи могут идентифицировать такие материалы, как морские ракушки, которые прошли более тысячи миль, чтобы добраться до центра этой цивилизации. По крайней мере, 3500 лет назад жители того места, где сейчас находится пункт бедности, штат Луизиана, имели доступ к меди из современной Канады и кременю из современной Индианы.Листы слюды, найденные на священном месте Змеиного кургана у реки Огайо, были добыты в горах Аллегейни, а обсидиан из близлежащих земляных валов — из Мексики. Бирюза с Большого Юго-Запада использовалась в Теотиуакане 1200 лет назад.

В Восточных лесах многие сообщества коренных американцев жили небольшими рассредоточенными сообществами, чтобы воспользоваться богатыми почвами и обильными реками и ручьями. Ленапы, также известные как Делавары, обрабатывали поймы водосборов рек Гудзон и Делавэр в Нью-Йорке, Пенсильвании, Нью-Джерси и Делавэре.Сотни их поселений, простирающиеся от южного Массачусетса до Делавэра, были слабо связаны политическими, социальными и духовными связями.

Разрозненные и относительно независимые общины ленапе были связаны устными историями, церемониальными традициями, политической организацией, основанной на консенсусе, родственными связями и общей клановой системой. Родство связывало различные общины и кланы ленапе, и общество было организовано по материнской линии. Брак происходил между кланами, и женатый мужчина вступал в клан своей жены.Женщины ленапе обладали властью над браками, домашним хозяйством и сельскохозяйственным производством и, возможно, даже играли значительную роль в выборе лидеров, называемых сахемами. Рассеянная власть, небольшие поселения и родственные организации способствовали долговременной стабильности и устойчивости общин ленапе. Один или несколько сахемов управляли общинами ленапе с согласия своего народа. Сахемы ленапе приобрели свой авторитет, проявив мудрость и опыт.Это отличалось от иерархической организации многих культур Миссисипи. Однако большие собрания действительно существовали, поскольку разрозненные общины и их лидеры собирались для церемониальных целей или для принятия важных решений. Сахемы выступали от имени своего народа в более крупных советах, в которые входили мужчины, женщины и старейшины. Ленапе время от времени испытывали напряженность в отношениях с другими коренными народами, такими как ирокезы на севере или саскуэханнок на юге, но отсутствие оборонительных укреплений возле общин ленапе убедило археологов в том, что ленапе избегали крупномасштабных войн.

Продолжительное долголетие обществ ленапе, начавшееся за несколько столетий до контактов с Европой, также было связано с их навыками фермеров и рыбаков. Наряду с тремя сестрами женщины ленапе сажали табак, подсолнухи и тыквы. Они собирали фрукты и орехи с деревьев и выращивали множество лекарственных растений, которые использовали с большим умением. Ленапе организовали свои общины, чтобы воспользоваться преимуществами вегетационного периода и миграций животных и птиц, которые были частью их рациона.В сезон посадки и сбора урожая ленапе собирались большими группами, чтобы координировать свою работу и воспользоваться местным изобилием. Как опытные рыбаки, они организовывали сезонные рыболовные лагеря, чтобы ловить моллюсков и шэд. Ленапес ткал сети, корзины, циновки и различные предметы домашнего обихода из камыша, растущего вдоль ручьев, рек и побережий. Они построили свои дома на одних из самых плодородных и богатых земель Восточных лесов и использовали свои навыки для создания стабильной и процветающей цивилизации.Первые голландские и шведские поселенцы, которые столкнулись с ленапе в семнадцатом веке, признали процветание ленапе и быстро начали искать их дружбу. Их жизни стали зависеть от этого.

На северо-западе Тихого океана кваквака’вакв, тлинкиты, хайдасы и сотни других народов, говорящих на десятках языков, процветали в стране с умеренным климатом, густыми лесами и множеством рек. Выживание народов этого региона зависело от лосося и соответственно ценило его. Изображения лосося украшали тотемные столбы, корзины, каноэ, весла и другие инструменты.К рыбе относились с духовным уважением, и ее образ олицетворял процветание, жизнь и обновление. Устойчивые методы промысла обеспечили выживание популяций лосося. Жители прибрежных салиш и некоторые другие отмечали первую церемонию лосося, когда каждый сезон видели первого перелетного лосося. Старейшины внимательно наблюдали за размерами вылова лосося и откладыванием вылова, чтобы обеспечить выживание достаточного количества лосося, которое сможет нереститься и вернуться в будущем. Мужчины обычно использовали сети, крючки и другие мелкие инструменты для ловли лосося, когда они мигрировали вверх по реке на нерест.Массивные кедровые каноэ длиной до пятидесяти футов и вместимостью до двадцати человек также позволяли проводить обширные рыболовные экспедиции в Тихом океане, где опытные рыбаки ловили палтуса, осетровых и других рыб, иногда вытаскивая тысячи фунтов на одном каноэ.

Излишки продовольствия способствовали значительному росту населения, и Тихоокеанский Северо-Запад стал одним из самых густонаселенных регионов Северной Америки. Сочетание плотности населения и излишков пищи создало уникальную социальную организацию, основанную на сложных пирах, называемых потлачами.Эти потлаты отмечали рождение ребенка и свадьбу и определяли социальный статус. Вечеринка длилась несколько дней, и хозяева продемонстрировали свое богатство и силу, развлекая гостей едой, произведениями искусства и представлениями. Чем больше отдавали хозяева, тем больше у них авторитета и власти в группе. Некоторые мужчины десятилетиями копили деньги, чтобы устроить экстравагантный потлач, который, в свою очередь, принесет ему большее уважение и власть в обществе.

В масках с замысловатой резьбой, таких как маска изогнутого клюва небес, используются природные элементы, такие как животные, для представления сверхъестественных сил во время церемониальных танцев и фестивалей.Маска изогнутого клюва неба девятнадцатого века из кваквака’вакв. Викимедиа. Creative Commons Attribution 3.0 без переноса.

Многие народы Тихоокеанского Северо-Запада построили замысловатые дощатые дома из обильных кедров. Например, пятисотфутовый дом Суквамиш Олеман (или Дом старика) располагался на берегу Пьюджет-Саунда. Гигантские кедровые деревья также были вырезаны и раскрашены в форме животных или других фигур, чтобы рассказывать истории и выражать индивидуальность.Эти тотемные столбы стали самой узнаваемой художественной формой Тихоокеанского Северо-Запада, но люди также вырезали маски и другие деревянные предметы, такие как ручные барабаны и погремушки, из великих деревьев региона.

Несмотря на общность, коренные культуры сильно различались. Новый Свет отличался разнообразием и контрастом. К тому времени, когда европейцы были готовы пересечь Атлантический океан, коренные американцы говорили на сотнях языков и жили в соответствии с разнообразным климатом этого полушария. Некоторые жили в городах, другие — небольшими группами.Некоторые мигрировали сезонно; другие поселились навсегда. Все коренные народы имели долгую историю и хорошо сформированные, уникальные культуры, которые развивались тысячелетиями. Но приход европейцев все изменил.

Скандинавские мореплаватели достигли Нового Света задолго до Колумба. На пике своего развития они плыли до Константинополя на восток и совершили набеги на поселения на юге до Северной Африки. Они основали ограниченные колонии в Исландии и Гренландии, и около 1000 года Лейф Эриксон достиг Ньюфаундленда на территории современной Канады.Но норвежская колония потерпела неудачу. Культурно и географически изолированные, норвежцы были отброшены к морю из-за сочетания ограниченных ресурсов, неблагоприятной погоды, нехватки продовольствия и сопротивления коренных жителей.

Затем, за столетия до Колумба, крестовые походы связали Европу с богатством, силой и знаниями Азии. Европейцы заново открыли или переняли греческие, римские и мусульманские знания. Распространение товаров и знаний в масштабах полушария не только спровоцировало Возрождение, но и способствовало долгосрочной европейской экспансии.Азиатские товары наводнили европейские рынки, создавая спрос на новые товары. Эта торговля создала огромное новое богатство, и европейцы сражались друг с другом за торговое превосходство.

европейских национальных государства объединились под властью могущественных королей. Серия военных конфликтов между Англией и Францией — Столетняя война — усилила национализм и привела к развитию финансового и военного управления, необходимого для сохранения национальных государств. В Испании брак Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской объединил два самых могущественных королевства Пиренейского полуострова.Крестовые походы никогда не заканчивались в Иберии: испанская корона завершила столетия периодических войн — Реконкисты — изгнав мусульманских мавров и иберийских евреев с Пиренейского полуострова в 1492 году, когда Христофор Колумб плыл на запад. Обладая новой властью, эти новые нации — и их недавно наделенные полномочиями монархи — стремились получить доступ к богатствам Азии.

Мореходство. Итальянские торговцы управляли Средиземным морем и контролировали торговлю с Азией. Испания и Португалия, находящиеся на окраине Европы, полагались на посредников и платили более высокие цены за азиатские товары.Они искали более прямой путь. И поэтому они посмотрели на Атлантику. Португалия вложила большие средства в геологоразведку. Из своего имения на полуострове Сагреш в Португалии, богатого морского порта, принц Генрих Мореплаватель (Инфанте Генри, герцог Визеу) инвестировал в исследования и технологии и обеспечил множество технологических прорывов. Его вложения принесли плоды. В пятнадцатом веке португальские моряки усовершенствовали астролябию, инструмент для расчета широты, и каравеллу, корабль, хорошо подходящий для исследования океана.Оба были технологическим прорывом. Астролябия обеспечивала точное плавание, а каравелла, в отличие от более обычных судов, предназначенных для торговли в относительно спокойном Средиземном море, была прочным кораблем с большой осадкой, способным совершать длительные плавания в открытом океане и, что не менее важно, перевозить большое количество грузов. груз при этом.

Гравюра Лиссабона шестнадцатого века из Civitatis Orbis Terrarum, « Города мира », изд. Георг Браун (Кельн: 1572 г.).Викимедиа.

Сочетая экономические и религиозные мотивы, португальцы в пятнадцатом веке построили форты вдоль атлантического побережья Африки, положив начало столетиям европейской колонизации. Португальские торговые посты приносили новую прибыль, которая финансировала дальнейшую торговлю и дальнейшую колонизацию. Торговые посты распространились по обширному побережью Африки, и к концу пятнадцатого века Васко да Гама обогнул побережье Африки, чтобы добраться до Индии и других прибыльных азиатских рынков.

Капризы океанских течений и ограниченность современных технологий вынудили иберийских моряков плыть на запад в открытое море, прежде чем вернуться на восток в Африку. Поступив так, испанцы и португальцы наткнулись на несколько островов у побережья Европы и Африки, включая Азорские острова, Канарские острова и острова Зеленого Мыса. Они стали тренировочными площадками для последующей колонизации Америки и стали свидетелями первого крупномасштабного выращивания сахара порабощенными рабочими.

Изначально сахар выращивался в Азии, но стал популярным и широко прибыльным предметом роскоши, потребляемым европейской знатью.Португальцы научились выращиванию сахара на средиземноморских плантациях, основанных мусульманами, используя привозную порабощенную рабочую силу из южной России и исламских стран. Сахар — трудная культура. Для этого требовались тропические температуры, ежедневные осадки, уникальные почвенные условия и четырнадцатимесячный вегетационный период. Но на недавно открытых, в основном необитаемых атлантических островах, португальцы нашли новую, пригодную для защиты землю, чтобы поддержать производство сахара. Последовали новые модели разрушения человека и окружающей среды.Изолированные на протяжении тысячелетий от материковой части Европы и Африки, уроженцы Канарских островов, известные как гуанчи, были порабощены или погибли вскоре после прибытия европейцев. Эта демографическая катастрофа предвосхитила демографические результаты коренных американцев после прибытия испанцев.

Потенциальным плантаторам Португалии требовались рабочие для выращивания сложной и трудоемкой культуры. Сначала они обратились к торговым отношениям, которые португальские купцы установили с африканскими городами-государствами в Сенегамбии, вдоль Золотого побережья, а также с королевствами Бенин, Конго и Ндонго. Португальцы обратились к порабощенным африканцам с материка в качестве источника рабочей силы для этих островных плантаций. В начале этой евроафриканской системы работорговли африканские лидеры обменивали военнопленных — которые по обычаю лишались свободы в случае захвата во время битвы — на португальские ружья, железо и промышленные товары. Важно отметить, что рабство в Африке, как и рабство среди коренных американцев, мало походило на рабство движимого имущества довоенных Соединенных Штатов.

С баз на атлантическом побережье португальцы начали закупать порабощенных людей для экспорта на атлантические острова Мадейра, Канарские острова и Кабо-Вердес для обработки сахарных полей.Так родились первые большие атлантические плантации. Несколько десятилетий спустя, в конце 15 -го -го века, португальская система плантаций, разработанная на острове Сан-Томе, стала моделью для системы плантаций, поскольку она распространилась по Атлантике.

К пятнадцатому веку португальцы основали форты и колонии на островах и по краю Атлантического океана; другие крупные европейские страны вскоре последовали его примеру. Анонимный картограф создал эту карту, известную как карта Кантино, самая ранняя из известных карт европейских исследований в Новом Свете, чтобы изобразить эти владения и отстаивать величие своей родной Португалии.Планисфера Кантино (1502 г.), Biblioteca Estense, Модена, Италия. Викимедиа.

Испания тоже стояла на переднем крае морских технологий. Испанские моряки стали хозяевами каравелл. По мере того как Португалия консолидировала контроль над африканскими торговыми сетями и окольным морским путем на восток в Азию, Испания стремилась найти свой собственный путь к империи. Христофор Колумб, опытный моряк итальянского происхождения, обучавшийся у португальских мореплавателей, обещал именно такую ​​возможность.

Образованные азиаты и европейцы пятнадцатого века знали, что мир круглый.Они также знали, что, хотя технически возможно попасть в Азию, плывя из Европы на запад, избегая, таким образом, итальянских или португальских посредников, огромные размеры Земли обрекают даже самые великие каравеллы на голод и жажду задолго до того, как они достигнут пункта назначения. Но Колумб недооценил размер земного шара на две трети и поэтому считал, что это возможно. После неудачных покупок его предполагаемой экспедиции в нескольких европейских дворах, он убедил королеву Изабеллу и короля Испании Фердинанда предоставить ему три небольших корабля, которые отправились в плавание в 1492 году.Колумб ошибся с размером Земли и невероятно удачливым, что на его пути скрывались два больших континента. 12 октября 1492 года, после двух месяцев в море, Niña , Pinta и Santa María и их девяносто человек высадились на современных Багамах.

Коренные араваки, или таино, населяли Карибские острова. Они ловили рыбу и выращивали кукурузу, ямс и маниоку. Колумб назвал их невиновными. «Они очень кротки и не знают, что такое зло; ни грехи убийства или кражи », — доложил он испанской короне.«Ваше высочество может поверить в то, что во всем мире не может быть лучших людей. . . . Они любят своих ближних, как самих себя, и их речь самая нежная и нежная на свете, и всегда с улыбкой ». Но Колумб приехал за богатством и мало что смог найти. Араваки, однако, носили небольшие золотые украшения. Колумб оставил тридцать девять испанцев в военном форте на Эспаньоле, чтобы найти и обезопасить источник золота, когда он вернулся в Испанию с дюжиной захваченных и заклейменных араваков.Колумб прибыл к нему с большим успехом и быстро подготовил снаряжение для обратного рейса. Мотивы испанского Нового Света были ясны с самого начала. Если Колумб будет экипирован для обратного путешествия, он пообещал испанской короне золото и поработил рабочих. Колумб сообщил: «С помощью пятидесяти человек всех можно поработить и заставить делать то, что от них требуется».

Колумб был снабжен семнадцатью кораблями и более чем тысячей человек, чтобы вернуться в Вест-Индию (Колумб совершил четыре путешествия в Новый Свет).По-прежнему полагая, что он высадился в Ост-Индии, он пообещал вознаградить Изабеллу и Фердинанда. Но когда материальное благосостояние приходило медленно, испанцы предприняли жестокую кампанию по извлечению всех возможных унций богатства из Карибского бассейна. Испанцы уничтожили араваков. Бартоломе де Лас Касас отправился в Новый Свет в 1502 году и позже написал: «Я своими глазами видел испанцев ни по какой другой причине, а только для того, чтобы утолить их кровавое сознание, отрезал руки, носы и уши, оба из них. Индейцы и индианки. Когда порабощенные рабочие истощили скудные золотые запасы островов, испанцы заставили их трудиться на их новых огромных поместьях, энкомьендах . Лас Касас подробно описал европейские варварства. Предположив, что у туземцев не было человечности, испанцы полностью отказались от своей. Случайное насилие и бесчеловечная эксплуатация опустошили араваков. Исчезло коренное население. В течение нескольких поколений весь остров Эспаньола был обезлюден, а целый народ был истреблен.По оценкам историков, численность населения острова до контакта составляет от менее одного миллиона до восьми миллионов (Лас Касас оценил его в три миллиона). Через несколько лет их не стало. «Кто в будущем поверит в это?» — подумал Лас Касас. «Я сам пишу это как знающий очевидец, не могу в это поверить».

Несмотря на разнообразие коренного населения и существование нескольких сильных империй, коренные американцы были совершенно не готовы к приходу европейцев.Биология преувеличивала европейские жестокости. Отрезанные от Старого Света, его домашних животных и его иммунологической истории, коренные американцы жили свободными от ужасных болезней, которые опустошили население Азии, Европы и Африки. Но теперь их благословение превратилось в проклятие. Коренным американцам не хватало иммунитета, который европейцы и африканцы выработали за столетия смертоносных эпидемий, и поэтому, когда прибыли европейцы, несущие оспу, тиф, грипп, дифтерию, корь и гепатит, коренные народы уничтожили эпидемии чумы. Многие погибли на войне и в рабстве, но миллионы умерли во время эпидемий. На самом деле, по оценкам некоторых ученых, до 90 процентов населения Америки погибло в течение первых полутора веков контактов с европейцами.

Несмотря на опустошение болезней и войн, коренные американцы выработали золотую середину, сопротивлялись насилием, приспосабливались и адаптировались к вызовам колониализма и продолжали формировать модели жизни во всем Новом Свете на протяжении сотен лет.Но европейцы продолжали наступать.

По мере распространения известий об испанском завоевании, голодные до богатства испанцы хлынули в Новый Свет в поисках земли, золота и титулов. Империя Нового Света распространилась из плацдарма Испании в Карибском море. Мотивы были просты: один солдат сказал: «Мы пришли сюда, чтобы служить Богу и царю, а также разбогатеть». Наемники присоединились к завоеванию и устремились, чтобы захватить человеческие и материальные богатства Нового Света.

Испанцы регулировали трудовые отношения с помощью правовой системы, известной как энкомьенда , эксплуататорского феодального устройства, в котором Испания привязывала рабочих из числа коренных народов к обширным владениям.В энкомьенде испанская корона даровала человеку не только землю, но и определенное количество туземцев. Encomenderos жестоко обращались со своими работниками. После того, как Бартоломе де Лас Касас опубликовал свой зажигательный отчет о злоупотреблениях в Испании ( The Destruction of the Indies ), испанские власти отменили энкомьенду в 1542 году и заменили ее repartimiento . Задуманная как более мягкая система, система repartimiento , тем не менее, воспроизводила многие злоупотребления старой системы, и хищная эксплуатация коренного населения продолжалась, поскольку Испания распространяла свою империю на Америку.

Эль Кастильо (пирамида Кукулькан) в Чичен-Ице. Фотография Даниэля Швена. Викимедиа. Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International.

По мере расширения испанской империи Нового Света испанские завоеватели встречались с огромными империями Центральной и Южной Америки, цивилизациями, которые затмевали все, что можно было найти в Северной Америке. В Центральной Америке майя построили огромные храмы, поддержали большое население и построили сложную и долговечную цивилизацию с письменным языком, продвинутой математикой и потрясающе точными календарями.Но цивилизация майя, хотя и не исчезла, тем не менее рухнула до прихода европейцев, вероятно, из-за засух и неустойчивых методов ведения сельского хозяйства. Но затмение майя только возвестило о более позднем подъеме самой могущественной индейской цивилизации, когда-либо существовавшей в Западном полушарии: ацтеков.

Милитаристские мигранты из северной Мексики, ацтеки двинулись на юг, в долину Мексики, завоевали свой путь к господству и построили самую большую империю в Новом Свете.Когда испанцы прибыли в Мексику, они обнаружили обширную цивилизацию, сосредоточенную вокруг Теночтитлана, впечатляющего города, построенного на нескольких природных и искусственных островах посреди озера Тескоко, который сегодня находится на территории современного Мехико. Теночтитлан, основанный в 1325 году, соперничал с крупнейшими городами мира по размеру и величию.

Большая часть города была построена на больших искусственных островах, называемых чинампа , которые ацтеки построили, выкапывая грязь и богатые наносы со дна озера и откладывая их со временем, чтобы сформировать новые ландшафты.В центре города находился массивный храм-пирамида Темпло Майор (его руины до сих пор можно найти в центре Мехико). Когда прибыли испанцы, они с трудом могли поверить в увиденное: 70 000 зданий, в которых проживало от 200 до 250 000 человек, построены на озере и соединены дамбами и каналами. Берналь Диас дель Кастильо, испанский солдат, позже вспоминал: «Когда мы увидели так много городов и деревень, построенных на воде, и другие большие города на суше, мы были поражены и сказали, что это было похоже на чары.. . . Некоторые из наших солдат даже спрашивали, не сном ли то, что мы видели? . . . Я не знаю, как это описать, видеть вещи такими, о которых никогда не слышали и не видели раньше, о которых даже не мечтали ».

Из своего островного города ацтеки доминировали на огромной территории центральной и южной Мезоамерики. Они управляли своей империей через децентрализованную сеть подчиненных народов, которые платили регулярную дань, включая все, от самых элементарных предметов, таких как кукуруза, бобы и другие продукты питания, до предметов роскоши, таких как нефрит, какао и золото, и предоставляли войска для империя.Но беспорядки усугублялись имперской властью ацтеков, и европейские завоеватели жаждали ее огромного богатства.

На этой карте Теночтитлана XVI века показана эстетическая красота и развитая инфраструктура этого великого ацтекского города. Карта, c. 1524, Викимедиа.

Эрнан Кортес, амбициозный тридцатичетырехлетний испанец, разбогатевший на завоевании Кубы, организовал вторжение в Мексику в 1519 году. Плывя с шестью сотнями человек, лошадьми и пушками, он высадился на побережье Мексика.Опираясь на переводчика-носителя языка, которого он называл Донья Марина, а мексиканский фольклор называет его Ла Малинче, Кортес собирал информацию и союзников, готовясь к завоеванию. Путем интриг, жестокости и эксплуатации эндемичных политических разногласий он заручился поддержкой тысяч союзников по коренным народам, победил испанских соперников и двинулся на Теночтитлан.

Доминирование ацтеков зиждилось на хрупком фундаменте, и многие полунезависимые города-государства региона стремились вырваться из-под правления ацтеков.Соседние королевства, в том числе тараски на севере и остатки городов-государств майя на полуострове Юкатан, возмущались властью ацтеков.

Уговорив испанцев, они мирно вошли в Теночтитлан. Затем Кортес захватил императора Монтесуму и использовал его, чтобы получить контроль над золотыми и серебряными запасами ацтеков и их сетью рудников. В конце концов, ацтеки восстали. Монтесуму заклеймили предателем, и в городе вспыхнуло восстание. Монтесума был убит вместе с третью людей Кортеса в la noche triste , «ночь печали».Испанцы боролись через тысячи местных повстанцев и через каналы, чтобы бежать из города, где они перегруппировались, завербовали больше местных союзников, захватили испанское подкрепление и в 1521 году осадили остров-город. Восемьдесят пять дней осады испанцев лишили территории продовольствия и пресной воды. Оспа опустошила город. Один испанский наблюдатель сказал, что это «распространилось на людей как великие разрушения. У некоторых она покрывала все части — лица, головы, груди и так далее. Был большой хаос. Очень многие умерли от этого.. . . Они не могли двигаться; они не могли пошевелиться ». Кортес, испанцы и их союзники по рождению разграбили город. Храмы были разграблены, пятнадцать тысяч человек погибли. После двух лет конфликта миллионная империя была свергнута болезнями, раздорами и тысячей европейских завоевателей.

Испанцы полагались на союзников из числа коренного населения. Тласкала были одними из самых важных союзников Испании в их завоевании. На этом рисунке XVI века изображены испанцы и их тлашкальские союзники, сражающиеся против Пурепеча.Викимедиа.

Южнее, в Андах в Южной Америке, кечуа, или инки, управляли огромной горной империей. Из своей столицы Куско в Андском нагорье путем завоеваний и переговоров инки построили империю, которая простиралась вокруг западной половины южноамериканского континента от нынешнего Эквадора до центральной части Чили и Аргентины. Они вырезали террасы на склонах гор, чтобы возделывать плодородную почву, и к 1400-м годам им удалось пройти тысячу миль по андским дорогам, которые связали вместе, возможно, двенадцать миллионов человек.Но, как и в случае с ацтеками, беспорядки между инками и завоеванными группами создавали напряженность и делали империю уязвимой для захватчиков. Оспа распространилась раньше испанских завоевателей и поразила империю инков в 1525 году. Эпидемии опустошили население, сократив население империи вдвое и убив императора инков Хуайна Капака и многих членов его семьи. Последовала кровопролитная война за престолонаследие. Вдохновленный завоеванием Кортесом Мексики, Франсиско Писарро двинулся на юг и основал империю, раздираемую хаосом.С помощью 168 человек он обманул правителей инков, взял под свой контроль империю и в 1533 году захватил столицу, Куско. Болезни, завоевания и рабство опустошили остатки империи инков.

После завоеваний Мексики и Перу Испания вошла в состав своей новой империи. Обширная административная иерархия управляла новыми владениями: королевские назначенцы наблюдали за огромной территорией земельных владений, а рабочие и администраторы из числа коренных народов регулировали добычу золота и серебра и контролировали их транспортировку через Атлантику на испанских галеонах.Тем временем испанские мигранты хлынули в Новый Свет. Только в течение XVI века 225 000 мигрировали, а 750 000 прибыли за все три столетия испанского колониального правления. Испанцы, часто одинокие, молодые и мужчины, эмигрировали за различные обещания земли, богатства и социального развития. Рабочие, ремесленники, солдаты, клерки и священники в большом количестве пересекли Атлантику. Однако коренное население всегда превосходило испанцев по численности, и испанцы, как по необходимости, так и по замыслу, вовлекли коренных американцев в колониальную жизнь.Однако это объединение не означало равенства.

Продуманная расовая иерархия характеризовала жизнь испанцев в Новом Свете. Регламентированная в середине 1600-х годов, но укоренившаяся в средневековых практиках, Sistema de Castas организовала людей в различные расовые группы на основе их предполагаемой «чистоты крови». Сложные классификации стали почти предпосылкой для социального и политического прогресса в испанском колониальном обществе. Peninsulares — испанцы иберийского происхождения, или españoles — занимали высшие административные должности и приобрели самые большие поместья.Их потомки, испанцы, рожденные в Новом Свете, или criollos , заняли следующую ступеньку и составили конкуренцию полуостровам по богатству и возможностям. Местисы — термин, используемый для описания тех, кто принадлежал к смешанному испанскому и коренному наследию.

Картины Касты иллюстрировали различную степень смешения колониальных предметов, определяя их для испанских властей. Неизвестный художник, Лас Кастас, Национальный музей дель Вирреинато, Тепоцотлан, Мексика. Викимедиа.

Подобно французам, появившимся позднее в Северной Америке, испанцы терпели, а иногда даже поддерживали межрасовые браки. В Новом Свете было слишком мало испанских женщин, чтобы поддерживать естественный рост чисто испанского населения. Католическая церковь одобрила межрасовые браки как моральную опору против внебрачности и изнасилований. К 1600 году метисы составляли большую часть колониального населения. К началу 1700-х годов более одной трети всех браков преодолели разрыв между испанцами и коренными народами.Отделенные богатством и влиянием от peninsulares и criollos , метисы обычно занимали среднее социальное положение в испанском обществе Нового Света. Это не совсем Indios , или коренные народы, но отсутствие limpieza de sangre , или «чистой крови», лишило их привилегий чистокровных испанцев. Достаточно богатые и влиятельные испанские отцы могли защитить своих детей-метисов от расовых предрассудков, и ряд богатых метисов женились на españoles , чтобы «отбелить» свою семейную линию, но чаще метисы были ограничены средним положением в испанском Новом Свете.Порабощенные и коренные народы занимали самые низкие ступени социальной лестницы.

Многие манипулировали Sistema de Castas, чтобы получить преимущества для себя и своих детей. Матери-метисы, например, могут настаивать на том, что их дочери-метисы на самом деле были castizas , или четверть коренного населения, которые, если бы вышли замуж за испанца, могли бы, в глазах закона, произвести на свет «чистых» criollo детей, имеющих право на полные права и возможности граждан Испании. Но «пасовать» могли лишь немногие.Напротив, массивные коренные народы в испанской империи Нового Света обеспечивали уровень культурного и расового смешения — или mestizaje — не имеющий аналогов в Британской Северной Америке. Испанская Северная Америка создала гибридную культуру, которая не была ни полностью испанской, ни полностью коренной. Испанцы не только построили Мехико на вершине Теночтитлана, но и еда, язык и семьи были построены на основе коренных народов. В 1531 году бедный коренной народ по имени Хуан Диего сообщил, что его посетила Дева Мария, которая пришла как темнокожая женщина, говорящая на языке науатль. Слухи о чудесах распространились по Мексике, и Вирхен-де-Гваделупская стала национальным символом нового общества метисов.

Богоматерь Гваделупская, пожалуй, самый культурно важный и широко воспроизводимый образ мексикано-католической церкви. В культовом изображении Мария стоит на тильме (крестьянском плаще) Хуана Диего, на котором, согласно его рассказу, появилось изображение Девы Гваделупской. На протяжении всей мексиканской истории история и образ Богоматери Гваделупской были объединяющим национальным символом.Мексиканское ретабло Богоматери Гваделупской, XIX век, в Художественном музее Эль-Пасо. Викимедиа.

Из Мексики Испания расширилась на север. Соблазненные обещаниями золота и еще одного Теночтитлана, испанские экспедиции прочесали Северную Америку в поисках еще одной богатой империи коренных народов. Огромные экспедиции, напоминающие огромные движущиеся общины, состоящие из сотен солдат, поселенцев, священников и порабощенных людей, с огромным количеством домашнего скота, пересекали континент. Хуан Понсе де Леон, завоеватель Пуэрто-Рико, высадился во Флориде в 1513 году в поисках богатства и порабощенных рабочих.Альвар Нуньес Кабеса де Вака присоединился к экспедиции Нарваэса во Флориду десять лет спустя, но потерпел кораблекрушение и был вынужден отправиться в замечательную многолетнюю одиссею вдоль побережья Мексиканского залива и Техаса в Мексику. Педро Менендес де Авилес основал Сент-Огастин, Флорида, в 1565 году, и он остается самым старым постоянно заселенным европейским поселением на территории современных Соединенных Штатов.

Но без богатых золотых и серебряных рудников Мексики, благоприятного для плантаций климата Карибского моря или эксплуататорского потенциала крупных империй коренных народов Северная Америка не представляла особых стимулов для испанских властей.Тем не менее, испанские экспедиции прочесали Северную Америку. Франсиско Васкес де Коронадо грабил юго-запад. Эрнандо де Сото пытал, насиловал и порабощал свой путь через юго-восток. Вскоре у Испании появились плацдармы — пусть и незначительные — на большей части континента.

«Открытие» Америки породило ужас. Европейцы вступили на развратный путь смерти и разрушительной эксплуатации, которые привели к убийствам, жадности и рабству. Но болезнь была смертоноснее любого оружия в европейском арсенале.Он привел к смерти в невиданных ранее масштабах в истории человечества. Оценки населения доколумбовой Америки сильно разнятся. Некоторые выступают за целых 100 миллионов, некоторые — за 2 миллиона. В 1983 году Генри Добинс оценил цифру в 18 миллионов. Какими бы ни были точные оценки, почти все ученые говорят о полном опустошении, нанесенном европейскими болезнями. Добинс подсчитал, что за первые 130 лет после контакта с Европой 95 процентов коренных американцев погибли. (В худшем случае «черная смерть» в Европе достигла пика смертности в 35 процентов.Ничто в истории не может сравниться с американской демографической катастрофой.) Десятиитысячелетняя история болезни поразила Новый Свет в одно мгновение. Оспа, сыпной тиф, бубонная чума, грипп, эпидемический паротит, корь: пандемии опустошили население вдоль и поперек континентов. Волна за волной безжалостно рушилась. Болезнь повергла в хаос целые общины. Остальные разрушены полностью.

Болезнь была лишь самым ужасным явлением в межполушарном обмене насилием, культурой, торговлей и людьми — так называемом колумбийском обмене, — который последовал вслед за Колумбом.Например, изменились мировые диеты. Высококалорийные культуры Америки произвели революцию в сельском хозяйстве Старого Света и вызвали мировой демографический бум. Многие современные ассоциации между едой и географией являются продуктами Колумбийского обмена: картофель в Ирландии, помидоры в Италии, шоколад в Швейцарии, перец в Таиланде и апельсины во Флориде — все это проявления нового глобального обмена. Европейцы, в свою очередь, познакомили своих домашних животных с Новым Светом. Свиньи безудержно неслись по Северной и Южной Америке, изменяя ландшафт, поскольку они распространились по обоим континентам.Лошади также распространились, трансформируя индейские культуры, которые адаптировались к недавно завезенному животному. Частично из-за торговли, частично из-за остатков неудавшихся европейских экспедиций, а частично из-за краж, коренные жители приобрели лошадей и изменили жизнь коренных американцев на обширных равнинах Северной Америки.

Прибытие европейцев связало мосты между двумя мирами и десятью тысячами лет истории, в значительной степени отделенными друг от друга с момента закрытия Берингова пролива. Обе стороны мира изменились.И ни один из них больше не будет прежним.

1. Истории создания коренных американцев

Эти две истории сотворения индейцев входят в число тысяч рассказов о происхождении мира. Салинианцы и чероки из того места, которое мы сейчас называем Калифорнией и юго-востоком Америки соответственно, демонстрируют общую тенденцию коренных американцев находить духовную силу в мире природы. Как для коренных американцев, так и для европейцев столкновение двух континентов бросило вызов старым идеям и породило новые.

2. Журнал Христофора Колумба, 1492

Первые встречи европейцев и коренных американцев были драматическими событиями. В этом отчете мы видим предположения и намерения Христофора Колумба, поскольку он немедленно начал оценивать потенциал этих людей в служении европейским экономическим интересам. Он также предсказал легкий успех миссионерам, стремящимся обратить этих людей в христианство.

3. Отчет ацтеков о нападении испанцев

Этот источник объединяет ряд ранних письменных отчетов ацтекских авторов, описывающих разрушение Теночтитлана руками коалиции испанских и коренных армий.Эта коллекция источников была собрана мексиканским антропологом Мигелем Леоном Портилла.

4. Бартоломе де лас Касас описывает эксплуатацию коренных народов, 1542

Бартоломе де Лас Касас, испанский доминиканский священник, написал прямо королю Испании, надеясь, что новые законы предотвратят жестокую эксплуатацию коренных американцев. Работы Лас Касаса быстро распространились по Европе и использовались в качестве гуманитарного оправдания для других европейских стран, которые бросили вызов колониальной империи Испании с их собственными планами завоевания и колонизации.

5. Томас Мортон размышляет о коренных американцах Новой Англии, 1637 г.

Томас Мортон восхищался и осуждал аспекты культуры коренных американцев. В его описаниях мы можем найти не только информацию о людях, которых он описывает, но и окно в озабоченность англичан, таких как Мортон, которые могли бы использовать описания коренных американцев как средство критики английской культуры.

6. История Девы Марии Гваделупской

Куаутлатоатцин был одним из первых ацтеков, принявших христианство после испанского вторжения.Переименованный в Хуана Диего, он вскоре после этого сообщил о появлении Девы Марии по имени Дева Гваделупская. Это явление стало важным символом нового исконного христианства. Эти отрывки переведены из отчета, впервые опубликованного на науатле Луисом Лассо де ла Вега в 1649 году.

7. Альвар Нуньес Кабеса де Вака путешествует по Северной Америке, 1542

Испанский исследователь Альвар Нуньес Кабеса де Вака пересек Южный залив, от Флориды до Мексики.Путешествуя, Кабеса де Вака заработал репутацию целителя. В своем отчете он привел несколько примеров совершения чудес, иллюстрирующих его духовные убеждения, а также предлагая редкий, хотя, возможно, ненадежный взгляд на жизнь коренных американцев в этом районе.

8. Фотография Cliff Palace

Коренные народы Юго-Запада начали строить эти хорошо защищенные жилища на скалах в 1190 году нашей эры и продолжали расширять и восстанавливать их до 1260 года нашей эры, прежде чем покинуть их примерно в 1300 году нашей эры.Изменение климатических условий привело к усилению конкуренции за ресурсы, что побудило некоторые группы объединиться со своими соседями как для защиты, так и для пропитания. Круглые комнаты на переднем плане назывались кивами и имели для жителей церемониальное и религиозное значение. В Cliff Palace было 23 кива и 150 комнат, в которых проживало около 100 человек; Количество комнат и большая численность населения заставили ученых поверить в то, что этот комплекс мог быть центром более крупного государства, в которое входили окружающие общины.

9. Покраска Casta

Разработанная Sistema de Castas выявила один из менее обсуждаемых эффектов испанского завоевания: сексуальные связи и их потомство. Картины Касты иллюстрировали различную степень смешения колониальных предметов, определяя их для испанских чиновников. Раса была менее зафиксирована в испанских колониях, поскольку некоторые люди посредством судебных исков или колониальной службы «меняли» свою расу в колониальных записях. Хотя это конкретное изображение не соответствует действительности, некоторые картины касты приписывают определенное поведение различным группам, демонстрируя, как класс и раса были переплетены.

Эта глава была отредактирована Джозефом Локком и Беном Райтом, а ее содержание внесли Л. Д. Бернетт, Мишель Кэссиди, Кэтрин Грин, Д. Эндрю Джонсон, Джозеф Локк, Дон Марш, Кристен Мучер, Кэмерон Шрайвер, Бен Райт и Гарретт Райт.

Рекомендуемое цитирование: Л. Д. Бернетт и др., «Новый мир», в The American Yawp , ред. Джозеф Локк и Бен Райт (Стэнфорд, Калифорния: Stanford University Press, 2018).

Рекомендуемая литература

  1. Альт, Сьюзен, изд. Древние сложности: новые перспективы в доколумбовой Северной Америке. Солт-Лейк-Сити: University of Utah Press, 2010.
  2. Брюнс, Карен Олсен. Древняя Южная Америка. Нью-Йорк: Cambridge University Press, 1994.
  3. Клаасен, Шерил и Розмари А. Джойс, ред. Женщины в предыстории: Северная Америка и Мезоамерика. Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1994.
  4. Кук, Благородный Давид. Рожденные умереть: болезнь и завоевание Нового Света, 1492–1650 гг. Нью-Йорк: Cambridge University Press, 1998.
  5. Crosby, Alfred W. Колумбийский обмен: биологические и культурные последствия 1492 года. Нью-Йорк: Praeger, 2003.
  6. Дьюар, Элейн. Кости. Торонто: Vintage Canada, 2001.
  7. Краситель, Дэвид. Пути войны, пути мира: археология сотрудничества и конфликта в коренных восточных регионах Северной Америки. Ланхэм, Мэриленд: AltaMira Press, 2009.
  8. Фенн, Элизабет А. Встречи в самом сердце мира: история народа мандан. Нью-Йорк: Хилл и Ван, 2014.
  9. Яблонски, Нина Г. Первые американцы: плейстоценовая колонизация Нового Света. Беркли: Калифорнийский университет Press, 2002.
  10. Джон, Элизабет А. Х. Штормы, созданные в других мужских мирах: противостояние индейцев, испанцев и французов на юго-западе, 1540–1795 , 2-е изд. Норман: University of Oklahoma Press, 1996.
  11. Кехо, Элис Бек. Америка до европейского вторжения. Нью-Йорк: Рутледж, 2002.
  12. Леон-Портилья, Мигель. Сломанные копья: Ацтекский отчет о завоевании Мексики. Boston: Beacon Books, 1992.
  13. Манн, Чарльз К. 1491: Новые откровения Америки до Колумба. Нью-Йорк: Винтажные книги, 2006.
  14. Мельцер, Дэвид Дж. Первые народы в новом мире: колонизация Америки ледникового периода. Беркли: Калифорнийский университет Press, 2010.
  15. Гора Плезант, Джейн. «Новая парадигма доколумбового сельского хозяйства в Северной Америке. Ранние американские исследования 13, no. 2 (весна 2015 г.): 374–412.
  16. Освальт, Венделл Х. Эта земля была их собственностью: исследование коренных жителей Северной Америки. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2009.
  17. Паукетат, Тимоти Р. Кахокия: Великий город древней Америки на Миссисипи. Нью-Йорк: Пингвин, 2010.
  18. Прингл, Хизер. В поисках древней Северной Америки: археологическое путешествие к забытым культурам. Нью-Йорк: Вили, 1996.
  19. Ресендес, Андрес. Странная страна: эпическое путешествие Кабеса де Вака. New York: Basic Books, 2009.
  20. Рестолл, Мэтью. Семь мифов об испанском завоевании. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2004.
  21. Скарри, К. Маргарет. Собирательство и земледелие в восточных лесах. Gainesville: University Press of Florida, 1993.
  22. Шварц, Стюарт Б. Победители и побежденные: взгляды испанцев и науа на завоевание Мексики. Нью-Йорк: Бедфорд-Сент-Мартинс, 2000.
  23. Сид, Патрисия. Церемонии одержимости: покорение Нового Света Европой, 1492–1640 гг. Нью-Йорк: Cambridge University Press, 1995.
  24. Таунсенд, Камилла. Выбор Малинцин: индианка в завоевании Мексики. Альбукерке: University of New Mexico Press, 2006.
  25. Уэтерфорд, Джек. Индейские дарители: как индейцы Америки изменили мир. Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1988.

Банкноты

Опыт смешанной расы в Америке часто бывает одиноким

Это первая часть исследования Vox First Person о многорасовой идентичности в Америке. Прочтите вторую часть здесь и третью часть здесь .

В 1993 году на обложке Time было цифровое лицо, предполагаемое «соединение нескольких рас», которое создало слегка окрашенную коричневокожую женщину. «Новое лицо Америки», — гласил заголовок, — предвещало будущее, в котором межрасовые браки обещают создание бескрасового общества людей бежевого цвета.

Почти 30 лет спустя Соединенные Штаты готовятся к инаугурации своего первого вице-президента-женщины чернокожего и южноазиатского происхождения; нация уже принесла присягу своему первому многорасовому и черному президенту Бараку Обаме. К 2013 году у 10 процентов всех младенцев были родители, которые были разных рас, и это число только растет: по данным исследования Pew 2015 года, почти половина всех многорасовых американцев были моложе 18 лет.

По крайней мере, с демографической точки зрения, история на обложке Time, кажется, правильно поняла.Но их видению присуща своего рода многорасовая утопия, свободная от расовых противоречий. Это популярное современное понимание идентичности смешанной расы. Но многорасовые люди долгое время были объектами страха и замешательства, от подозрений в том, что смешанные люди «переходят» за белых в соответствии с системой Джима Кроу, до обвинений в том, что они недостаточно примыкают к своей «расе», — что Камала Харрис пережила на нескольких сторонах на прошедших выборах. Исследования показали, что даже сегодня моноральные люди воспринимают смешанных людей как более «когнитивно требовательных», чем монорасовые люди.

По мере того, как смешанное население растет в размерах, оно, вероятно, продолжит служить прогнозом для людей, чтобы разобраться в сложных межрасовых отношениях Америки. Но как насчет опыта тех, кто на самом деле многорасовый? Исследования иллюстрируют группу людей, которые борются с вопросами идентичности и своего положения, часто чувствуя давление извне, заставляющее их «выбрать» сторону. Есть свидетельства того, что люди смешанной расы чаще страдают психическими расстройствами и злоупотребляют психоактивными веществами.

Поскольку протесты Black Lives Matter охватили страну в 2020 году, проблема расы вышла на первый план в общенациональном разговоре.Повсюду американцы вели глубокие дискуссии об опыте чернокожих и других небелых людей в нашей стране, в том числе о том, как раса неодинаково влияет на повседневную жизнь всех американцев.

В прошлом году Vox попросил людей смешанного происхождения рассказать нам, что они думают о расе и изменился ли язык об их идентичности с течением времени. Среди 70 представленных ответов мы читаем истории людей с совершенно разным опытом в зависимости от их расовой принадлежности, того, как их воспитывали родители, где они жили и где они оказались, и, что, возможно, наиболее важно, как они выглядят.Но снова и снова мы слышали от респондентов, что они часто чувствовали себя изолированными, не понимали своей идентичности и разочаровывались, когда другие пытались разложить их по определенным ящикам.

Вот шесть избранных рассказов, отредактированных для краткости и длины.

Майкл Лаханас-Кальдерон, 24 года, Беркли, Калифорния

Я нашел термины для обозначения себя, которые мне кажутся удобными, но в то же время несколько неудовлетворительными. Я действительно не знаю, как объяснить происхождение моей матери, которое в лучшем случае можно было бы описать как колумбийское метис .Использование термина «цветной человек» для объяснения этого кажется странным, учитывая то, что я вижу, когда смотрю в зеркало. Но я также чувствую своего рода обязанность не допустить, чтобы сложная смесь идентичностей, унаследованная мною от моей матери, растворилась в белизне, унаследованной от отца. Честно говоря, я не знаю, к чему это приведет, кроме использования более широких терминов, таких как латиноамериканец, колумбийско-американец, переходящий белый цвет, смешанный или многорасовый.

Когда я рос в пригороде Огайо, гонка

не привлекала особого внимания.Очевидно, там было латиноамериканское население, но на самом деле это не было большой частью моей жизни, за исключением моей матери в нашем доме. В Майами не было сильной кубино-американской общины. Скорее всего, это была проблема белизны и цвета кожи, связанных с некоторыми из этих терминов, которые как бы меняли динамику в зависимости от окружающей среды, потому что я пропускаю белый цвет даже с похожим на загар.

Моя мама пошла на все, чтобы я смог добиться успеха в США. Когда я был еще совсем маленьким, мои навыки испанского развивались быстрее, чем мои навыки английского.То есть до тех пор, пока кто-то не сказал ей, что, если мои навыки английского не улучшатся, я рискую отстать от других детей и нуждаться в логопеде. Это действительно побудило ее к серьезным действиям. Каждую ночь она читала мне бесчисленное количество книг на английском, пока я не превратился в книжного червя, который звучал так же, как и все мои соседи со Среднего Запада. По сей день из всего, что она помнит о моей академической карьере, мои высокие оценки на тестах по английскому — одни из тех, которыми она гордится больше всего. Но было бы упущением, если бы я не упомянул об усилиях моей матери по обучению меня ей, а также моей идентичности, родине и культуре.Она всегда учила меня неистово гордиться своим смешанным наследием и никогда не бояться делиться им с другими.

Временами было довольно просто, насколько хорошо я приспособился к пригородному Огайо. Я действительно не думал о последствиях этого, пока не стал немного старше, потому что стало легче не показывать это наследие. Отход от этого начался в колледже, который был гораздо более прогрессивной средой. Меня как бы побудили исследовать эту личность. У нас в кампусе была группа по интересам латиноамериканцев, и я думаю, что временами мне было немного сложно общаться с другими в группе.Они всегда были приветливы, и это не значит, что я не чувствовал себя включенным, но я думаю, что дело в том, что их опыт сильно отличался от моего. Быть коричневым сальвадорским американцем, выросшим, скажем, в Сан-Франциско, с довольно солидным латиноамериканским сообществом вокруг них, сильно отличалось от проходящего мимо белого, полуколумбийца-полуамериканца, выросшего в пригороде Огайо. . У нас действительно не было много общего, кроме общего языка.

Для меня всегда было важно признать обе части моего наследия.Но я полагаю, что единственное, что действительно требовало изучения, — это моя колумбийская сторона, потому что я всегда был в пределах доминирующей стороны мейнстрима американской культуры. Я думаю, что временами это было почти легче, как будто все поощряют вас как бы впасть в эту господствующую культуру и ассимилироваться. Если у вас нет такой связи с первым поколением или сообществом иммигрантов, которые фактически активно образуют социальную группу, очень легко позволить ускользнуть одной стороне вашего наследия — той, которая не является доминирующей культурой.Честно говоря, это как бы одно из моих сожалений, и, став старше, я приложил усилия, чтобы снова принять это.

Эбби Уайт, 29 лет, Бруклин, Нью-Йорк

Прямо сейчас, и это может измениться, я идентифицирую себя как чернокожего смешанного происхождения. Но изначально я идентифицировал себя как двухрасовый. Мне казалось, что я рос в той среде, в которой я был, в Кливленде, мне было очень ясно, что я черный и смешанный, но когда я переехал в Нью-Йорк, все резко изменилось.Многие люди не могут узнать меня с первого взгляда. Мне пришлось столкнуться с этнической неоднозначностью, с которой мне никогда раньше не приходилось сталкиваться. Поэтому мне пришлось придумать язык, которым я хотел бы описать себя.

Я думаю, что отчасти это связано с тем фактом, что, когда я рос, моего отца, который был Черным, на самом деле не было в моей жизни, поэтому большая часть моей черной идентичности произошла от черных людей, с которыми работала моя мать, и район, в котором я жил. Но также моя семья была такой белой и, честно говоря, насколько я люблю свою мать, расистской.Мой дедушка не находился с ней в одной комнате все девять месяцев, когда она была беременна. Он даже не мог удержать меня первые пару месяцев моей жизни.

Я как бы помню, что осознал свою расу, когда я был в старшем школьном возрасте, и у меня были проблемы в доме моей бабушки. И я помню, как наносил на кожу что-то вроде детской присыпки, и мне нравилось пытаться убедить себя по какой-то причине, что у меня не было бы таких проблем, если бы я был больше похож на свою маму.

Я также чувствовал эту борьбу за то, чтобы почувствовать связь с черными людьми, когда я рос. Я часто чувствовал себя условным черным человеком, и я думаю, что есть некоторые чернокожие смешанные расы, которые сильно злятся на это. Когда я был моложе, я это сделал. Но я также пришел к пониманию того, что идея быть «подлинно» черным — это буквально ответ на такие вещи, как правило одной капли и идея превосходства белой расы о том, как мы определяем расу и смешанную расу, а также Черная идентичность, привязанная к сексуальное насилие.Таким образом, это осознание того, что значит быть черным, является побочным продуктом расизма.

У меня также есть привилегии, которых нет у других чернокожих людей, не являющихся смешанными. Я светлее кожи. Может, я и не перехожу к белому, но могу сойти за кого-то еще. Поскольку для некоторых людей я «неоднозначен в расовом отношении», то произошло то, что я оказался в ситуациях, когда белые люди чувствуют себя очень комфортно, говоря плохие вещи. Это типа «вы не такие, как другие девушки. Как будто моего деда даже не было бы в одной комнате с моей мамой, но потом, когда я вошел в этот мир, они поняли: «О, она ребенок, и раса не имеет к этому никакого отношения», это было не так ». т, «мы видим черных людей как людей и уважаем их». Это стало: «Ты наш Черный ребенок. И вы исключение из правил.

Странно находиться в местах с людьми, которые пытаются сделать вас исключением из правил, и мне хочется удвоить ставку. Потому что я не исключение.Я думаю, что это действительно заставило меня принять идею о том, что я черный. Я смешанный, но я черный.

Джош С., 24 года, Бруклин, Нью-Йорк

Я идентифицирую себя как многорасовый. На самом деле не было другого термина, который так резонировал бы со мной. Мне нравится немного разбивать это на части: моя семья белая, а со стороны отца у меня семья в Японии. Я думаю, что изменение идентичности с тех пор, как я был моложе, заключается в том, что у меня действительно есть язык, чтобы описать, кто я есть, чего мне тогда не хватало.Я знал только, что я не совсем белый, но это резко контрастировало, потому что я вырос в городе, который на 99 процентов был белым.

Мне определенно навязали то, что меня считали азиатом. Поскольку я относительно хорошо учился в школе, мне часто приходилось говорить: «О, азиат получил хорошие результаты по математике». В этом было что-то странное. Позже я понял, что моя гонка не имеет абсолютно никакого отношения к тому, как я выступаю в школе.Они создавали всю эту личность и эту жестокую игру из того места, откуда родом моя бабушка. Ближе к концу старшей школы возникло негодование по поводу этой части меня. Не обязательно, что я хотел перестать быть смешанной расой, просто я просто хотел, чтобы ко мне относились по-другому, чтобы уйти.

Учеба в колледже в Вашингтоне, округ Колумбия, дала мне такую ​​возможность. Вряд ли кто-нибудь мог сказать, что я был похож на кого-нибудь, кроме белого. И вот за пару лет там я смог познать мир без микроагрессий и случайного расизма, которые были у меня в детстве. Я просто смог пройти мимо по белизне, что, исходя из того места, где я был, немного облегчило мне жизнь. Конечно, это была среда, в которую я не вписался по ряду других причин, , даже если бы я мог выступать и действовать белым. Это было существенное отличие от моего сельского воспитания, в большей степени относящегося к среднему классу, в отличие от воспитания белых богатых, которое было у многих моих сверстников. Даже будучи белым, он был совсем другим.

Я думаю, что после пары лет борьбы с вопросом «Я никогда не стану достаточно белым или достаточно богатым, чтобы вписаться в это», я вернулся к попыткам больше задуматься о моей бабушке, ее наследии и опыте моего отца. .Мой отец идентифицирует себя как цветного человека, но его реакция на это, особенно когда у него были дети, заключалась в том, чтобы отодвинуть его в сторону. Во всех смыслах и целях мы с братом воспитывались без всякой связи с японской принадлежностью, и он не делал ничего, чтобы поощрять это. Его опыт детства в сельской Миннесоте, когда его называли всякими расовыми оскорблениями под солнцем, я думаю, в этом есть травма. Я думаю, мои родители сделали операцию, чтобы вырастить нас, чтобы у нас была лучшая и легкая жизнь.

Как я себя идентифицирую, а поскольку я небинарный, я постоянно борюсь с этим. Это не значит, что мой опыт тяжелее, чем у других. Но есть такая постоянная бдительность, чтобы не переодеться. Как мужественный человек, не знающий белых, для меня жизнь, вероятно, сложилась бы прекрасно. Это самосознание и постоянная работа над осознанием того, чтобы продолжать бороться против превосходства белых и патриархата, где бы они ни появлялись.

Тема Рид, 27 лет, г. Остин, штат Техас,

Считаю себя Чикана и Блэк. Со стороны отца я то, что многие жители Новой Мексики назвали латиноамериканцем, что является довольно общим термином. А моя мама — чернокожая женщина, которую усыновила и вырастила белая женщина, когда ей было 14 лет. Она все еще действительно связана со своими черными корнями, и у нас есть большая черная семья, с которой мы так тесно связаны. Но там есть несколько разных слоев.

Я всегда идентифицировал себя как обоих, но определенно чувствовал сильное давление, чтобы идентифицировать или представлять себя по-разному на протяжении всей моей жизни. Я слышал, как некоторые черные люди говорят: «Ну, смешанные люди на самом деле не черные». И я думаю, что во многом это происходит из-за ощущения, что смешанные люди могут иногда отключать свою Черноту или что смешанные люди имеют особенности, которые могут дать им привилегии. Я также слышал такие вещи, как: «Ну, жаль, что Тема не более светлокожая. Похоже, я недостаточно черный, но одновременно я слишком черный, понимаете?

В то же время люди, которые, возможно, не являются чернокожими или не смешанными, смотрят на меня как на чернокожую женщину. Мне трудно заставить людей понять, что то, что я не выгляжу чиканой, не означает, что я не такой. В Нью-Мексико культура чикана очень важна, я думаю, что большинство людей в Нью-Мексико в какой-то степени идентифицируют себя с ней. Так что я не подвергался такому осуждению за то, что был недостаточно «чиканой», пока не уехал.

Когда я учился в колледже, я пошел к Ховарду, и это действительно изменило то, как я смог идентифицировать себя с черной частью себя. Я никогда не был в месте, где было так много чернокожих, которые выглядели так по-разному. Было так много миксов, и так много разных стран, так много разного социально-экономического положения. Я действительно впервые почувствовал себя действительно принятым и любимым.

Мне кажется, я действительно вырос как хамелеон и научился кодировать переключение и общаться с множеством разных людей, когда был очень молод.Я думаю, что в этом есть что-то особенное. Но я думаю, что за это приходится платить. Я действительно испытал это с обеих сторон — я испытал колоризм, Я встречал людей, говорящих: «Ну, ты не черный, и ты недостаточно мексиканец». Я чувствую сильную связь с обоими, но в то же время иногда мне кажется, что я не принадлежу ни к одной из них.

Джеймс Ханна, 35 лет, Вашингтон, округ Колумбия

Я — смесь бразильского и ливанского происхождения.Я думаю, что моя личность очень похожа на диаграмму Венна, где я продолжаю перемещаться по этим различным кругам, а совпадения постоянно меняются. Единственное, что я сохранял постоянным, — это некоторое чувство смешанности. Если мне нужно поместить себя в общепризнанную коробку, это будет латиноамериканец.

Я вырос в центре Филадельфии, в районе, где преобладают чернокожие и латиноамериканцы. Я очень сильно связан с этими сообществами и этими культурами и старался сделать все, чтобы подчеркнуть свою латиноамериканскую принадлежность — от одежды до манеры речи.Мой отец, ливанец, я думаю, что он испытал некоторые предрассудки, когда переехал в страну, учитывая долгую историю нашего региона, и никогда не стремился, чтобы я подчеркивал эту часть моего наследия и культуры. Так что, когда я рос в преимущественно бразильской семье, было легче двигаться дальше, и это еще одна причина, по которой я думаю, что я в большей степени идентифицировал себя как латиноамериканец.

Когда я стал старше и продвинулся в инженерный мир, я как бы изменился. Вероятно, это был первый раз, когда я оказался в обстановке, в которой преобладали белые.Я делал много вещей, чтобы преуменьшить свою латиноамериканскую принадлежность, пока не ушел в область социального воздействия, где, как я думал, я мог бы воссоединиться с латиноамериканскими частями меня .

Даже сейчас есть элементы моей идентичности, которые не так ясно представлены тем, кто видит во мне профессионала от начала до середины карьеры, особенно если они белые. Я получаю: «О, ты неплохой!» особенно если я говорю о том, что я латиноамериканец, вырос в этом районе и пошел в городскую общественную школу, где учителя и власть имущие относятся ко мне определенным образом.Это всегда расстраивает или разочаровывает, потому что, когда я это слышу, для меня очень много значит, что вы меня не видите. Как будто ты хочешь чувствовать себя комфортно со мной в определенной коробке. Тебя не интересуют настоящие вещи, которые сформировали меня таким, какой я есть сегодня.

Несколько человек назвали меня этнически неоднозначным. Иногда я чувствую себя чистым листом. Но в некотором смысле это круто, потому что мне кажется, что если кто-то пытается идентифицировать себя с вами или называть вас одним из них, это создает открытость для реального общения с людьми.

Кристина, 43 года, Лос-Анджелес, Калифорния

Я гордо идентифицирую себя как многонациональную женщину и как цветную женщину. Это потому, что мир видит во мне цветную женщину. Меня никогда не воспринимали как белую женщину.

Я только недавно убедился, что могу просто при некоторых обстоятельствах сказать: «Я филиппинец». Мне не всегда нужно определять основу моей личности для всех. Для меня это в новинку, потому что люди всегда чувствовали необходимость сказать: «Ты всего лишь половина» или напомнить мне, что я тоже белый . Но когда я стал старше и недавно поговорил о расе, я пришел к выводу, что мне все равно. Я филиппинец, я белый. Я не всегда должен говорить всем о своих смешанных процентах.

Когда я был моложе, я всегда квалифицировал все, говоря: «Я наполовину белый». Я не хотел, чтобы люди думали, что я пытаюсь использовать какие-либо личности или посягать на чьи-то пространства. В колледже друзья водили меня на собрания филиппинских студенческих групп, и я всегда чувствовал себя самозванцем, будто не имел права там находиться.Я до сих пор не знаю, правда это или нет. Иногда я до сих пор не совсем понимаю свое место. Я просто знаю, что чувствую себя как дома в филиппинской общине с моей филиппинской семьей.

В то же время мне не хотелось думать, что это отрицает мою маму. Несмотря на то, что я не идентифицирую себя как белый человек, меня воспитывала белая мама, у которой тоже прекрасная история и прекрасная жизнь. Так что я не хочу сбрасывать со счетов это.

Я как бы ненавижу неизбежные редуктивные дискуссии, которые возникают всякий раз, когда появляется многорасовый человек, будь то Камала Харрис или Бруно Марс . Я просто хочу, чтобы мир знал, что они не могут рассказывать многонациональным людям, как мы себя идентифицируем. Каждый наш собственный опыт невероятно уникален, в зависимости от того, кем мы выросли, где мы выросли, как мы выглядим.

Я также хочу, чтобы люди перестали изображать смешанных людей такими трагическими. Я вырос в 90-х, и все разговоры об этом были о том, как нас так пытали.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.