Усадебный: УСАДЕБНЫЙ — это… Что такое УСАДЕБНЫЙ?

Содержание

Всероссийский музей А. С. Пушкина

Львов отрицал симметрию при создании узора на клумбах, дорожках и при стрижке кустов и деревьев. Главным в искусстве садов он считал умение избегать «единообразия».

Красота и польза были одними из основных признаков русского «изящного» садоводства. Деревья и кустарники для сада подбирались в соответствии с общей концепцией садов того времени. Среди деревьев — липы, ивы, дубы, клены, ясени и березы, шиповник, жимолость, калина, акация.

Опись сада 1846 года, составленная садовником Густавом Мейселем, включает 32 наименования растений и дает представление о вкусах Дарьи Алексеевны Державиной: конусообразные соцветия дельфиниумов, вероник, лихнисов и других цветов в фиолетово-розово-лиловых тонах на высоких стеблях очень красиво выглядели рядом с ирисами и астрами на фоне зелени деревьев и кустарников сада дома Державиных. Среди цветочных культур выращивались популярные в XVIII веке луковичные — гиацинты, тюльпаны, нарциссы, лилии.

Росли «царица цветов» — роза, а также жасмин и сирень, которые вошли в моду с 1790-х годов. Эти растения, возможно, выращивались в кадках в оранжереях, а летом украшали клумбы.

В усадьбе имелось несколько оранжерей — персиковая оранжерея «с зеленцовою теплицей», оранжерея «разных деревьев и кустарников» (фиговых, лавровых, виноградных), «старая оранжерея», где выращивались абрикосовые и вишневые деревья, а также ананасная. Помимо зелени, свой стол Державины могли украсить, персиками и абрикосами, ранней клубникой и земляникой, арбузами, дынями и ананасами. Здание центральной оранжереи, единственной сохранившей свой фундамент, воссоздано в 2009 году.

При усадьбе помимо сада, оранжерей и цветников был обустроен огород, где выращивали картофель, капусту, морковь, горох, репу, брюкву, огурцы, редис, сахарный горошек, спаржу и шампиньоны.

После смерти Д. А. Державиной дом и усадьба несколько лет пустовали.

В середине XIX века оранжереи были разрушены. Постройка в 1870–1873 годах на месте огородов епархиальной Римско-Католической духовной семинарии и возведение костела Успения Девы Марии значительно сократили размеры сада. К 1935 году были засыпаны пруды, а послевоенные посадки осуществлялись без особой системы.

В 2003 году начались работы по восстановлению Усадебного пейзажного сада. Основным принципом в работе был принцип историчности: облик сада отражает как черты начала XIX века, времени наивысшего процветания усадьбы, так и черты более позднего времени. В основе композиции — обширный луг, примыкающий к небольшой регулярной части при усадьбе. Оживляет это пространство по периметру участка обширная водная система в виде узкого ручья с тремя небольшими прудами.

Для желающих познакомиться с садово-парковым искусством организуются обзорные экскурсии. Усадебный сад сегодня — открытая концертная площадка для проведения музыкальных и театрализованных представлений.

Усадебный сад работает ежедневно с 10:00 до 20:00. Касса с 10:00 до 19:00. Вход в сад по билетам.
В предпраздничные и праздничные дни в обычном режиме.

Усадебные ансамбли — Государственная инспекция по охране объектов культурного наследия

В данном разделе Вы узнаете об усадьбах, расположенных на территории Владимирской области, об истории возникновения и современном состоянии усадебных комплексов, а также об их знаменитых владельцах.

 

 

«Белый дом» книгоиздателя Сабашникова

Казалось бы, в деревне Костино Петушинского района нет ничего примечательного. Разве только название: деревня образовалась по воле помещика, решившего сделатьвыселки вокруг егерской сторожки, где охотничьим собакам давали кости. Однако каждый житель Костино знает, что его малая Родина тесно связана с жизнью известного российского книгоиздателя и просветителя Михаила Васильевича Сабашникова. Именно в Костине, в живописном лесу, он построил дом, где любил проводить  время вдали от московской пыли и суеты. Загрузить полностью.

 

 

Церковь Бориса и Глеба — уникальная жемчужина Владимирщины

В четырех километрах от Суздаля, на высоком правом берегу Нерли, расположено село Кидекша. В конце села, почти над обрывом берега, стоит белокаменное чудо XII века – церковь Бориса и Глеба. Ниже села в Нерль впадает Каменка, текущая от Суздаля, которая в древности служила важным судоходным путем к Клязьме. От монастыря открывается прекрасный вид на заречную сторону: леса, поля, пойму . Загрузить полностью.

 

 

Дом, который построил вице-губернатор Дюнант

Особняки статского советника Андриана Егоровича  Дюнанта  считаются одними из  первых каменных зданий во Владимире, определивших начало центральной улицы города. Дома построены в первой четверти 19 века и органично вписались в архитектурный облик центральной части Владимира. Они встречают нас у Золотых ворот и сами своеобразно «открывают» центральную улицу города. Загрузить полностью.

 

 Здесь жил потомок адмирала Крузенштерна

Усадьба Акинфовых в селе Завалино (сейчас это территория поселка Вишневый Кольчугинского района) была построена в начале XIX века в формах, типичных для русского классицизма. Господский дом, хозяйственные постройки и парк, образующие усадебный комплекс, органично вписаны в живописный ландшафт этой местности. Именно такие провинциальные усадьбы способствовали развитию усадебного строительства во Владимирской губернии 1-й половины XIX века, в основе которого было желание утвердить в деревне образцовое помещичье хозяйство. Загрузить полностью.

 

Имение вотчинника Самсонова в Кудрявцеве
Сколько сел и деревень, разбросанных по Владимирской земле, связаны с именами наших славных предков: знаменитых и менее известных, и благородного происхождения, и незнатного рода —  честно трудившихся, храбро воевавших, немало сделавших, как для России, так и для своей малой Родины. Среди таких мест — Кудрявцево, где по сей день сохранилось одно из старинных имений — вотчинника Павла Самсонова. Загрузить полностью.

 

Усадьба Салтыкова в селе Черкутино
Владимирская земля – родина многих выдающихся людей, верно служивших России, немало сделавших для ее величия. В селе Черкутино Собинского района до наших дней сохранился дом светлейшего князя Николая Салтыкова – видного военного и государственного деятеля, генерал-фельдмаршала, воспитателя сыновей императора Павла I. Загрузить полностью.

 

Усадьба Кровкова в Муромском районе
В глухих муромских лесах затерялась старинная деревня Бердищево. Известна она тем, что здесь находилась дворянская усадьба первой половины XIX века. Построенная в стиле классицизма, усадьба была полностью разрушена в 90-е годы прошлого века. Загрузить полностью. 

 

 

Имение Безобразова: трагедия графской усадьбы
В живописном месте, на высоком берегу реки Клязьмы, в селе Патакино Камешковского района располагается ансамбль бывшего имения графа Безобразова – объект культурного наследия регионального значения. Не так давно здесь возвышался огромный каменный господский дом – образец жилой архитектуры XIX в., выполненный в стиле классицизм. Теперь от некогда роскошной усадьбы с хорошо организованным хозяйством остались лишь отдельно стоящие постройки. Загрузить полностью.

 

Дворец графов Уваровых в селе Карачарово
Дом Уваровых в селе Карачарово Муромского района – один из выразительнейших примеров усадебной архитектуры, выполненной в типичной для русского классицизма конца XVIII века манере. Владельцы усадьбы Алексей и Прасковья Уваровы, будучи яркими представителями российской дворянской интеллигенции, внесли значительный вклад в развитие российской археологии. Загрузить полностью.

 

Дворянское гнездо в селе Маринино

 

В Ковровском районе, в старинном русском селе Маринино располагается дворянское гнездо известного на всю Россию рода Танеевых. Усадебный ансамбль является объектом культурного наследия регионального значения. Загрузить полностью.

 

Городская усадьба Г.Т. Мещерягина: дом «образцового» проекта

Около Золотых ворот, в самом центре г. Владимира, стоит старинный двухэтажный особняк Г.Т. Мещерягина – здание из числа первых губернских новостроек XVIII в. Эта городская усадьба является объектом культурного наследия регионального значения и находится под охраной государства. Загрузить полностью.

 

Уникальный образец екатерининского барокко в с. Ильинское

В центре села Ильинское Кольчугинского района стоит руинированное двухэтажное кирпичное здание, архитектурный стиль которого совершенно уникален для сельской местности. Это – главный дом старинной дворянской усадьбы Ильиных-Стромиловых, объект культурного наследия регионального значения – редкий образец усадебной архитектуры дворцового типа второй половины XVIII в. Загрузить полностью.

 

Родовое гнездо «отца  телевидения» нуждается в срочных ремонтно-реставрационных работах (Дом Зворыкиных, г. Муром, ул. Первомайская, д.4)

В центральной части современного г. Мурома, на высоком берегу р. Оки, у Николонабережного оврага на ул. Первомайской, д.4 возвышается усадебный дом купцов Зворыкиных – объект культурного наследия регионального значения. Загрузить полностью.

 

«Желающих приватизировать усадьбы пока немного» (Усадебная культура Владимирской области: история и современное состояние)

 

Русская усадебная культура – богатейший пласт отечественного культурного наследия, имеющий огромное мировое значение. В настоящее время на территории области находятся 35 усадебных комплексов, которые объявлены объектами культурного наследия. Все они нуждаются в активном изучении, охране, реставрации и включении в современную социокультурную среду. Загрузить полностью.

 

 

 

Он дал миру крылья, но больше всего боялся высоты (Усадьба-музей Н. Е. Жуковского)

 

В 40 километрах от г. Владимира в Собинском районе, в д. Орехово находится мемориальный музей выдающегося русского ученого Николая Егоровича Жуковского — «отца русской авиации». Усадьба полностью сохранилась с середины XIX века, является объектом культурного наследия федерального значения и находится под охраной государства. Загрузить полностью.

 

 

 

«Вечно непоколебимая верность» (Ансамбль усадьбы Воронцовых-Дашковых)

 

В Петушинском районе в с. Андреевском на берегу р. Пекши располагается уникальный дворцово-парковый ансамбль, построенный в лучших традициях классицизма XVIII в., – родовая вотчина графов Воронцовых. Усадьба является объектом культурного наследия федерального значения, находится под охраной государства. Загрузить полностью.

 

 

 

Верные сыны Отечества (усадьба Голицыных в с. Сима Юрьев-Польского района)

 

В 25 км от г. Юрьев-Польский, на берегу р. Симка расположено село с созвучным названием – Сима. Здесь располагается ансамбль усадьбы Голицыных – объект культурного наследия федерального значения. Загрузить полностью.

 

 

 

«Право, кажется, лучшей резиденции для лета нет…» (Усадьба Грузинских-Шорыгиных)

 

В бывшем сельце Михайловское Камешковского района, в живописной местности близ р. Клязьма есть старинный особняк. Здание построено в духе романтического направления архитектуры второй половины XIX века и причудливо сочетает в себе псевдорусский стиль с элементами западноевропейской готики. Это бывшая усадьба Грузинских-Шорыгиных — объект культурного наследия регионального значения. Сегодня она нуждается в срочных ремонтно-реставрационных работах. Загрузить полностью.

 

 

 

Барской усадьбе нужен заботливый хозяин

 

На берегу р. Пекша в очень живописной местности в пос. Сушнево-1 Петушинского района располагается старинное имение сестры известного мецената Саввы Морозова А.Т. Карповой –Усадьба является объектом культурного наследия регионального значения, находится под охраной государства. излюбленное место отдыха многих знаменитых людей того времени. Загрузить полностью.

 

 

 

В селе Варварино возрождается дворянская усадьба

 

В живописной местности, в 8 км от г. Юрьев-Польский расположена старинная дворянская усадьба – родовое гнездо декабриста М.Ф. Митькова, а затем – семьи русского поэта Ф. И. Тютчева. Сегодня у усадебного комплекса – объекта культурного наследия федерального значения – появился новый пользователь. Загрузить полностью.

 

 

 

«Жемчужина» русской провинции (Усадьба Первушиных г. Александров, ул. Советская, д.16)

 

В исторической части г. Александрова, на ул. Советской, в ряду типичной городской застройки особняком располагается «жемчужина» архитектуры русской провинции – ансамбль усадьбы Первушиных – объект культурного наследия регионального значения. Загрузить полностью.

 

 

 

«Усадьба Сеньковых: уникальный образец готической архитектуры ждёт инвестора»

 

В г. Вязники на ул. Киселева, д.40 располагается здание, построенное в необычном для провинциального города готическом стиле. Это – усадьба вязниковских фабрикантов Сеньковых, объект культурного наследия регионального значения. Загрузить полностью.

 

 

 

Усадьба графа К.К. Толя разрушается: для спасения великолепного архитектурно-паркового ансамбля необходим инвестор

 

Примерно в 16 км от г. Юрьев-Польский, в старинном селе Федоровское, располагается усадьба графа К. К. Толя – объект культурного наследия регионального значения. В истории усадьбы тесно переплелись судьбы многих известных российских политических и общественных деятелей XVIII-XIX вв. Сегодня усадебный комплекс заброшен и нуждается в срочных ремонтно-реставрационных работах. Загрузить полностью.

А.В. МАРКОВ Предыстория понятия «усадебный текст» в отечественной науке 1920-1930-х гг.


ПРЕДЫСТОРИЯ ПОНЯТИЯ «УСАДЕБНЫЙ ТЕКСТ» В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКЕ 1920-1930-Х ГГ.
УДК 728.8+82.09
Автор: Марков Александр Викторович, доктор филологических наук, профессор кафедры кино и современного искусства Российского государственного гуманитарного университета (ГСП-3, 125993, Москва, Миусская площадь, д. 6), e-mail: [email protected]
ORCID ID: 0000-0001-6874-1073
Аннотация: Понятие «усадебный текст» обычно рассматривают только как структуралистское и не выходящее за пределы презумпций структурного метода.

В статье доказывается, что данное понятие укоренено в русской науке 1920-1930-х годов, которая отталкивалась от культурного мифа об усадьбах и стремилась понимать взаимодействие человека и пространства как жанрово и стилистически маркированный процесс. Понятие «текста» оказывается здесь не структуралистской заменой понятия «произведение», но одним из способов представления семантики, наравне с топосом, декорацией или экфрасисом. Изучение перформативности художественного пространства и трансформации жанровой семантики в этом пространстве – то немногое, что объединяло столь непохожих мыслителей, как Флоренский, Бахтин, формалисты и Фрейденберг. В статье доказывается, что реконструкция этого первичного подхода к усадебному тексту позволяет описывать усадебный текст не только отрицательно, как систему запретов и предпочтений, но и положительно, как определенный режим перформативного жанрообразования. Проведенное исследование позволяет уточнить и некоторые особенности отечественной гуманитарной науки данного времени, в частности, интерес к пространству не как только интерес к быту, но и как поиск более глубоких оснований жанра, чем просто устойчивость его семантической реализации в культуре.
Такие свойства усадебного пространства как ворота, ограда и сад оказываются жанровыми, а не декоративными, декорация оказывается частью жанра экфрасиса или драмы, переходящей в роман. Тем самым, наука интересующего периода уже заключала в себя последовательное учение о пространстве и об «усадебном тексте» как об одном из соответствий пространственной организации повествования в области жанропорождения, которое не было превращено в систему только из-за отсутствия единого научного аппарата: каждый исследователь переизобретал аппарат исследований для своих целей. Тогда как на современном этапе мы уже можем руководствоваться более устойчивым исследовательским аппаратом.
Ключевые слова: усадебный текст, усадебный миф, история русской гуманитарной науки, формализм, структурализм, топос, перформативность, культура усадеб, художественное пространство, семантика пространства

THE PREHISTORY OF THE CONCEPT OF THE MANOR TEXT IN THE SOVIET SCHOLARSHIP OF 1920-1930s.
UDC 728.8+82.09
Author: Markov Alexander Viktorovich, Dr.Habil. in philology, full professor, Chair of the Cinema and Contemporary Art Studies, Russian State University for the Humanities (6 Miusskaya sq., Moscow, Russia, GSP-3, 125993), e-mail: [email protected]
ORCID ID: 0000-0001-6874-1073
Summary: The term “manor text” is usually considered only as structuralist and not beyond the presumption of the structural method. The paper proves that this concept is rooted in the Russian scholarship of the 1920s to the 1930s, which repelled the cultural myth about estates and sought to understand the interaction of human and space as a genre and stylistically marked process. The concept of “text” is not here a structuralist replacement of the concept “work”, but one a way to represent semantics, along with topos, decoration or ecphrasis. The study of the performativity of artistic space and the transformation of genre semantics in this space is the only that unites such dissimilar thinkers as Florensky, Bakhtin, Russian formalists and Olga Freudenberg.

The article proves that the reconstruction of this primary approach to the manortext allows to describe the manor text not only negatively, as a system of prohibitions and preferences, but also positively, as certain mode of performative genre. The study allows us to clarify some features of the national humanities of this time, in particular, interest in space not only as an interest in life, but also as a search for deeper foundations of the genre than just the stability of its semantic implementation in culture. Such properties of the manor space as the gate, fence and garden turn out to be genre rather than decorative, and the decoration turns out to be part of the ecphrasis genre or of the drama evolving as pre-novel. Thus, the humanities of the period of interest already included a consistent study of space and the “manor text” as a correspondence of the spatial organization of narration in the field of genre-generation, which was not developed into a system only because of the absence of a single research apparatus: each researcher re-invented research apparatus for his or her own purposes.
Whereas at the present stage, we can already be guided by a more sustainable research apparatus.
Keywords: manor text, manor myth, history of Russian humanities, Russian formalism, structuralism, topos, performativity, culture of manors, artistic space, semantics of space

Ссылка для цитирования:
Марков А.В. Предыстория понятия «усадебный текст» в отечественной науке 1920-1930-х гг. / А.В. Марков // Артикульт. 2018. 31(3). С. 85-91. DOI: 10.28995/2227-6165-2018-3-85-91

скачать в формате pdf

Понятие «усадебный текст», в наиболее распространенной интерпретации В.Г. Щукина, понявшего его как «группу изоморфных в формальном и содержательном отношении конкретных текстов», вариантов единого инварианта [Щукин, 1997, с. 161], включает себя некоторую двойственность: с одной стороны, этот текст репрезентирует покой, устойчивость, спокойствие и неизменность существования, с другой стороны – в нем быт и бытие, иначе говоря, привычные рамки существования и исторические задачи, оказываются переходящими друг в друга.

Бытие историческое оказывается явлено в усадьбе, а быт выступает не то как декорация, не то как аллегория такого бытия. Так как понятие «усадебного текста» терминологично, и явно противопоставлено понятиям, исходящим из предметности усадьбы и жизни в ней, таким как «усадебный топос», надо выяснить, при каких условиях отечественная наука перестала рассматривать усадьбу как предмет, а стало понимать ее как активное начало текстопорождения, – хотя бы при этом само понятие текста не выделялось как обособленное, а по разным причинам в разные периоды мыслилось как само собой разумеющееся.

Нормативные указания на такие специфические для «усадебного текста» свойства, отличающие его от других культурных текстов русской литературы, как принципиальное отсутствие трагического финала из-за доминирования элегического и библейских кодов [Доманский, 2006, с. 58], принципиальная многозначительность неофициальных культурных практик усадьбы, таких как усадебные разговоры, благодаря «пограничности» и «людскости» усадьбы [Вершинина, 2014, с.

 247], и в некоторых концепциях – блокирование литературными моделями свободной чувственности [Дмитриева, Купцова, 2008, с. 121] показывают, чего в усадебном тексте быть не может; тогда как что в нем, может быть, сводится к набору устойчивых топосов, восходящих еще к античным образам досуга, или ряду сюжетов, необходимых внутри более сложного сюжетосложения большого романа. Что удовлетворительно было в эпоху структурализма, изучения культуры как системы запретов, рухнуло с наступлением постструктурализма и постмодернизма: роман «Роман» Владимира Сорокина [Сорокин, 1994], как раз сохраняя топосы и сюжеты, практически отрицает как раз все те «отрицания», которые и открыты наукой об усадебном тексте, что уже говорит о недостаточности названного подхода к усадебному тексту. Опыт русской науки периода расцвета показывает, что признание перформативного момента в усадьбе и определенное расширение полномочий жанра не только в усадебном тексте, но и усадебного текста, с учетом продуктивности философских (Бахтин) или антропологических (Фрейденберг) учений о природе жанра, будет продуктивным для теперешних исследований. Надо только «перевести» сделанное тогда на современный язык, на язык разговора о текстах с языка феноменологии того времени, и мы сможем говорить уже об усадебном тексте так же, как говорим о жанрах или хронотопах.

Для гуманитарной науки после революции были неприемлемы представления о значении усадеб в русской культуре, созданные исследователями прежнего поколения, представлявшими усадьбу как продуктивное гнездо развития национальной культуры, как место, где осуществлялся «открытый приток народного элемента в господскую жизнь» [Гершензон, 1923, с. 47], хотя это представление и легло в основу охраны усадеб в советское время. Политическая позиция исследователей советского времени, во всяком случае официально рекомендуемая, не позволяла им принять всерьез этот народный элемент; но честность специалистов требовала принять именно эту открытость усадьбы как ее самое серьезное свойство, более того, осмыслить природу этой открытости. Уже в русской дореволюционной науке было очевидно, что усадебная открытость принадлежит не только порядку социальных взаимодействий или культурного интереса, но порядку более глубинного переживания. Образцовой в этом отношении следует считать лирическую заметку Павла Флоренского «На Маковце» (1913), поставленная автором как методологическое введение к книге «У водоразделов мысли». Флоренский, описывая ночной сад как полное растворение субъекта в мире, где «расширившиеся, вросшие друг в друга вещи так и мажут по щекам, по лбу» [Флоренский, 1990, с. 18], но при этом важно, что лунная ночь оказывается не сценой откровения, но наоборот, умирания. «Деревья, кусты, дома, заборы – все призраком готово стаять, на деле колышется фосфоресцирующим облаком. Но вот-вот растворится в ничто – и враждебная сила подстерегает миг, и вот-вот ядовитою ртутною струею прольется в недра твои. Полная луна высасывает душу». Эта зарисовка необходима Флоренскому, чтобы обосновать преимущества переходного впечатления, утреннего или вечернего, перед ночным страхом или дневным томлением, а значит, и смежность и соприкосновение наук на «водоразделах мысли» – перед едиными стандартами получения и выражения научного знания.

Но осмысление усадебного текста происходит в те же годы в той критике, которая потом станет «формалистской», в частности, в отношении к стихотворению Н. Гумилева «Старые усадьбы», в котором сочетаются мотив как раз такой полуденной завороженности и томления, о котором писал Флоренский, и одновременно зрелищности той духовной жизни, которая и может избавить от этого мучительного для души состояния, когда «в село икона приплыла». Молодой Эйхенбаум [Эйхенбаум, 1916] упрекает Гумилева в бессилии эпитетов: убедительное изображение душевных состояний, по его мнению, оборачивается неубедительной характеристикой обстановки, в которой описания оказываются слишком общими и скудными, а аллегории – слишком вычурными. Иначе говоря, зарождающийся формализм прекрасно понимал, что усадебное существование подразумевает как неспешную описательную ее стратегию, так и рискованные сравнения, – хотя и настаивал на том, что старая литература не решила вопрос о создании усадебного текста, сосредоточившись на описании текущих состояний, а не самой усадьбы. Поэтому всякий раз, как не возникало мотивации духовной радикализации этих состояний, как у Флоренского, и филология оставалась внутри расхожей психологии эпохи от Вундта до Бергсона, вопроса об усадебном тексте не ставилось.

Но в исследованиях межвоенной отечественной науки появляется подход палеосемантический, решающий вопрос, не решенный формалистами, точнее, описываемый ими как постоянный неразрешимый парадокс формообразования: как именно совмещается принцип описания (экфрасиса) и сравнения (аллегории или притчи), причем не как совмещение двух планов психологической рефлексии в литературе, как в великой диссертации Л.С. Выготского «Психология искусства» (1924, опубл. 1965), но как соединение действительно конструктивных принципов. О.М. Фрейденберг в диссертации «Поэтика сюжета и жанра» (1927, опубл. 1936) обращается как раз к самостоятельной семантике вещей, обозначающих состояние перехода, таких как окна и двери. В соответствии со своей теорией мифологической семантики, Фрейденберг настаивал на том, что позднейшие литературные и культурные сюжеты, такие как посмертное путешествие души или триумф, были первоначально значимыми предметами, такими как просто арка или дверной проем. Согласно Фрейденберг, арка представляет собой переход из царства небесного света в царство смерти как обыденности, и поэтому сопоставима с любыми другими предметами, являющими небесный свет в этой земной юдоли. Признак ворот, по Фрейденберг, в том что они «средние» [Фрейденберг, 1997, с. 189], и потому рядом с ними происходит борьба (гимназии и палестры устраивались возле ворот), а также «не только двери и ворота означают загробно-небесный горизонт: как всякая межа и предел, носителями той же семантики оказываются и порог дверей, и дверные косяки, и дверные перекладины» [Фрейденберг, 1997, с. 190]. «Ворота, двери, окно, арка имеют значение, давно вскрытое наукой в отношении ‘ярма’ и обрядов прохождения через него как через простейший вид арки; раздвинутые ноги, через которые обрядово совершается шествие у современных нецивилизованных народов, представляют собой еще более древний вид межи и небесного горизонта, уже имеющего семантику производительности». Фрейденберг исследует дальнейшее развитие семантики ворот и приходит к выводу, что ворота представляли собой храм, в котором божество являлось, так что само это явление в любом пластическом представлении оказывалось описанием божества (экфрасис), но одновременно действовало на фоне ворот как триумфальной арки, иконостаса или позднейшей театральной декорации, что легло в основу понимания мировых процессов как репрезентируемых в вещах (аллегории).

Но если мы обращаемся к вышедшей в том же 1936 году, но созданной внутри совершенно других интеллектуальных контекстов и споров биографии Пушкина пера Ю.Н. Тынянова [Тынянов, 1987], то видим, что семантизация ключевых элементов усадьбы оказывается главным приемом в изображении усадебного быта. Так, именно как «ворота в усадьбу» представляются «три молодых сосенки» в Михайловском, взятые биографом из стихотворения Пушкина «Вновь я посетил…», где эти ворота из двух и одной сосны уже превращены в символы: так, «старый холостяк», одинокая сосна, невозможна биологически, одинокие сосны тоже дают поросль, пусть и незаметную, – но для контраста одиночества и семейственности поэту потребовалась именно такая декорация. Тынянов прекрасно это почувствовал: Сергей Львович Пушкин смотрит в его повествовании на озеро и видит в нем море, иначе говоря, соединяет аллегоризацию пейзажа с его оживлением, соединяет по сути технику аллегории (басни) и технику экфрасиса, вполне в соответствии с антропологическими и палеофилологическими выводами Фрейденберг. Интереснее всего здесь, что никаких рассуждений о специфике усадебного пространства у Пушкина мы не находим в филологических работах Тынянова, поэтому ключи к такому изображению нужно искать в словоупотреблении, а не в выводах. Действительно, Тынянов очень специфически употребляет слова «декорация» и «декоративность» в своей статье о Пушкине из «Архаистов и новаторов» [Тынянов, 1968], где эти слова означают вовсе не изображение обстоятельств действия, но некоторые жанровые условности, которые придают действию драматизм, по сути, способы создания драматургической иллюзии, что мы назвали бы скорее «сценичностью». Эта статья замечательна прежде всего как раз характеристикой пушкинских эпитетов, зеркально противоположной тому, как Эйхенбаум определял гумилевские эпитеты: «эпитет (…) предоставляет читателю самому догадываться об интимном, домашнем содержании его, самому производить работу по конструктированию этого содержания» [Тынянов, 1968, с. 131]: домашняя, интимная обстановка оказывается сконструирована эпитетом не как результат наблюдения и разыгрывания этих наблюдений в воспоминании, но как единственный способ показать явление нового героя на исторической сцене. Таким образом, Тынянов в своем понимании «декоративности» настаивает на том, что декорации должны приниматься не как контекст интерпретации действия, а как потенциальная часть действия, и при этом как только действие слишком оживает, декорация оказывается не простой обстановкой, а элементом для аллегорического сравнения: то, в какой мере цыганский табор или годуновская Русь может быть аллегорией новейших общественных событий, определяется тем, насколько живым оказалось не только действие как система реакций или начинаний, но и действие как внутренне переживаемый героями смысл таких реально мотивированных, мотивированных «бытом» реакций. Тынянов явно не может удержаться просто внутри учения о «параллельных рядах» и становится феноменологом литературы, для которого феноменологически узреваемая поэтическая семантика, как и палеосемантика для Фрейденберг, определяет смысл усадьбы, оказываясь сильнее бытовых реалий. Фактически появляется усадебный текст, не имея ещё своего слова, но имея своё функционирование.

Но всех этих разработок русского формализма было недостаточно для обоснования самостоятельности конструирования именно усадебного текста, отличающегося от декораций природы или исторической жизни, которые могут быть объявлены сколь угодно эфемерными и ситуативными. Если формализм мог вынести этот вопрос за скобки, указав на то, что эстетический эффект определяется действием «приема», а не собственным временем ситуации, то на это никак не могли бы решиться критики формализма. Окончательные параметры усадебного текста устанавливает, что вполне ожидаемо, М.М. Бахтин.

М.М. Бахтин в работе «Формы времени и хронотопа в романе» (1937-1938) [Бахтин, 1975, с. 293] как раз настаивает на двух рождениях усадебного образа: в письмах Цицерона к Аттику и в творчестве Льва Толстого. Аттик помогал Цицерону обустроить его имение в Тускулуме, и Цицерон просил его присылать статуи и другие элементы оформления усадебной жизни. Но и Толстой не мыслил пафос частной жизни вне хронотопа имения.

Оба рождения, первое и второе, в изображении Бахтина, полемически заострены: Цицерон противостоял монументальности и всеохватности эпических и драматических жанров, тогда как Толстой, невольно – открытой системе хронотопов у Достоевского, миру порогов, лестниц и площадей. Два эти рождения описываются в сходных терминах: приватная переписка Цицерона противопоставлена тому, как в классических жанрах изображается «единое, могучее, одухотворенное и самостоятельное целое природы», тогда как усадебная неспешность Толстого – тому как Достоевский выстраивал «большие объемлющие хронотопы». Как классическая трагедия, так и роман Достоевского (в этом сопоставлении Бахтин полностью наследует русскому символизму, для которого эти литературные явления были важны не только идеологически, но семантически и феноменологически, как сама узреваемая реальность, которую можно порезать на разные новые тексты, создав новые мифы) рассматриваются как сложные конструкции, в которые вдруг что-то «входит» – этот глагол оказывается ключевым для обеих характеристик: пейзаж входит в классический жанр, мгновение входит в большой хронотоп. Тогда как у Цицерона и у Толстого ничего не «входит», а наоборот, одно вводит другое, точнее, не вводит: у Толстого слово «вдруг» «встречается редко и никогда не вводит какое-либо значительное событие», а у Цицерона природа вводится так же точно, как «живописные обрывки», как окружение. И главное, у Цицерона пейзажные обрывки «могут быть лишь в отдельности округлены в замкнутые словесные пейзажи», – но точно так же и Толстой тоже изображает приватное закругленное существование, в котором невозможны, по Бахтину, резкие жизненные переломы, не подготовленные прежним длительным развитием личного самосознания. В обоих случаях замкнутость внутреннего развития, текстовость, следует из приватной обособленности быта, но не наоборот. Окончательно усадьба перестаёт феноменом быта и становится текстом включённости жанровых ситуаций и зависящих от них топосов.

По отношению к обеим ситуациям выпадения из прежнего масштабного мейнстрима, ситуациям Цицерона и Толстого, показательно отнесено редкое в русском литературном языке слово для этой самой включённости, «впаивать», «впаянность», которое и сейчас встречается только как очень специальный технический термин, не говоря уже о том времени. О письмах Цицерона Бахтин пишет: «Здесь как бы фрагменты будущего совершенно приватного человека вкраплены (впаяны) в старое публично-риторическое единство человеческого образа» [Бахтин, 1975, с. 294]. А о Толстом, сказав, что его хронотоп – «биографическое время, протекающее во внутренних пространствах дворянских домов и усадеб», Бахтин добавляет: «Разумеется, и в произведениях Толстого есть и кризисы, и падения, и обновления, и воскресения, но они не мгновенны и не выпадают из течения биографического времени, а крепко в него впаяны». Такое употребление редкого слова должно быть мотивировано как речевыми стилистическими поисками этого времени, так и пониманием устройства текста в «усадебной» перспективе, что, как мы покажем, оказалось решающим для становления понятия об усадебном тексте. Это слово продолжало и во времена написания работы Бахтина, и позднее восприниматься как слишком жаргонное, не просто техническое, но технологическое, хотя существует очень важный контекст его употребления – мемуары Андрея Белого «Начало века», последнее в СССР легальное представление всей панорамы культурных достижений русского модернизма. В редакции 1934 г., в частности, появилась характеристика Федора Сологуба, построенная как экфрасис наоборот – не оживление изображения, но напротив, вписывание реального человека как портрета в готовый антураж музея: он казался «барельефом превосходного белого мрамора из Геркуланума, впаянным в серо-зеленоватую стену» [Андрей Белый, 1934, с. 434]. Такой экфрасис наоборот усиливает общий мотив мемуара о Федоре Сологубе как постоянно отрицающего, а не просто маскирующего, продуманной позой обыденность привычек и серость своего былого социального существования. Совершенно так же воспринимал Сологуба и Бахтин, видевший не только в стратегии, но и в уме писателя постоянное отрицание ожидаемого обывательства [Дувакин, 1996, с. 156], и одновременно говоривший о его способности вписывать новаторскую литературу вместе с совершенно новыми стратегиями поведения в серость школьного быта [Дувакин, 1996, с. 158]. Таким образом, хотя для реконструкции устного употребления интересующего нас жаргонизма нет достаточных свидетельств, очевидно, что в кругу Бахтина он воспринимался как характеристика одного из типов модернистского жизнестроительства, не противопоставляющего жизненные стратегии артиста и обывателя, но требующего критиковать обыденность, только встраивая в нее эту радикальную критику, выходящую уже далеко за рамками изучения формалистского литературного быта. Тем самым, здесь работает уже не техника «оживления», как в жанре экфрасиса, но техника существования сплошного текста, «усадебного текста», сконструированного предмета узрения, по отношению к которому любой жест бытового самосознания будет радикальным осмыслением собственного бытия, а не параллельным рядом.

Итак, в варианте Бахтина те свойства усадебного текста, которые только были намечены его предшественниками, получают полноценное обоснование. Усадебный текст – это не просто определенное превращение декорации в обстоятельство живого действия, но определенный способ «впаянности» в декорацию, устойчивости, определяемой не только устойчивостью быта, но и устойчивостью бытия, всякий раз, когда оно ищет себе убедительное выражение. Семантизация элементов усадьбы – это не только образование жанров разговора об усадьбе, но это необходимая часть внутреннего развития самого текста. Так по сути формируются те понятия об усадебном тексте, в котором он представляет собой такой же механизм развития внутреннего самосознания человека, как романный жанр, тогда как использование стратегий других жанров оказывается лишь способом переключения между «бытом» и «бытием». Тем самым, изучение усадебного текста оказывается проблемой фундаментальных исследований природы литературы и природы жанра, а не просто структурным или сравнительно-историческим изучением устойчивых топосов, сюжетных мотивов и моментов выразительности. В некотором смысле понятие усадебного текста, ещё не нашедшее своего слова, возникает в рамках более общего феноменологического движения, жестко соотнесшего интенцию и предмет, и если мы допускаем текст для предмета, то и для интенции, и наоборот.

ИСТОЧНИКИ

1. Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе // Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. – Москва: Художественная литература, 1975. – С.234–407.

2. Белый А. Начало века. – Москва: ГИХЛ, 1934.

3. Гершензон М.О. Исторические записки. Издание второе. – Берлин: Геликон, 1923.

4. Дувакин В.Д. Беседы с М.М. Бахтиным. – Москва: Прогресс, 1996.

5. Сорокин В.С. Роман. – Москва: Obscuri Viri, 1994.

6. Тынянов Ю.Н. Пушкин. – Москва: Художественная литература, 1987.

7. Тынянов Ю.Н. Пушкин и его современники. – Москва: Наука, 1968.

8. Флоренский П.А. У водоразделов мысли. – Москва: Правда, 1990.

9. Фрейденберг О.М. Поэтика сюжета и жанра. – Москва: Лабиринт, 1997.

10. Эйхенбаум Б.М. Новые стихи Н. Гумилева. Рец. // Русская мысль. 1916. № 2. Отд. III. – С.17-19.

ЛИТЕРАТУРА

1. Вершинина Н.Л. Разговоры «В огромной махине вселенной» (А.С. Пушкин): к вопросу об усадебной «болтовне» // Вестник Псковского государственного университета. Сер. Социально-гуманитарные и психолого-педагогические науки. 2014. № 5. – С.245-251.

2. Дмитриева Е.Е., Купцова О.Н. Жизнь усадебного мифа. Утраченный и обретенный рай. – Москва: ОГИ, 2008.

3. Доманский В.А. Русская усадьба в художественной литературе XIX века: культурологические аспекты изучения поэтики // Вестник Томского государственного университета. 2006. № 291. – С. 56-60.

4. Щукин В.Г. Мир дворянского гнезда: Геокультурное исследование по русской классической литературе. – Краков, 1997.

SOURCES

1. Bakhtin M.M. Formy vremeni i khronotopa v romane [Forms of Time and Chronotop in the novel]. In Bakhtin M.M. Voprosy literatury i estetiki [On literature and aesthetics]. Moscow, Khudozhestvennaia literatura Publ., 1975. Pp. 234-407.

2. Belyi A. Nachalo veka [At the start of the 20 c.]. Moscow, GIKhL Publ., 1934.

3. Duvakin V.D. Besedy s M.M. Bakhtinym [Interview with Bakhtin]. Moscow, Progress Publ., 1996.

4. Eikhenbaum, B.M. Novye stikhi N. Gumileva [New poems by Gumiliov]. In A review. Russkaia mysl’ [Russian Mind], 1916. № 2. Series III. Pp.17-19.

5. Florenskii, P.A. U vodorazdelov mysli [Watersheds of the thought]. Moscow, Pravda Publ., 1990.

6. Freidenberg, O.M. Poetika siuzheta i zhanra [Poetics of plot and genre]. Moscow, Labirint Publ., 1997.

7. Gershenzon M.O. Istoricheskie zapiski. Izdanie vtoroe [Historical memoirs, 2nd ed.]. Berlin, Gelikon Publ., 1923.

8. Sorokin V.S. Roman. Moscow, Obscuri Viri, 1994.

9. Tynianov Iu.N. Pushkin. Moscow, Khudozhestvennaia literatura Publ., 1987.

10. Tynianov Iu.N. Pushkin i ego sovremenniki [Pushkin and his contemporaries]. Moscow, Nauka Publ., 1968.

REFERENCES

1. Vershinina N.L. Razgovory V ogromnoi makhine vselennoi (A.S. Pushkin): k voprosu ob usadebnoi boltovne [To the question of the manor causerie]. In Vestnik Pskovskogo gosudarstvennogo universiteta. Ser. Sotsial’no-gumanitarnye i psikhologo-pedagogicheskie nauki [Bulletin of Pskov State University. Social sciences and Humanities]. 2014. № 5. Рp. 245-251.

2. Dmitrieva E.E., Kuptsova O.N. Zhizn’ usadebnogo mifa. Utrachennyi i obretennyi rai [The life of manor myth. Paradise lost and regained]. Moscow, OGI Publ., 2008.

3. Domanskii V.A. Russkaia usad’ba v khudozhestvennoi literature XIX veka: kul’turologicheskie aspekty izucheniia poetiki [Russian manor in the literature of the XIX century: cultural aspects of the study of poetics]. In Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of Tomsk State University]. 2006. № 291. Pp. 56–60.

4. Shchukin V.G. Mir dvorianskogo gnezda: Geokul’turnoe issledovanie po russkoi klassicheskoi literature [World of the Home of the Gentry, Geo-cultural research of the Russian culture], Krakov, 1997.

Главный усадебный дом | ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНЫЙ И ПРИРОДНЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК «ПАРК МОНРЕПО»

  Усадебный дом перестраивался по проекту близкого друга Николаи Джузеппе Антонио Мартинелли. Мартинелли более двадцати лет занимал должность хранителя картинной галереи Эрмитажа. Выйдя в 1796 году в отставку, он поселился в Монрепо и стал помогать Николаи в создании парка.
«Это будет очаровательный дом, очень удобный, выполненный с прекрасным вкусом, по крайней мере, во всем Выборге не будет подобного», — писала в одном из писем жена Л.Г. Николаи Иоганна.

Таким он и получился: красивым и уютным, «во вкусе Палладио», так любимом Людвигом Генрихом Николаи. (Андреа Палладио (1508-1580) — великий итальянский архитектор позднего Возрождения. В основе его стиля лежат строгое следование симметрии, учет перспективы и заимствование принципов клас-сической храмовой архитектуры Древней Греции и Рима.) За счет двух флигелей, спроектированных Мартинелли, увеличилось внутреннее пространство здания. В доме проявляются: «Белая (семейная) гостиная», где собирались родственники и друзья, бильярдная, «Царская комната», украшенная портретами Екатерины II, Павла I, его супруги Марии Федоровны, «Большая зала» — самое торжественное помещение потолок которой украсил большой плафон работы придворного художника Якоба Меттенляйтера на античные темы. В восточном флигеле Людвиг Генрих Николаи устраивает свой кабинет. Здесь им была написана поэма «Имение Монрепо в Финляндии. 1804». В ней поэт Николаи приглашает читателей в путешествие по своему парку, рассказывает о том, что подвигло его на создание того или иного паркового сюжета. Перед домом был разбит небольшой садик регулярного стиля. От крыльца к нему вела трехмаршевая лестница. Позднее, в 20-х годах XIX столетия, к дому пристраивается четырехугольный портик с четырьмя колоннами и треугольным фронтоном.

Основные работы по перестройке усадебного дома были завершены к 1804 году. За два года до этого скончался Джузеппе Антонио Мартинелли. Завершал работы по его чертежам Александр Павлов.
 Главный усадебный дом стал не просто композиционным центром, но и средоточием семейной и духовной жизни не-скольких поколений Николаи, относившихся с трогательной любовью к своему родовому имению.

Все изменилось в 1945 году, когда в усадебном доме открылся Дом отдыха Военно-электротехнической академии связи имени С.М. Буденного. Затем в усадебном доме разместился детский сад «Лесная сказка». В самом парке в это время размещался Центральный парк культуры и отдыха имени М.И. Калинина.

Почти пять десятилетий бывшее имение Николаи использовалось как место массовых гуляний и спортивных соревнований. В уникальном пейзажном парке, лишенном должного ухода, стали происходить необратимые изменения.

Только в 1988 году, благодаря стараниям выборгской общественности и поддержке академика Дмитрия Сергеевича Лихачева был создан музей-заповедник «Парк Монрепо».

Но и после создания музея-заповедника злоключения Главного усадебного дома не закончились. При пожаре 1989 года в восточном крыле дома и флигеле сгорели потолочные перекрытия и частично обгорели венцы сруба.

Сейчас Главный усадебный дом, памятник эпохи классицизма, находится в стадии реставрации.

 

 

Главный усадебный дом и Библиотечный флигель в парке Монрепо

Главный усадебный дом занимает центральное место в парковом ансамбле Монрепо. Первый дом на этом месте был поставлен Петром Ступишиным в XVIII веке, а затем на основе этого строения при герцоге Вюртембергском была возведена новая постройка.

Следующий хозяин дома Людвиг Николаи начал перестраивать дом в 1798 году по проекту Джузеппе Мартинелли. Также в работах принимал участие архитектор Павлов. Именно он в 1804 году завершил строительство после смерти Людвига Николаи.

Главный усадебный дом — это деревянное строение, выполненное в классическом стиле. Первоначально здание состояло из протяженной центральной части и двух боковых флигелей. Позже в центре был возведен портик с четырьмя колоннами и треугольным фронтоном. К центральному входу ведет широкая одномаршевая лестница.

В здании расположены Белая гостиная и Царская комната, а также кабинет и торжественная Большая зала. Главным украшением Залы был расписанный на холсте плафон с изображением аллегорических фигур Марса, Венеры и Амура, предположительно, выполненных художником Якобом Меттенляйтером. Во время ремонта в 1966–1967 годах живописное полотно было снято для очистки, а затем похищено.

По рассказам очевидцев к Дому подъехал автомобиль «Волга» и молодые ребята, предоставив документы с печатями, погрузили свернутое полотно в машину и увезли на реставрацию, прихватив и один из кованых фонарей, висевших над входом. По одной из версий плафон могли перевезти в Финляндию на барже вместе с лесом (среди бревен его легко можно было спрятать).

Одновременно с Главным усадебным домом по проекту Мартинелли был также возведен Библиотечный флигель — редкий образец деревянной усадебной архитектуры, построенный в классическом стиле. В здании размещалась библиотека, насчитывающая 9000 томов, собранная двумя поколениями семейства Николаи. В 1917 году, когда Выборг стал территорией Финляндии, все книги были переданы в библиотеку Университета этой страны.

В 50-е годы, когда парк Монрепо в составе Выборга принадлежал СССР, Библиотечный флигель был приспособлен под Детский сад. В настоящее время проходит реставрация памятников архитектуры, находившихся течение нескольких десятилетий в аварийном состоянии.

Литературные замки Европы и русский «усадебный текст» на изломе веков: (1880 -1930-е годы): philologist — LiveJournal

Дмитриева Е.Е. Литературные замки Европы и русский «усадебный текст» на изломе веков: (1880 -1930-е годы). — М.: ИМЛИ РАН, 2020. — 768 с.

В предлагаемой читателю книге в сравнительно-историческом аспекте представлен феномен русской усадьбы и западноевропейского замка как реальных артефактов быта и культуры, породивших особый тип литературы, который в русской традиции принято называть усадебной, а в европейской – литературными замками (châteaux littéraires). Хронологические рамки исследования – конец XIX – первая половина ХХ века, что, впрочем, не исключает отдельных экскурсов как в более ранние, так и в более поздние времена.

Книга состоит из пяти частей. В первой части внимание концентрируется преимущественно на тотальном истреблении русских усадеб и почти массовой эмиграции тех, кто эти усадьбы населял, после революции 1917 г. Отдельно рассматриваются примечательные попытки воскрешения русской усадебной жизни в эмиграции (швейцарская вилла С.В. Рахманинова и французские виллы И.А. Бунина). Вторая часть книги посвящена художественным колониям, коммунам и дачам: знаменитому Редхаусу – месту осуществления утопии прерафаэлитов (Англия), артистической коммуне Ворпсведе (Германия) и др. В части третьей книги усадьба (замок) рассматривается как пространство инициации.

Тема эта прослеживается одновременно на материале и примере усадеб исторических и литературных (Версаль, Вёрлиц, усадьба Лашенэ, Кинта де Регалейра, Дорнах, а также текстов Бастида, Бекфорда, Байрона, герцогини Дюра, Стендаля, Ж. Грака и др.). Четвертая часть посвящена истории усадебных стилизаций, архитектурных, живописных и литературных (среди них – Строберри Хилл Г. Уолпола, вилла Керилос Т. Рейнаха, версальские акварели А. Бенуа, романы Буалева и Кундеры). Последняя часть книги обращена к феномену западноевропейского замка и его использованию как пространства жизнетворчества (замки маркиза де Сада, госпожи де Сталь, М. Пруста, Ф. Мориака и А. Вяземски).

Издание обращено как к профессионально ориентированному читателю: ученому, преподавателю, аспиранту, студенту, – так и к широкому кругу любителей русской усадьбы и ее отражения в литературе и искусстве.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
— в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

— в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
— в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
— в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
— в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
— в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Усадебный дом

 

 

Усадебный дом. Конец XVIII в., перестроен в XIX в

Одноэтажный усадебный дом, построенный при Головиных в конце XVIII в., – один из немногих сохранившихся до наших дней памятников русского деревянного классицизма.Его первоначальный симметричный силуэт легко угадывается по сей день, несмотря на неоднократные перестройки.

Это самое старое здание усадьбы. Восточный фасад дома с открытой террасой выходит в парк, западный с двумя крыльцами – во двор. Правое, парадное крыльцо ведет в сени, переднюю и столовую, левое предназначалось для прислуги. Вдоль восточного фасада располагалась парадная анфилада комнат, первоначально состоявшая из залы, гостиной и парадной спальни. Вдоль западного фасада – повседневная анфилада, где были жилые покои членов семьи. Между анфиладами находится коридор.

Молчановы, приобретшие усадьбу в 1797 г., пристроили над домом мезонин с двумя комнатами, куда из коридора вела узкая лестница. Аксаковы, ставшие владельцами Абрамцева в 1843 г., залу и гостиную использовали для повседневных занятий, а парадную спальню разделили на две жилые комнаты. Кабинет С. Т. Аксакова располагался непосредственно за столовой с западной стороны дома. В комнате мезонина, окнами выходившей в парк, находился кабинет Константина Аксакова. В другой комнате мезонина, окнами выходившей во двор, останавливались гости, в том числе – Н. В. Гоголь. Позднее здесь был кабинет Ивана Аксакова.

Усадебный дом. Восточный фасад.

Мамонтовы, купившие усадьбу в 1870 г., застали дом в запущенном состоянии. В «Летописи сельца Абрамцева» – своеобразном дневнике абрамцевской жизни – С. И. Мамонтов писал: «Дом потребовал больших переделок и, вернее, многое надо было сделать наново. Фундамента не было… Крыша была совершенно гнилая – пришлось крыть железом. Полы все перекосились и сели, накаты сгнили, все надо было заменить. Печи все были в развалинах, ни одна не годилась. Нижние венцы во всем доме пришлось подвести новые – словом, как копнули дом со всех сторон, работы оказалось масса».

Если многочисленная семья Аксаковых считала дом «поместительным», то Мамонтовым, представителям другого поколения, он показался тесноватым. Новые владельцы не только отремонтировали дом, но и достроили нижний этаж с юга, мезонин с севера, а со стороны паркового фасада пристроили эркер-фонарик. Предметы нынешней экспозиции усадебного дома, посвященной семье Аксаковых и ее окружению, – фотографии, картины, мебель, книги – большей частью были кропотливо собраны С. И. и Е. Г. Мамонтовыми в московских антикварных магазинах и лавках старьевщиков. Здесь же, в усадебном доме,находится экспозиция, посвященная Абрамцевскому художественному кружку – портреты членов семьи Мамонтовых и участников кружка, пейзажи Абрамцева, обстановка, сохранившаяся с тех времен, и многое другое.

 

Определение усадьбы от Merriam-Webster

человек · или | \ ˈMa-nər \ 1а : дом или зал поместья : особняк

: подразделение английской сельской территориальной организации особенно : такая единица в средние века, состоящая из поместья под властью лорда, пользующегося различными правами на землю и арендаторами, включая право на ведение суда.

б : участок земли в Северной Америке, занятый арендаторами, которые платят фиксированную арендную плату деньгами или натурой собственнику.

в поместье родился

: рожден в условиях богатства и привилегии был в усадьбе года рождения, но как политик приобрел пролетарские черты — Альберт Скардино

Murray Manor Campus

Murray Manor имеет давние традиции передового образования и выдающихся достижений, благодаря которым наши студенты являются одними из лучших.Здесь учащиеся достигают высокого уровня обучения благодаря полному спектру образовательных возможностей и возможностей, четкой учебной программе и методам обучения, проводимым талантливым, опытным и заботливым персоналом. Мы гордимся своей культурой обучения, успеха и совершенства, развивая при этом характерных учеников.

Миссия Murray Manor — удовлетворить потребности и обеспечить обучение каждого ученика в безопасной и позитивной учебной среде, помогая им развиваться в учеников на протяжении всей жизни.Персонал стремится предоставить каждому из наших учеников увлекательный опыт обучения, выстраивая прочные отношения и поощряя потенциал каждого ребенка. Мы верим, что каждый студент может чего-то добиться. Усилия, направленные на удовлетворение потребностей каждого учащегося в эмоциональном, социальном и академическом росте, являются постоянными и целенаправленными. Мы делаем это, создавая прочную академическую основу и развивая у каждого ребенка сильный характер, предлагая учебную программу, которая подчеркивает высокие стандарты успеваемости каждый день.Для меня большая честь работать вместе с такими преданными своему делу персоналом, и вместе мы будем усердно работать, чтобы помочь вашему ребенку стать самым успешным и отзывчивым учеником, которым он или она может быть.

Murray Manor поощряет открытое и честное общение между домом и школой. Наше активное участие родителей и преданный своему делу PTA свидетельствуют об обширном общении и сотрудничестве между нашей школьной семьей. Пожалуйста, не стесняйтесь обращаться ко мне с любыми вопросами или проблемами, которые могут у вас возникнуть. Наша цель — сохранить высокий уровень мастерства и приверженности, ожидаемый от сообщества Murray Manor.

Я хочу чтить традиции и хорошую работу, проделанную здесь в прошлом, а также узнать, как наилучшим образом использовать свои навыки и лидерство, чтобы помочь в выполнении нашей миссии. Если вы меня видите, пожалуйста, найдите минутку, поздоровайтесь и представьтесь.

Мистер Майрик

Travis County ESD № 12 — Manor, TX 78653

— 11.08.21 Обсудить налоговую ставку
— 19.08.21 Обсудить и проголосовать за бюджет на 22 ФГ
— 19.08.21 Голосовать по налоговой ставке
Публикация найдена здесь

Добро пожаловать на официальный сайт Travis County ESD No.12 (он же Manor Fire Dept). TCESD12 — это полностью оплачиваемый карьерный отдел, обслуживающий около 95 квадратных миль северо-восточного округа Трэвис, включая город Мэнор, деревню Уэббервилль, Литтиг, Новая Швеция, Декер-Крик, платная дорога 130 и коридор шоссе 290 США между Остином и Элгин. ESD12 обслуживает эти районы с помощью трех станций, которые ежегодно реагируют на более 4000 чрезвычайных ситуаций.

Профессиональная организация, занимающаяся защитой жизни, сохранением собственности и обеспечением безопасности эффективным и подотчетным обществу.

Мы помогаем продвигать меры по предотвращению пожаров и просвещению, реагировать на обращения в службу пожарной безопасности, службы неотложной помощи и службы спасения, а также на все остальное.

Номера телефонов экстренных служб всегда должны быть на виду и актуальны.

Помните ..

  • В экстренной ситуации наберите 9-1-1
  • Обсудите, как в экстренной ситуации вызвать помощь с детьми.
  • Объясните детям, что пожарные, скорая помощь и полицейские могут помочь им в чрезвычайной ситуации.

Научите детей, как получить помощь с помощью игрушечного телефона:

На практике продемонстрируйте следующее:

1.Сохраняйте спокойствие
2. Дождитесь гудка и наберите 9-1-1
3. Говорите четко и сообщите оператору, что не так.
4. Назовите свое имя, адрес и номер телефона.
5. Не кладите трубку, пока не получите инструкции.

Пройдите курс оказания первой помощи и сердечно-легочной реанимации, чтобы убедиться, что вы готовы к действиям в чрезвычайной ситуации. Миссия

Подразделения по предотвращению пожаров заключается в предоставлении услуг по предотвращению пожаров и безопасности жизни посредством обучения, соблюдения норм и инспекций в процессе развития нового бизнеса, посредством общих пожарных инспекций, получения разрешений на эксплуатацию и специальное использование и расследования жалоб.

Предупреждение пожаров — ключ к спасению жизней и имущества. Обучение противопожарной безопасности — это первый шаг в приверженности пожарной охраны защите жизни и имущества наших граждан, гостей и соседних сообществ. Противопожарная охрана — это настоящий «первый ответчик».

Ресторан Саутингтон | Manor Inn Restaurant Banquets

The Manor Inn «Достопримечательность Коннектикута на десятилетия»

Наслаждайтесь освежающим коктейлем перед ужином или восхитительным фирменным блюдом после ужина, которое станет прекрасным завершением прекрасного ужина.У нас есть доступ к удобной парковке.

Спросите о датах приема пищи и отправьте нам сообщение в любое время по телефону
Контактная страница

Manor Inn специализируется на индивидуальных общественных мероприятиях, которые гарантируют незабываемое событие. Семья Паскуале Риккардоне впервые управляла гостиницей Manor Inn в 1976 году. В настоящее время семьи Риккардоне и Кантоне продолжают традицию, заложенную их отцом, в предоставлении отличной еды и вежливого обслуживания.Более 50 лет наше предприятие безупречно обслуживает поколения.

Группы до 150 человек любезно размещены в нашем красиво оформленном банкетном зале. Отмечайте обед, ужин, банкеты, душевые, свадьбы, репетиционные ужины, юбилеи, крестины, причастия, фуршеты, поздний завтрак, кейтеринг, корпоративные встречи, семинары, общественные встречи и любые события с Manor Inn.

Заходите в любое время и попробуйте одно из наших фирменных блюд на обед или ужин, которые меняются регулярно.Мы открыты на ужин 7 дней в неделю: воскресенье с 12 до 21, пн-чт. 15-19 вечера, пт-сб. 15–10 часов вечера Наши обеденные часы — пн-сб. С 23:00 до 15:00 Просмотрите наш веб-сайт и распечатайте меню на досуге. Наши опытные сотрудники помогут вам с каждой деталью вашего мероприятия; наша цель — ваше полное удовлетворение. чтобы просмотреть нашу индивидуальную таблицу салфеток и свадебные торты.

Группы до 150 человек любезно размещены в красиво оформленном банкетном зале. Отмечайте обед, ужин, банкеты, душевые, свадьбы, репетиционные ужины, юбилеи, крестины, причастия, фуршеты, поздний завтрак, кейтеринг, корпоративные встречи, семинары, общественные встречи и любые события с Manor Inn.

Manor Inn уже более 50 лет является местом проведения многих свадеб и других торжеств. Если вы хотите каким-либо образом изменить свое дело, попросите нас помочь вам с выбором, чтобы обеспечить незабываемое событие.

Лучшее место Саутингтона для свадебного приема.

В отеле Manor Inn есть банкетный сервис, который подходит именно вам.

Присоединяйтесь к нашему Дню рождения и получите 50% скидку на ужин на свой день рождения!

(Только ужин)

Присоединяйтесь к нашему Дню рождения Club и получите скидку 50% на ужин на свой день рождения!

(только ужин)

Часы работы: Открыт со вторника по воскресенье с 15:00.Выходной понедельник.

Мы обслуживаем Prime Rib 7 дней в неделю!

Мы обслуживаем Prime Rib 7 дней в неделю!

Мы обслуживаем Prime Rib 7 дней в неделю!

Усадебный дом | Стэн Хайвет Холл и Сады

Усадьба — один из лучших образцов архитектуры эпохи Тюдоров в Америке.

Зайберлинги выбрали архитектора Чарльза С. Шнайдера для проектирования Зала Стэна Хайвета за 150 000 долларов. Шнайдер и семья Зайберлингов отправились в Англию и посетили известные дома, в том числе поместье Оквеллс в Беркшире, Комптон Виньятс в Уорикшире и Хэддон-холл в Дербишире, что повлияло на дизайн Стэна Хайвета.

Огромное количество деталей было вложено в строительство особняка площадью 64 500 кв. Футов, включая 3000 отдельных чертежей и архитектурных чертежей для его дизайна. Закладка фундамента состоялась в начале 1912 года, и семья переехала в особняк в декабре 1915 года. Чтобы облегчить доставку большого количества строительных материалов, была построена железнодорожная ветка для транспортировки на территорию. Семья Зайберлингов прожила в Стэн Хайвет Холле 40 лет.

Зайберлинги также наняли бостонского ландшафтного архитектора Уоррена Х.Мэннинг и декоратор интерьеров из Нью-Йорка Хьюго Ф. Хубер. Для интерьера дома многие предметы интерьера и произведения искусства были приобретены Хубером в Нью-Йорке, а дополнительные предметы были приобретены Хубером и Зайберлингами во время поездки в Англию в 1915 году.

При создании экстерьера Мэннинг черпал вдохновение в естественной топографии, с мыслью о том, что пейзаж и дом должны дополнять друг друга. Кроме того, Мэннинг и Шнайдер работали вместе, чтобы гарантировать, что дом будет построен в месте, которое обеспечит пять разных видов на долину Кайахога, с выступами, которые расширяются, чтобы открывать виды на лагуну и окружающую листву.

Коллекции Усадебного дома

Усадьба наполнена сокровищами со всего мира; его номера являются примером мельчайшего внимания к деталям. 21 455 оконных стекол, 23 камина, а также панели ручной работы из дуба, сандалового дерева и черного ореха отражают роскошь начала 20 века.

Каждая комната рассказывает свою собственную историю образа жизни Зайберлингов — от бильярдной, где г-н Зайберлинг развлекал своих деловых партнеров и заключал сделки за бренди и хорошей сигарой, до богато украшенной Музыкальной комнаты с красивым и богатым звуком Эолийского органа. .Именно здесь известные знаменитости, такие как Уилл Роджерс и Ширли Темпл, развлекали Зайберлингов, их семью и друзей. Около 95% мебели является оригинальной для поместья.

Спланируйте день или каждый день, чтобы насладиться разнообразием туров, выставок и мероприятий в Stan Hywet. Мы с нетерпением ждем возможности приветствовать вас в этом сезоне.

Туры и достопримечательности

Country Manor — Гаражные ворота Raynor

Выберите цвет гаражных ворот

Начните создавать красивый, индивидуальный дизайн гаражных ворот Country Manor, который соответствует вашему стилю, выбрав один из наших многочисленных цветовых вариантов.Глубокое, отчетливое тиснение создает резкий и детализированный фасад ворот гаража. Классические или современные гаражные ворота загородного поместья Raynor выглядят как дома высокого разрешения.

Двери из черной стали стандартно окрашены краской Cool Chemistry ™ для защиты от сильной жары. Для помещений, где постоянно наблюдается чрезмерная жара и воздействие солнечного света, черный цвет не рекомендуется.

>> Не все цвета доступны для всех тиснений. Свяжитесь с вашим местным официальным дилером Raynor для получения полного списка цветов, доступных для тиснения.

>> Цвета, отображаемые на мониторах, мобильных устройствах и в печатных материалах, будут отличаться от фактического цвета стали. Свяжитесь с вашим местным официальным дилером Raynor для получения образцов цвета.

Выберите панель для гаражных ворот

Наши инкрустационные панели с точным вырезом обеспечивают более реалистичный стиль каретного двора, чем традиционное тиснение на панелях. Все типы дверей имеют толщину 2 дюйма и доступны в конфигурации с одним или двумя автомобилями, с окнами или без них.

Максимальный размер двери: 18 x 10 футов.
Декоративная фурнитура не входит в стандартную комплектацию.

Выберите свою декоративную фурнитуру

Добавьте индивидуальности своей стальной гаражной двери в загородную усадьбу Рейнора с помощью привлекательной дополнительной декоративной фурнитуры. Наша легкая и прочная магнитная декоративная фурнитура мгновенно придаст характер и очарование любой стальной гаражной двери! Эти аксессуары имеют аутентичный вид из кованого железа и просты в установке! Быстро и легко монтируйте оборудование столько раз, сколько вам нужно, не беспокоясь о том, что останутся дыры от традиционных буровых установок.Нанесите последние штрихи на свои новые гаражные ворота Raynor уже сегодня!

Декоративные фурнитуры
Ручки

Ремни

Пластиковые комплекты декоративной фурнитуры

Окна Pick Your Window

Окна в загородном стиле с необычайно большими окнами. потрясающая привлекательность бордюра. > Подробнее

Country Manor

Standard

Country Manor Residential Garage Door Warranty

Door Sections

Single Family Residential: Raynor® гарантирует отсутствие дефектов материалов и изготовления секций ворот и ухудшение состояния из-за ржавчины (только снаружи), пока дом принадлежит первоначальному покупателю.Рейнор также гарантирует, что дверные секции не отслаивают изоляцию из пенополиуритана от стальных обшивок до тех пор, пока дом принадлежит первоначальному покупателю. На оконные компоненты предоставляется гарантия от дефектов материалов и изготовления в течение трех (3) лет с даты поставки первоначальному покупателю. На отделочные доски дверных систем Country Manor распространяется гарантия от расслоения сроком на пять (5) лет. Гарантия на климатическое уплотнение распространяется на дефекты материалов и изготовления в течение одного (1) года с даты поставки первоначальному покупателю.

Все прочие жилые помещения (включая установку на арендуемых объектах, домах, принадлежащих объединениям общих кондоминиумов или аналогичным организациям): Raynor® гарантирует дверные секции от дефектов материалов и изготовления, а также от износа из-за ржавчины (только снаружи) для трех ( 3) лет с даты доставки первоначальному покупателю. Raynor также гарантирует дверные секции от отслоения пенополиуретановой изоляции от стальных обшивок в течение трех (3) лет с даты поставки первоначальному покупателю.На оконные компоненты предоставляется гарантия от дефектов материалов и изготовления в течение трех (3) лет с даты поставки первоначальному покупателю. На отделочные доски дверных систем Country Manor распространяется гарантия от расслоения сроком на пять (5) лет. Гарантия на климатическое уплотнение распространяется на дефекты материалов и изготовления в течение одного (1) года с даты поставки первоначальному покупателю.

Крепежные детали и пружины

Односемейные жилые помещения: EnduraCote ™ Оборудование: Raynor® гарантирует отсутствие дефектов материалов и изготовления на все крепежные детали и пружинные компоненты, пока дом принадлежит первоначальному покупателю.

Оцинкованная фурнитура: Raynor® гарантирует отсутствие дефектов материалов и изготовления на все компоненты фурнитуры на шесть (6) лет и на пружины в течение трех (3) лет с даты поставки первоначальному покупателю.

Все прочие жилые помещения (включая установку на арендуемых объектах, домах, принадлежащих объединениям общих кондоминиумов или аналогичным организациям): EnduraCote ™ Оборудование: Raynor® гарантирует отсутствие дефектов материала и изготовления на все компоненты оборудования и пружин на три (3) лет с даты доставки первоначальному покупателю.

Оцинкованная фурнитура: Raynor® гарантирует отсутствие дефектов материалов и изготовления на все фурнитуру и компоненты пружины в течение одного (1) года с даты поставки первоначальному покупателю.

ОГРАНИЧЕНИЯ И ИСКЛЮЧЕНИЯ ГАРАНТИИ

В соответствии с условиями этой ограниченной гарантии, для любых компонентов двери, которые будут обнаружены дефектными при осмотре уполномоченным персоналом Raynor, Raynor по своему усмотрению отремонтирует или заменит дефектные компоненты двери.Затраты на оплату труда по установке или ремонту оплачиваются потребителем и должны выполняться уполномоченным дилером Raynor.

Настоящая ограниченная гарантия распространяется только на первоначального покупателя при условии, что дверь установлена ​​по месту его / ее проживания. Эта ограниченная гарантия не подлежит передаче. Эта ограниченная гарантия распространяется только на жилую недвижимость и недействительна для коммерческого использования или коммерческого использования в частном доме.

Настоящая ограниченная гарантия не распространяется на автоматизированные системы управления парковкой для систем парковки с несколькими арендаторами.

Настоящая ограниченная гарантия не распространяется на любые повреждения или ухудшение состояния двери, вызванные неправильным обращением, небрежностью, отсутствием компонентов, несчастными случаями, использованием моющих средств высокого давления, вмятинами или царапинами. Настоящая гарантия не распространяется на стружку с рельсов тележки, которая не была удалена и очищена должным образом с внешней поверхности двери, вызывая ржавчину. Отсутствие надлежащего обслуживания аннулирует данную ограниченную гарантию. Эта ограниченная гарантия не распространяется на неисправность краски, нанесенной в полевых условиях. См. Инструкции по уходу и техническому обслуживанию и инструкции по покраске.

Настоящая ограниченная гарантия не распространяется на ущерб, причиненный пожаром, стихийным бедствием, несчастным случаем, вандализмом или граффити. Повреждения или ухудшение состояния, вызванные морскими прибрежными районами (в пределах двух миль), опасными или агрессивными химическими веществами и парами, включая, помимо прочего, щелочь, кислоты, соляные кислоты, дорожную соль или солевую среду, агрессивные чистящие средства и удобрения, не покрываются эта ограниченная гарантия.

Данная ограниченная гарантия не распространяется на повреждения здания, вызванные проникновением влаги через дверь или вокруг нее.Система гаражных ворот водонепроницаема, но не водонепроницаема. Когда система гаражных ворот правильно собрана, установлена ​​и обслуживается, риск значительного проникновения воды низок.

Raynor не несет ответственности за любой косвенный или случайный ущерб.

ВСЕ ДРУГИЕ ГАРАНТИИ, ЯВНЫЕ ИЛИ ПОДРАЗУМЕВАЕМЫЕ, ВКЛЮЧАЯ ЛЮБЫЕ ГАРАНТИИ КОММЕРЧЕСКОЙ ЦЕННОСТИ, НАСТОЯЩИМ ЯВНО ИСКЛЮЧАЮТСЯ.

В некоторых штатах не допускается исключение или ограничение косвенных или случайных убытков, поэтому вышеуказанное ограничение или исключение может не относиться к вам.

Претензии в отношении дефектов материалов и изготовления, на которые распространяется данная гарантия, должны подаваться в письменной форме с подтверждением покупки и фотографиями рассматриваемого продукта дилеру, у которого продукт был приобретен, или звонить Raynor по телефону 1-800-4-RAYNOR в течение гарантийный срок. Рейнор может выбрать возврат продукта для проверки.

Эта ограниченная гарантия дает вам определенные юридические права. У вас также могут быть другие права, которые варьируются от штата к штату.

Зарегистрируйте вашу гарантию

Гостевые комнаты (B&B) Поконос | Poconos Inn & Hotel

Один из лучших отелей типа «постель и завтрак» в Поконосе

Спа-отель French Manor Inn — очаровательный каменный замок, отель типа «постель и завтрак» Poconos, расположенный на вершине горы Гекльберри в Ньюфаундленде, штат Пенсильвания.В качестве гостя французской усадьбы вы сможете полюбоваться красивыми гребнями и хребтами Северных гор Поконо. Наш элегантный отель типа «постель и завтрак» в Поконо отличается от других отелей Поконо своей уединенной и частной смотровой площадкой, отделенной от населения. Просторные, бескомпромиссные номера в сочетании с прекрасным обслуживанием делают The French Manor Inn and Spa идеальным местом для романтического отдыха в Поконос .

В нашем роскошном отеле Poconos 19 номеров премиум-класса , все с самыми лучшими удобствами и помещениями.Выберите один из номеров в Carriage House с уютной загородной атмосферой или проживайте в любом из наших трех номеров Manor в викторианском стиле. Независимо от того, какой из наших номеров вы выберете, мы гарантируем, что ваше пребывание в этой гостинице в Поконо будет наполнено бесконечным отдыхом и роскошью. Каждый из наших номеров предлагает такие удобства, как камины, гидромассажные ванны на двоих, отдельные балконы и многое другое. Наслаждайтесь современной элегантностью с нашими гидромассажными ваннами для двоих в наших роскошных спа-люксах . Удобства на территории нашего отеля Poconos включают в себя услуги премиум-класса Le Spa Foret , крытый бассейн с соленой водой и гидромассажную ванну, а также многое другое.Узнайте, что делает French Manor Inn and Spa самой известной гостиницей типа «постель и завтрак» в районе Поконос, посетив ее или посетив нашу фотогалерею .

Также на территории отеля находится наш восхитительный ресторан Pocono inn . Наши варианты питания включают элегантный обеденный зал, в котором подают изысканные блюда, более непринужденную обстановку на террасе или в кафе Hanna’s, а также туры от шеф-повара по саду. Наслаждайтесь не только роскошью и комфортом, но и вкусной кухней во время пребывания в нашем спа-центре Pocono Resort.

French Manor Inn and Spa также известен своей непосредственной близостью к лучшим достопримечательностям и мероприятиям Ньюфаундленда, Поконо и близлежащих городов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.